Из-за гонений и страданий я стала еще больше любить Бога

29 октября 2019 г.

Лю Чжэнь, провинция Шаньдун

Меня зовут Лю Чжэнь. Мне 78 лет, и я просто обычная христианка в Церкви Всемогущего Бога. Я благодарна Всемогущему Богу за то, что Он избрал меня — пожилую деревенскую женщину, ничем не примечательную в глазах мира. Когда я приняла работу Всемогущего Бога последних дней, то стала каждый день молиться Богу, слушать декламации Божьего слова, ходить на собрания и общаться с братьями и сестрами, и постепенно начала понимать некоторые истины и кое-что ясно осознала. Меня наполнила радость, и жила я в таком счастье, какого никогда прежде не знавала. Поскольку я старенькая и ходить мне тяжело, я не могла выходить из дому, чтобы посещать собрания церкви, так что братья и сестры из заботы обо мне проводили собрания у меня дома. Ни разу они не пропускали собрание из-за зимней стужи или летней жары, ни ветер, ни дождь, ни снег ни разу им не помешали навестить меня и проявить заботу, хоть я и простая старушка. Особенно, когда мы читали Божье слово, — если я чего не пойму, они всегда со мною терпеливо общались о нем, никогда меня не игнорировали и не смотрели на меня сверху вниз. А я этим была глубоко тронута, потому что если бы не Божья любовь, то кто бы ко мне проявлял такое терпение и теплоту? Общаясь с братьями и сестрами, я видела, что они сильно отличаются от мирских людей. Они проявляли снисходительность и любовь, умели открывать свои сердца и относиться друг к другу со всей искренностью, и ничто их не разделяло и не отдаляло друг от друга. Они были как члены одной семьи, и это придавало мне еще больше уверенности в истинности работы Всемогущего Бога. Когда я постигла больше истин, то осознала, что должна исполнять свой долг сотворенного существа, поэтому сказала церкви: хочу взять на себя какие-то обязанности. Но большинство обязанностей я не могла выполнять по своему возрасту, так что церковь поручила мне принимать собрания у себя дома. Я согласилась и была благодарна Богу за то, что Он назначил мне обязанность такую, что как раз была мне по силам. И вот, с братьями и сестрами я очень хорошо ладила, и мне стало куда легче — и телом, и умом. Кое-какие болезни, что у меня были, тоже стали проходить, так что я еще больше была благодарна Всемогущему Богу за Его благость и милосердие.

Только хорошая пора длилась недолго, потому что один негодяй донес на братьев и сестер в нашей деревне и на меня. Всех братьев и сестер в деревне арестовала полиция, а меня секретарю деревенского парткома велели доставить в полицейский участок. Как я вошла, полицейские меня спросили: «Давно ты веришь в Бога? Почему веришь в Бога?» Я им сказала: «Верить в Бога — это неизменный принцип. Читая каждый день Божье слово, мы можем постичь много истин, поступая во всем по слову Божию, — стать хорошими людьми и идти в жизни правильным путем. Верующие в Бога никого не бьют, не ругают, законы мы всегда соблюдаем, — что ж плохого в том, чтобы верить в Бога? Почему вы нас арестовываете?» Офицер посмотрел на меня презрительно и резко спросил: «Кто тебе проповедал Евангелие? Есть еще в твоей семье верующие?» Я ответила, что из всей семьи верую только я одна. Они увидели, что ничего от меня не узнают, поэтому в тот же день освободили. Я ушла и все удивлялась, почему же меня так легко отпустили. Только когда добралась домой, выяснила, что мои родные, узнав, что меня забрали в полицейский участок, воспользовались своими знакомствами и заплатили полицейским за мое освобождение 3000 юаней. Но все равно полицейские сеяли раздор между мной и моей семьей, потому что моим близким велели сделать так, чтобы я больше не верила в Бога. Невестка из-за этого поссорилась с моим сыном и угрожала, что если я продолжу верить, покончит с собой — выпьет пестицид. Тогда-то я и поняла, что коммунистическая полиция вся насквозь гнилая. У нас ведь в семье был раньше полный мир, а они все так взбаламутили, что мы все готовы были друг другу в горло вцепиться! Я верила в единого истинного Бога, сотворившего все на небе и на земле, а сегодня Всемогущий Бог пришел спасти нас тем, что просит нас постигать истину, жить человеческим подобием, говорить и поступать в соответствии с нашей совестью и с тем, что правильно, и не поступать против нашей человечности или морали. И я всего-то сидела у себя дома, читала слово Божье, проводила собрания и исполняла свой долг, а коммунистическая полиция меня оклеветала и предъявила обвинение в том, что я-де «нарушаю общественный порядок». Все факты они нагло перевирали, нарочно передергивали истину, по собственному произволу обвиняли людей в преступлениях, которых вовсе не было! Вот уж взаправду мерзок сатана. Ничего там не было, кроме наглого поклепа да злобного оговора. Полиция узнала от доносчика, что я принимаю у себя в доме встречи братьев и сестер, и уж после этого не оставляла меня в покое. Вскоре меня доставили в участок для допроса и угрожали, говоря: «Скажи нам имена своих церковных лидеров и тех, кто бывает у тебя на собраниях. Не скажешь — посадим в тюрьму!» Я уверенно и смело ответила: «Ничего я не знаю! И сказать мне вам нечего!» Полицейские так взбесились, что и словами не опишешь, но поскольку Бог меня охранял, они и пальцем меня тронуть не посмели.

