Божьи слова привели меня к свидетельству

29 октября 2019 г.

Сяо Минь, провинция Шаньдун

Я родилась в бедной и отсталой сельской местности и в детстве жила в тяжелых условиях, в нищете. Чтобы как можно скорее добиться лучшей жизни, выйдя замуж, я стала работать как сумасшедшая. Однако все закончилось тем, что от переутомления я заболела и из цветущей и здоровой женщины превратилась в настоящую развалину. Из-за своих недугов я постоянно испытывала боль и искала медицинскую помощь и лечение где только могла. В итоге я потратила уйму денег, но мне так и не стало лучше. Весной 1999 года две сестры проповедали мне Евангелие о работе Всемогущего Бога последних дней. Прочитав слова Всемогущего Бога, я ощутила власть и силу Божьих слов. Я знала, что ни один человек не мог бы сказать такое и что слова Всемогущего Бога — это поистине голос Божий. Я обрела абсолютную уверенность в том, что Всемогущий Бог — это вернувшийся Господь Иисус и что Он может спасти нас от всех наших страданий. Продолжая читать Божьи слова, я пришла к познанию истин и глубокому пониманию многих вещей в мире. Мой истерзанный, подавленный дух почувствовал свободу, и я постепенно исцелилась от своих болезней. Моя благодарность Богу не знала границ, и я стала активно проповедовать Евангелие и свидетельствовать о Божьей работе в последние дни.

Однако вскоре я была трижды подряд арестована режимом КПК за проповедь Евангелия, и каждый раз, когда меня арестовывали, Всемогущий Бог направлял меня, чтобы преодолеть преследование сатаны. В 2012 году во время исполнения своих обязанностей в церкви я вновь попала в ловушку этого чудовища и подверглась пыткам в дьявольских руках сатаны...