Из участка меня отпустили, но продолжали за мной следить в пустой надежде, что смогут воспользоваться мной как наживкой, чтобы поймать «большую рыбу». Я боялась подставить под удар своих братьев и сестер, так что больше не осмеливалась поддерживать связь с ними и поэтому выпала из церковной жизни. А без церковной жизни на сердце у меня сделалось пусто и бесприютно, и я постепенно отстранилась от Бога. Каждый день я проживала в панике и ужасе, очень боялась, что за мной опять придут из полиции. Раньше я все дни проводила, слушая слово Божье, «Проповеди и беседы», а теперь это было невозможно, потому что если меня видели за молитвой или даже если я просто произносила слово «Бог», тут же родные начинали мне во все уши предъявлять претензии. Невестка со мною все время говорила холодно из-за того, что полиция меня оштрафовала, а муж и сын бранили на каждом шагу. Семья, которая когда-то поддерживала мою веру во Всемогущего Бога, теперь перечила мне и преследовала, как только могла. От этого мне было очень грустно, духом я была сильно подавлена и жила в такой тьме и боли, каких никогда прежде не знала. Поскольку я лишилась возможности слушать слово Божье и не могла общаться с братьями и сестрами, мой дух был невероятно иссушен. Каждую ночь я ворочалась в постели и не могла уснуть, часто скучала по тем счастливым временам, что проводила во встречах со своими братьями и сестрами. В такие моменты я ненавидела режим КПК. Это ведь он причинил мне такое несчастье, из-за него я утратила право сотворенного существа на то, чтобы свободно верить в Бога и поклоняться Ему, из-за него я лишилась церковной жизни, он не дает мне общаться с братьями и сестрами о слове Божьем и выполнять обязанности. И я, несчастная, могла только тихонько молиться Богу: «Боже! Я живу во тьме, я чувствую то, как иссох мой дух, а хочу жить церковной жизнью со своими братьями и сестрами. Боже! Пожалуйста, открой мне путь!»

Вот так я представала перед Богом и продолжала взывать к Нему, и Бог взаправду внял молим молитвам, потому что Он устроил так, что братья и сестры меня навестили. Одна из сестер знала, что я часто хожу на поле собирать хлопок, так что тайком пришла туда, чтобы повидать меня, и мы договорились, когда там же будем устраивать встречи. Каждый раз, когда мы встречались, я рано поутру выходила за хлопком, а пока все обедали, присаживалась вместе с сестрой на корточки прямо в поле, чтобы читать Божье слово. Видеть сестру было как повстречаться с давно потерянной родственницей. Я не могла унять слез радости. Я ей рассказывала о несправедливостях и горе, которое перенесла, и о том, как меня не понимают родные. А она меня утешала, пока Божьи слова орошали меня, и общалась со мной о Божьей воле. Мое состояние стало постепенно улучшаться. Вот так из-за преследований режимом КПК я могла проводить встречи, только сидя на корточках посреди хлопкового поля. Однажды мы читали такой отрывок из Божьего слова: «Среди вас нет ни одного человека, который получает защиту со стороны закона; напротив, закон вас карает, но еще труднее то, что никто не понимает вас, — будь то ваши родственники, родители, друзья или коллеги. Никто вас не понимает. Когда вас Бог отвергает, вы никак не можете и далее жить на земле. Однако даже при этом люди не в состоянии оставить Бога; в этом значимость завоевания людей и в этом Божья слава... Благословения нельзя получить за один или два дня; их нужно заработать через огромную жертву. То есть, вы должны обладать переплавленной любовью, великой верой и теми многими истинами, достичь которых вас просит Бог. Помимо этого, вы должны обрести способность обращать свое лицо к справедливости и никогда не трусить и не поддаваться, и вы должны обладать неизменной и неослабной любовью к Богу. От вас требуется решимость, равно как и перемена в жизненном характере; необходимо исцелить ваше прельщение, и вы должны безропотно принимать все Божье управление и даже быть послушными до самой смерти. Вот то, чего вам надлежит достигнуть. Это — конечная цель Божьей работы и те требования, которые Бог предъявляет к данной группе людей» («Так ли прост Божий труд, как представляет себе человек?» в книге «Слово является во плоти»). Бог дал мне понять, что нынешнее мое страдание — это то, что мне надлежит перенести. Китай — это страна, которой правит атеизм, где верующих в Бога подвергают преследованиям и позору, но это страдание — временное и ограниченное, и Бог заботливо обустроил его для того, чтобы усовершенствовать мою веру и послушание Ему, чтобы в будущем я могла лучше принимать Божье обещание и благословения. И никаких желаний у меня теперь больше не было, потому что мне хватало одного — того, что у меня был Бог. Тогда же я увидела то, что составленные компартией компартией законы — лишь коварство для обмана людей. Внешнему миру они заявляют, будто поддерживают религиозную свободу, а на самом деле верующие в Бога даже не имеют права читать Божье слово или устраивать собрания. Власти попросту не терпят существования верующих в Бога и не позволяют людям следовать за Богом или идти правильным путем в жизни. Как и говорится в словах Всемогущего Бога: «Религиозная свобода? Законные права и интересы граждан? Это все уловки для сокрытия греха!» («Работа и вхождение (8)» в книге «Слово является во плоти»). Небеса и земля, что сотворил Бог, так огромны, но в Китае верующим в Бога нет даже ни пяди земли. Всякого, кто верит в Бога, коммунисты подвергают арестам и гонениям, свободу ограничивают. Больше всего на свете компартия хочет перебить всех верующих в Бога и сделать Китай безбожной страной. Какая же КПК развратная, злая и реакционная! Примирить ее с Богом никак не возможно, она — враг Божий, не способный сносить Его существование!