Ближе к вечеру 13 сентября 2012 года я вернулась в гостевой дом, где жила, и как обычно припарковала свой скутер и позвонила в дверь. К моему удивлению, как только я открыла дверь, четверо крепких мужчин накинулись на меня, как волки. Они скрутили мне руки за спиной и надели наручники, а затем швырнули на стул и привязали к нему. Несколько полицейских тут же стали обшаривать мою сумку... Перед лицом этого неожиданного и яростного применения силы я онемела от страха и чувствовала себя, словно жалкий ягненок, попавшийся свирепым волкам. У меня не было ни малейших сил к сопротивлению. Затем они вытащили меня наружу и затолкали на заднее сиденье черного седана. Внутри находился начальник полиции, с виду — жалкий коротышка, упивающийся собственным успехом. Он обернулся ко мне и, хитро ухмыляясь, сказал: «Ха! А знаешь, как мы тебя поймали?» Боясь, как бы я не сбежала, двое полицейских крепко держали меня с обеих сторон, будто опасного преступника. Я испытывала одновременно гнев и панику и понятия не имела, как полицейские собираются наказывать и пытать меня. Я ужасно боялась, что не смогу выдержать их пыток, превращусь в Иуду и предам Бога. Но затем я вспомнила Божьи слова: «Пока вы молитесь и часто обращаетесь ко Мне с просьбами, Я дарую вам всю полноту веры. Пребывающие во власти со стороны могут казаться устрашающими, но не бойтесь, ибо это происходит потому, что в вас мало веры. Как только вера ваша возрастет, ничто не будет слишком сложным» (Глава 75, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Слова Всемогущего Бога укрепили мою веру и придали мне сил. Постепенно они помогли мне успокоиться. «Да, — подумала я. — Неважно, насколько жестоки и свирепы эти злобные полицейские, — они всего лишь пешки в Божьих руках и они подчиняются Божьим планам. Если я буду молиться и взывать к Богу искренним сердцем, то Бог будет со мной и мне не о чем волноваться. Если эти злобные полицейские будут меня жестоко бить и пытать, то это всего лишь Божье желание испытать мою веру. Как бы они ни пытали мою плоть, они никогда не смогут заставить мое сердце перестать взирать на Бога и взывать к Нему. Даже если они убьют мою плоть, то не смогут убить мою душу, потому что все то, кто я есть, — в Божьих руках». При мысли об этом я перестала бояться беса сатану и обрела твердую решимость свидетельствовать о Боге. Поэтому я воззввала к Богу в своем сердце: «О Всемогущий Бог! Что бы они ни сделали со мной сегодня, я готова ко всему. Пусть плоть моя слаба, но я желаю жить, полагаясь на Тебя, и не дать сатане ни единого шанса использовать меня. Пожалуйста, защити меня, позволь мне не предать Тебя, позволь не стать позорным Иудой». Пока мы ехали в автомобиле, я мысленно пела один из церковных гимнов: «По святому плану Его я встречаю уготованные мне испытания. Разве могу я сдаться или скрыться? Божья слава — прежде всего. Божьи слова во времена невзгод ведут меня и совершенствуют веру. Я всецело предан Богу и смерти нисколько я не боюсь. Его воля всегда превыше всего...» («Я лишь прошу, чтобы Божье сердце было довольно» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Пока я пела про себя, мое сердце исполнилось неистощимой силой и я обрела решимость полагаться на мудрость и силу, которые мне давал Бог, чтобы сражаться с сатаной до самой смерти. Когда меня привели в комнату допросов, я с удивлением увидела, что там уже были сестра, которая исполняла в церкви те же обязанности, что и я, еще одна сестра, с которой мы вместе жили в гостевом доме, и церковный лидер. Их всех тоже поймали! Один из полицейских офицеров увидел, как я смотрю на своих сестер по церкви. Он пригвоздил меня взглядом и выругался: «Чего вытаращилась? Заходи!» Чтобы не позволить нам переговариваться друг с другом, полицейские заперли нас в разных комнатах для допросов. Они грубо обыскали меня, расстегнули у меня пояс и обшарили с ног до головы. Это выглядело грубо и оскорбительно, и я увидела, насколько поистине порочными, отвратительными и подлыми были эти бесовские прислужники режима КПК! Меня охватило бешенство, но мне пришлось сдержать свою ярость, поскольку в этом чудовищном логове не было места здравомыслию. После того как у меня конфисковали новый скутер, который принадлежал церкви, и более 600 юаней, которые у меня были при себе, мне начали задавать вопросы: «Как тебя зовут? Какая у тебя должность в церкви? Кто твой руководитель? Где он сейчас?» Я ничего не отвечала, поэтому полицейский начал на меня рычать: «Ты что, думаешь, мы сами не узнаем, если ты нам не скажешь? Да ты понятия не имеешь, на что мы способны! Тебе следует знать, что мы арестовали и всех твоих высших руководителей!» Дальше он начал перечислять имена и спрашивать, знаю ли я этих людей. Меня продолжали допрашивать: «Где хранятся церковные деньги? Скажи нам!» Я отказывалась отвечать, повторяя: «Я никого не знаю! Я ничего не знаю!» Когда они увидели, что первый этап допроса ни к чему не привел, то решили достать свой козырь и начали по очереди допрашивать и пытать меня, чтобы сломить мой дух. Полицейские допрашивали и пытали меня без остановки три дня и четыре ночи. В течение этого тяжелого испытания я изо всех сил вызывала к Богу, и Божьи слова направляли меня: «Ты не должен бояться того и этого. Сколько бы трудностей и опасностей ни представало пред тобой, ты должен сохранять спокойствие предо Мной; и пусть ничто не препятствует тебе, чтобы могла исполняться Моя воля. Это будет твоим долгом... Не бойся; с Моей поддержкой, кому когда-либо удавалось преградить путь? Помни это! Помни! Все, что происходит, есть Мое благое намерение, и все пребывает под Моим надзором» (Глава 10, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). «Да! — думала я. — Всемогущий Бог — моя крепкая башня, и с твердой поддержкой Всемогущего Бога мне нечего бояться! Пока у меня достает веры, чтобы сотрудничать с Богом, я верю, Бог поможет мне преодолеть сатанинские искушения и проведет меня через это трудное время».

Поскольку в первый день полицейским не удалось вытянуть из меня нужную информацию, от стыда они разозлились и их начальник свирепо бросил в мою сторону: «Я не собираюсь поддаваться на ее упрямство. Пытать ее!» Когда он это произнес, дух мой ослабел во мне, и я испугалась, встревожась о том, что уже даю трещину под натиском их пыток. Все, что я могла, — это искренне взывать к Богу: «О Всемогущий Бог! Я чувствую себя такой слабой, и силы покинули меня. Но полиция хочет пытать меня, а я на самом деле не знаю, смогу ли выдержать. Пожалуйста, будь со мной и дай мне сил». Полицейские взяли меня за руки, которые все еще были скованы наручниками и находились у меня за спиной, и прицепили их к сломанному столу, а затем заставили меня принять позу полуприседа. Они враждебно пожирали меня глазами и давили на меня вопросами: «Где твой руководитель? Где все церковные деньги?» Им просто не терпелось, чтобы я сломалась под давлением этой пытки и капитулировала перед ними. Спустя полчаса подобных пыток со стороны злобных полицейских у меня стали болеть и трястись ноги. Сердце тяжело стучало, и руки тоже ужасно болели. Я была на пределе и чувствовала, что не продержусь больше ни мгновения, поэтому я от всего сердца воззвала к Богу: «О Всемогущий Бог! Пожалуйста, спаси меня. Я больше не выдержу. Я не хочу предать Тебя, как Иуда. Пожалуйста, защити меня». В тот самый момент мне на память пришли слова Бога: «За каждым шагом, предпринимаемым Богом в вас, стоит пари сатаны с Богом — за всем этим стоит битва... Когда Бог и сатана сражаются в духовной сфере, как тебе следует угождать Богу и быть твёрдым в своём свидетельстве о Нём? Ты должен знать, что всё, происходящее с тобой, является великим испытанием. И это время, когда Бог нуждается в том, чтобы ты нёс свидетельство» («Только любовь к Богу есть подлинная вера в Бога» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова пробудили меня и помогли осознать, что сатана мучил меня таким образом, чтобы заставить предать Бога и перестать стремиться к истине. Это была схватка в духовной сфере: сатана пытался искусить меня, а Бог меня испытывал. Это был тот самый момент, когда Богу нужно было от меня свидетельство. Бог питал определенные ожидания от меня, и за мной сейчас наблюдало множество ангелов, но наблюдал также и бес сатана — и все ждали, чтобы я провозгласила свою позицию. Я просто не могла безропотно сдаться и подчиниться сатане. Я знала, что должна позволить Богу совершить через меня Свою работу, дабы угодить Божьей воле. Согласно непреложному принципу, это был мой долг сотворенного существа — мое призвание. В этот решающий миг мое отношение и поведение могли прямо повлиять на мою способность нести победное свидетельство о Боге и, более того, — на мою способность стать свидетельством того, что Бог разгромил сатану и обрел славу. Я знала, что не могу огорчить Бога или разочаровать Его, и не могла позволить, чтобы причинявшие мне страдание коварные замыслы сатаны увенчались успехом. Размышляя над этим, я неожиданно почувствовала прилив сил и твердо сказала: «Можете забить меня до смерти, но я все равно ничего не знаю!» В тот самый момент в комнату вошла женщина-полицейская. Увидев меня, она сказала: «Быстро опустите ее. Чего вы добиваетесь — убить ее хотите? Если с ней что-то случится, отвечать сами будете!» Сердцем я знала, что Всемогущий Бог услышал мои молитвы и уберег меня от вреда в момент опасности. Когда злобные полицейские опустили меня, я тут же повалилась на пол. Я не могла стоять, руки и ноги совершенно утратили чувствительность. Мне едва хватало сил дышать, конечностей я совершенно не чувствовала. Тогда мне стало так страшно, что из глаз не переставая полились слезы. Я думала: «Неужели я останусь калекой?» Тем не менее, злобные полицейские не отпускали меня. Меня подхватили под руки с обеих сторон, потащили, как труп, к сломанному стулу и швырнули на него. Один из полицейских угрожающе произнес: «Если не заговорит — вздерните ее на веревке!» Тут же другой злобный полицейский достал тонкую нейлоновую веревку и привязал мои закованные в наручники руки к трубе радиатора. Руки у меня тут же вытянулись, распрямившись сзади, и вскоре спину и плечи стало ломить от боли. Злобные полицейские продолжали задавать мне вопросы: «Ты собираешься рассказывать то, что мы хотим узнать?» Я по-прежнему ничего не отвечала. Они так разозлились, что выплеснули мне в лицо чашку воды со словами, что это для того, чтобы разбудить меня. К тому времени я уже была замучена до такой степени, что у меня не осталось ни капли сил, а глаза так устали, что я не могла даже открыть их. Видя, что я все так же молчу, один из злобных полицейских подло и бесстыдно стал пытаться руками открыть мне глаза, чтобы посмеяться надо мной. Спустя несколько часов допросов и пыток злобные полицейские исчерпали все мыслимые уловки, но их попытки заставить меня говорить снова потерпели неудачу.

Видя, что вопросами ничего из меня не вытянуть, злобные полицейские решили воплотить дьявольский замысел. Они пригласили из города некого «специалиста по допросам», как он сам себя именовал, чтобы тот со мной разобрался. Меня отвели в другую комнату и приказали сесть в металлическое кресло, затем крепко привязали цепями мои лодыжки к ножкам кресла, а руки — к его ручкам. Чуть позже в комнату вошел элегантный мужчина в очках и с портфелем. Он широко улыбнулся мне и, притворяясь вежливым, снял цепи, связывавшие мои руки и лодыжки с креслом, и пригласил меня сесть на койку, стоявшую возле стены. Мгновение — и он уже наливал мне воды в чашку и угощал сладостями. Он подошел ко мне и сказал с притворным дружелюбием: «Зачем так мучиться? Ты столько выстрадала, но на самом деле это того не стоит. Расскажи нам то, что мы хотим знать, и все будет в порядке...» Столкнувшись с новой ситуацией, я не знала, как мне следует сотрудничать с Богом, и поэтому поспешно помолилась в душе Богу и попросила Его просветить и направить меня. Тут же мне вспомнились слова Всемогущего Бога: «ты должен переносить любые испытания и принимать все, что исходит от Меня. Ты должен следовать всему, что делает Святой Дух для того, чтобы вести тебя. Ты должен обладать сильным духом и способностью распознавать предметы. Ты должен понимать людей и не идти слепо за другими, должен сохранять ясное духовное зрение и обладать глубоким знанием вещей» (Глава 18, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова показали мне путь практики и помогли осознать, что дьявол всегда остается дьяволом и не может изменить свою демоническую богоборческую и богоненавистную сущность. Какую бы тактику они ни использовали — кнут или пряник — у них всегда одна цель: заставить меня предать Бога и отречься от истинного пути. Благодаря предупреждению Божьих слов я стала различать коварные замыслы сатаны, мой разум просветлел, и я смогла устоять. Тогда тот человек, что вел допрос, сказал мне: «Правительство КПК запрещает людям верить в Бога. Если ты будешь продолжать верить во Всемогущего Бога, то вся твоя семья пострадает, и это негативным образом скажется на будущем, на перспективах трудоустройства и работы на госслужбе для детей в твоей семье. Тебе стоит тщательно это обдумать...» После этих его слов внутри меня поднялась буря, и я встревожилась вдвойне. В тот самый момент, когда я начала сбиваться с пути, неожиданно мне подумалось о переживаниях Петра, когда он с успехом свидетельствовал о Боге перед сатаной. Петр всегда пытался понять Бога, какие бы коварные ловушки ни устраивал ему сатана. Поэтому глубоко в сердце я устремила взор к Богу и доверила все Ему в поисках Его воли. Я даже не заметила, как мне на память пришли слова Всемогущего Бога: «Только Бог утешает человечество, и только Бог заботится о нём днём и ночью. Развитие и прогресс человеческого общества неотделимы от Божьего владычества, а история и будущее человечества неразрывно связаны с замыслами Божьими... Только Богу известны судьбы страны или народа, и только Бог управляет курсом всего человечеств» («Бог руководит судьбой всего человечества» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова наполнили меня светом. «Да! — подумала я. — Бог — Творец, и судьба человечества в Божьих руках. Бес сатана принадлежит к роду, который противится Богу. Если они не в состоянии изменить даже собственную участь — то, что им уготован ад, — то каким образом они могут управлять судьбой человека? Судьба человека предопределена Богом, и какой бы работой ни занимались в будущем мои дети, какие бы у них ни были перспективы — все это зависит от Бога, и сатане никоим образом не подвластно». Размышляя так, я смогла еще яснее увидеть, как отвратительны и бесстыдны сатана и его бесы. Ведь чтобы заставить меня отречься от Бога и отвергнуть Его, они применяли коварные и подлые тактики, этакие «игры разума», с целью сбить меня с толку и одурачить. Если бы не своевременное просвещение и водительство Всемогущего Бога, я была бы уже повергнута и поймана в ловушку сатаны. Но теперь, когда я осознала, насколько отвратителен и порочен сатана, моя твердая решимость не поддаваться на его коварные замыслы окрепла. В конце концов злобный полицейский растерялся и, не зная, что еще предпринять, уныло ретировался.

На третий день полицейский начальник увидел, что выудить информацию из меня не удалось, и пришел в ярость, сетуя на некомпетентность своих подчиненных. Он подошел ко мне и, невесело улыбаясь, заговорил с сарказмом: «Что же это ты все никак не расколешься? Да за кого ты себя принимаешь — за Лю Хулань? Ты думаешь, худшее уже позади, так что тебе не страшно, а? Что же твой Всемогущий Бог не придет и не спасет тебя?..» Все это он говорил, пугая меня тем, что размахивал у меня перед лицом небольшим электрошокером, который потрескивал и мигал голубым светом. Затем он указал пальцем на большой электрошокер, находившийся в тот момент на подзарядке, и произнес с угрозой в голосе: «Видишь это? Этот маленький электрошокер скоро разрядится. Я тут же воспользуюсь большим электрошокером с полным зарядом и буду пытать тебя током — посмотрим, не заговоришь ли ты! Я-то знаю, что ты тогда тут же заговоришь!» Я взглянула на большой электрошокер и поневоле запаниковала: «Этот злобный полицейский такой свирепый и осатанелый. Убьет ли он меня в конце концов? Смогу ли я выдержать такую пытку? Не замучит ли он меня током до смерти?» В тот момент мой разум заполонила слабость, трусость, боль и беспомощность... Я поспешно воззвала к Богу: «О Всемогущий Бог, пусть моя плоть испытывает сильную боль и неимоверно слаба, я все равно не желаю предоставлять сатане то, что он хочет. Моя плоть низменна и никчемна, и все, чего я хочу, — это чтобы Ты обрел и принял мое сердце. Пожалуйста, защити меня и сохрани от предательства по отношению к Тебе, чтобы я не превратилась в вероломного Иуду». Пока я взывала к Богу, мне на память пришли несколько строк из гимна Божьих слов: «Вера подобна мосту из одного бревна. Униженно цепляющимся за жизнь будет трудно пройти его, но те, кто готов пожертвовать собой, могут перейти его без волнений. Если мысли наши робкие и боязливые, нас дурачит сатана, который боится, что мы пересечем мост веры, чтобы войти в Бога» («Пусть Бог владычествует над всем нашим существом» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Я также вспомнила такие слова Господа Иисуса: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10:28). Божьи слова вызвали у меня поток слез — я была необыкновенно тронута. Мое сердце воспылало силой, как пожаром. «Даже если я сегодня умру, — подумала я, — чего мне бояться? Смерть за Бога — это славное дело, и я все отдам, чтобы бороться с сатаной до самой смерти!» В то же мгновение мне вспомнились строки из другого гимна Божьих слов: «Мучительное страдание, которое терзало Иисуса по дороге в Иерусалим, можно уподобить тому, будто в сердце Его вонзили нож и провернули там, однако у Иисуса не было ни малейшего намерения отказаться от Своего слова; неизменно присутствовала могучая сила, побуждавшая Его двигаться вперед, — туда, где Он будет распят. В конце концов Иисуса пригвоздили ко кресту, и Он уподобился греховной плоти, завершив труд искупления человечества» («Равняйся на Господа Иисуса» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Сердцем я пела снова и снова, и слезы градом катились у меня по щекам. Сцена распятия Господа Иисуса Христа разыгралась прямо перед моими глазами. Фарисеи насмехались на Господом Иисусом, поносили и злословили Его. Палач бичевал Его плетью со стальным наконечником до тех пор, пока тело Его не покрылось синяками и порезами, и в конце концов Он был жестоко распят на кресте. И все же Он ни разу не произнес ни звука... Все, через что прошел Господь Иисус, Он вынес ради Своей любви к человечеству, и любовь эта превзошла Его любовь к собственной жизни. В тот момент мое сердце было вдохновлено и тронуто Божьей любовью, и я исполнилась необыкновенной силой и верой. Я чувствовала, что больше ничего не боюсь, что умереть за Бога — это слава, в то время как стать Иудой будет означать величайший позор. К моему удивлению, когда я решила, что буду твердо свидетельствовать о Боге, пусть даже и ценой собственной жизни, Бог снова помог мне избежать тисков смерти и открыл для меня выход. В тот момент в комнату вбежал злобный полицейский со словами: «На городской площади беспорядки, нам нужно мобилизовать силы полицейских, чтобы подавить их и восстановить общественный порядок!» Злобные полицейские поспешили туда. Ко времени их возвращения была уже поздняя ночь, и у них больше не было сил допрашивать меня. Они лишь угрожающе бросили мне: «Раз не говоришь, отправим тебя в центр содержания под стражей!»

На утро четвертого дня злобные полицейские сфотографировали меня и повесили мне на шею большой квадратный знак с моим именем, нанесенным кистью. Я была словно осужденный преступник, а злобные полицейские насмехались и глумились надо мной. Это было необыкновенно унизительно, и я почувствовала внутреннюю слабость. Однако я осознала, что мой разум устремился в неверном направлении, и поспешно воззвала в сердце к Богу: «Боже! Пожалуйста, защити мое сердце и надели меня способностью познавать Твою волю и не попадаться в ловушку коварных замыслов сатаны». После молитвы мне ясно вспомнился отрывок из Божьих слов: «Будучи сотворенными существами, вы, конечно, должны поклоняться Богу и стремиться к жизни, наполненной смыслом... Будучи сотворенным существом, вы должны прилагать усилия во имя Бога и переносить все страдания. Вам следует радостно и с уверенностью принимать те небольшие страдания, которым вы подвергаетесь сегодня, и жить полной смысла жизнью, подобно Иову, подобно Петру... Вы являетесь такими людьми, кто стремится к истинному пути, кто ищет улучшения. Вы являетесь такими людьми, которые поднимаются среди нации большого красного дракона, теми, кого Бог называет праведниками. Разве не это есть наиболее осмысленная жизнь?» («Практика (2)» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова несли в себе власть и могущество, они наполнили мое сердце светом и рассеяли тьму, наделили меня способностью постигать смысл и ценность жизни. Они позволили мне понять, что самое значимое и стоящее в жизни — это быть способной как творение стремиться к истине и жить, чтобы поклоняться Богу и угождать Ему. Оказаться сегодня под арестом за свою веру в Бога, пережить все это унижение и боль и быть способной разделить все тяготы и войти в Царство Христа — это не позор, а слава. Сатана не поклоняется Богу. Напротив, он делает все возможное, чтобы помешать Богу и остановить Его работу, а это и есть наивысший позор и мерзость. Размышляя над этим, я исполнилась силы и радости. Злобные полицейские, увидев улыбку на моем лице, в изумлении уставились на меня и спросили: «Чему это ты радуешься?» Я уверенно и решительно ответила: «У человека есть все основания верить в Бога и поклоняться Богу. В этом нет абсолютно ничего неправильного. Отчего же мне не радоваться?» Благодаря Божьему водительству я снова смогла положиться на Бога и победить сатану.

Затем меня перевели в центр содержания под стражей. Там все было еще мрачнее и ужаснее, и мне казалось, что я сошла в какой-то ад. За каждым приемом пищи мне давали небольшой черный кусочек распаренного хлеба и немного вареной китайской капусты в миске пустого бульона с несколькими овощными листьями, плавающими на поверхности. С утра до вечера я была жутко голодна, мой желудок взывал о пище. Однако, несмотря на все это, я еще должна была работать, как вьючное животное, и если я не выполняла свою норму, то меня били или заставляли в качестве наказания стоять на дежурстве. Поскольку эти издевательства продолжались изо дня в день, я была вся с головы до ног покрыта синяками и ранами. Мне было трудно даже ходить, но надзиратели все равно заставляли меня носить тяжелые груды медной проволоки. От такой тяжкой работы моя покалеченная спина невыносимо болела, и единственное, на что я была способна в конце дня, — это забраться в свою постель. Но по ночам злобные полицейские заставляли меня караулить других заключенных, и такой непомерный и изнурительный труд был невыносим. Однажды ночью, стоя в наряде, я воспользовалась отсутствием злобных полицейских и потихоньку присела на корточки в надежде немного отдохнуть. Однако неожиданно злобный полицейский в комнате наблюдения увидел меня через видеокамеру и ворвался ко мне с криком: «Кто разрешил тебе садиться?» Одна из заключенных прошептала мне: «Скорее извинись перед ним, иначе он заставить тебя „спать на деревянной кровати”». Под этим она подразумевала пытку следующего вида: в камеру заключенного приносят деревянное дверное полотно, к которому его приковывают за ноги и за руки, а также притягивают веревкой за запястья. Таким образом заключенный оказывается привязан к этому полотну и в течение двух недель не может пошевелиться. Услышав это, я исполнилась гнева и ненависти, но я знала, что нельзя проявлять даже малейший признак сопротивления. Все, что мне оставалось, — проглотить свой гнев и хранить молчание. Я считала, что такое издевательство и пытки невыносимы. В ту ночь я лежала на своей холодной как лед кровати и плакала от несправедливости всего происходящего. Мое сердце наполнил ропот и требования в адрес Бога. Я думала: «Когда же все это закончится? Даже одного дня в этом адском месте уже слишком много». А затем я вспомнила Божьи слова: «Если ты понимаешь значение человеческой жизни, и ты стал на верный путь человеческой жизни, и в будущем, независимо от того, как Бог отнесется к тебе, ты подчинишься Его планам без всяких жалоб или предпочтений, и у тебя не будет к Богу никаких требований, тогда ты будешь ценным человеком» («Как следует проходить последний отрезок пути» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова заставили меня устыдиться. Я вспомнила, как всегда говорила, что выдержу ради Бога любую боль, что всегда и во всем буду послушной Богу, как Петр, и неважно, насколько велики страдания или невзгоды, и что я не буду принимать решений или выдвигать требований ради себя самой. Однако, когда меня постигли гонения и невзгоды и мне пришлось страдать и платить цену, я оказалась совершенно неспособной воплощать свои слова в жизнь. Меня переполняли вздорные требования к Богу и бунт против Него, и все, чего мне хотелось, — это выбраться из возникших затруднений, чтобы моя плоть перестала страдать. Как бы я смогла обрести истину и жизнь, которую мне давал Бог, в таком состоянии? Лишь тогда я наконец осознала благие намерения Бога: Бог допустил, чтобы меня постигли несчастья, с целью испытать мою решимость претерпевать страдания и чтобы позволить мне научиться в страданиях быть послушной, чтоб я смогла подчиниться Божьим планам и стать достойной получить Его обетование. Все, что делал со мной Бог, делалось из любви, ради моего спасения и ради того, чтобы превратить меня в истинного человека. С той поры мое сердце обрело свободу, и я больше не чувствовала себя обиженной или страдающей. Все, чего я хотела, — это подчиниться Божьим планам и обустройствам, по-настоящему сотрудничать с Богом в этой ситуации и стремиться обрести истину.

Через месяц, несмотря на то, что от меня так и не добились показаний, полиция меня выпустила. Тем не менее, меня заклеймили обвинением в «угрозе обеспечению правопорядка и принадлежности к зловредной секте», чтобы ограничить мою личную свободу. Мне было запрещено в течение года покидать провинцию и муниципалитет, и я должна была быть готовой явиться в полицию по первому сигналу или звонку в любой момент, когда им захочется меня видеть. Лишь вернувшись домой, я обнаружила, что полиция похитила все мои вещи, оставленные в гостевом доме. Кроме того, они, словно разбойники, обшарили мой собственный дом и угрожали моей семье, требуя передать им 25 000 юаней, чтобы меня выпустили. Моя свекровь не выдержала этого ужаса, и у нее случился сердечный приступ. Она восстановилась лишь после того, как оказалась в больнице и прошла лечение стоимостью свыше 2000 юаней. В конце концов моей семье пришлось обратиться ко всем знакомым с просьбой занять денег. Им удалось наскрести для полиции 3000 юаней, и только тогда меня выпустили. Из-за жестоких пыток, которым подвергли меня злобные полицейские, мое тело страдает от тяжелых последствий. Руки и ноги у меня часто опухают и воспаляются из-за перенесенных во время заключения тяжелых нагрузок. Я не могу поднять даже двух с половиной килограммов овощей или постирать свою одежду, и я полностью утратила трудоспособность. Жестокое гонение, которому я подверглась со стороны режима КПК, заставило меня еще больше ненавидеть сатану — я ненавижу этого противоборствующего и богохульного беса сатану.

Пережив эти гонения и невзгоды, я по-настоящему оценила реальную практичность и мудрость Божьей работы. Когда я страдала, Бог мало-помалу внушал мне истину и тем самым даровал мне способность оставить тьму позади, избежать смерти и обрести свободу и освобождение в истине. Вот так, снова и снова, во всех гонениях и невзгодах, что причинил мне сатана, Бог вел меня, чтобы я одержала на сатаной победу. Он позволил мне обрести полив и обеспечение Его слов, чтобы я познала истину и выработала способность к различению, и Он закалял мою волю, совершенствовал мою веру, учил меня смотреть и полагаться на Него, так что моя жизнь постепенно возросла и стала зрелой. Я поистине узрела, что Бог уже одержал победу и что сатана уже потерпел поражение, точно так, как поется в этом гимне Божьих слов: «Доказательство постепенного крушения великого красного дракона можно видеть в продолжающемся созревании людей. Это может с очевидностью наблюдать каждый. Созревание людей — это признак кончины врага. Вот, что значит вести этот бой, вести этот бой, вести этот бой. Когда все люди придут, чтоб узнать Бога во плоти, когда они смогут увидеть дела, что Бог вершит во плоти, тогда логово, где обитает великий дракон, обратится в прах и исчезнет бесследно, исчезнет во веки веков» («Великий красный дракон приходит в упадок по мере роста Божьих людей» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»).

Во время чтения и просмотра, если у вас появились вопросы, непонятные места или другие мнения, пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы вместе обсудить это.

Похожие темы

Чудеса в жизни

Всемогущий Бог говорит: «Сила Божьей жизни может одолеть любую силу, более того, она превосходит любую силу. Его жизнь вечна, Его сила...

Возвышение через мрак угнетения

Мо Чжицзянь Провинция Гуандун Я родился в бедной, отдаленной горной местности, жители которой на протяжении многих поколений возжигали...

Битва против промывания мозгов

Автор: Чжао Лян (Китай) Когда полиция Коммунистической партии Китая арестовала меня за веру, мне было 19 лет. Чтобы я отрекся от Бога и...