И вот я продолжала втайне встречаться с сестрой на хлопковом поле. Но время шло, скоро должна была настать зима. Листья хлопчатника завяли и опали, и на поле больше негде было укрыться, чтобы устраивать встречи. Поэтому я снова оказалась без братьев и сестер, с кем можно было бы общаться о Божьем слове. Сперва мне удавалось сохранить Божье слово и поддерживать нормальные отношения с Богом, но без пищи и воды Божьего слова дух мой стал все больше и больше сохнуть, и скоро я опять впала во тьму. Я почувствовала, что сошла с небес в ад, и была так несчастна, что предпочла бы умереть. Мои родные верили лжи полиции, так что каждый день за мной следили и угрожали побить, если я дальше буду верить во Всемогущего Бога. Молиться дома я не смела. Могла помолиться только ночью, спрятавшись под одеялом, или когда никого больше не было. Так проходил каждый день. Кроме упреков со стороны родных мне приходилось еще сносить слухи и сплетни соседей по деревне. Из-за всего этого я себя чувствовала особенно несчастной, духовно я была слаба и беспомощна, ежедневно пребывала в унынии. Я ощущала, что после того, как я лишилась церковной жизни, не могла больше читать Божье слово и видеться с братьями и сестрами, оставаться в живых — само по себе несчастье, что больше нет в жизни никакой радости. Думала о том, как раньше, если я чувствовала себя несчастной и слабой, Бог всегда утешал меня, братья и сестры терпеливо меня поддерживали, и я, поняв Божью волю, сразу ощущала облегчение и освобождение и могла снова воспрянуть духом. Но теперь, из-за гонений и полицейского надзора, я потеряла право читать Божье слово и не могла даже встречаться с братьями и сестрами. Каждый день был долгой, ожесточенной битвой; видя, что живу, не чувствуя себя живой, как будто мертвая, и вспоминая, насколько полна жизни я была раньше, когда жила в церкви в присутствии Бога, я тосковала и печалилась. А стоило подумать, как КПК обманула и одурачила моих родных, как они меня не понимают, как рука об руку с КПК ограничивают мою свободу, так сердце разбивалось еще больше. Но как раз когда казалось, что мне уже некуда больше податься, я не переставая молилась Богу и просила Его открыть мне путь: «Боже! Я теперь не могу читать Твое слово, не могу жить церковной жизнью, и такая жизнь для меня слишком тяжела. Боже! Коммунистические власти ввели в обман моих родных, и они всеми силами стараются не дать мне в Тебя верить. Пожалуйста, помоги мне, позволь свидетельствовать о Твоих делах и не дай им больше быть обманутыми и используемыми сатаной. Боже! Я желаю вверить Тебе свою семью и прошу, чтобы Ты показал мне выход».

Благодарение Богу! — Он и вправду внял моим молитвам. Спустя некоторое время, как-то вечером я вдруг прямо возле своей кровати упала в обморок. Муж мой чуть с ума не сошел от страха и не знал, что делать, а сын быстро позвонил в скорую помощь. В первой больнице, где взяли трубку, услышали, что пациентка — пожилая и серьезно больная женщина, и отказались принимать меня. Сын позвонил на линию скорой помощи другой больницы, и там доктор сказал, что у меня мало шансов прийти в сознание, так что делать что-нибудь, чтобы меня спасти, нет смысла, и пусть родные готовятся к самому худшему. Но мой сын не захотел сдаваться и умолял их до тех пор, пока в конце концов им не пришлось смилостивиться и отвезти меня в больницу. Однако даже после неотложных процедур я оставалась без сознания. Врачи ничего не могли сделать, и мои родные были уверены, что я не выживу. Но для Бога ничего нет невозможного. И вот случилось чудо! Проведя в глубокой коме 18 часов, я стала постепенно приходить в себя. Все присутствующие были поражены. Когда я открыла глаза и увидела медиков, то решила, будто передо мною ангелы. Я их спросила, где я, и один ответил, что в больнице. И торопливо проверяя мои жизненные показатели, они все бормотали: «Настоящее чудо...» Вскоре я села на постели и почувствовала, что очень голодна. Санитарка меня покормила, и когда я закончила есть, то ощущала себя полной энергии и сил. Я знала, что это — одно из чудесных дел Всемогущего Бога, что Бог услышал мои молитвы и открыл мне путь вперед. Сидя в кровати, я невольно запела хвалу Богу. Удивленный врач не мог не спросить: «Сударыня, что это за Бог, в Которого вы верите?» Я сказала: «Я верю в единого истинного Бога, сотворившего все сущее на небесах и на земле — во Всемогущего Бога!» Врач в ответ только посмотрел на меня в шоке, а мои родные, похоже, удивлялись и радовались, что я пою. Выписавшись из больницы, я отправилась домой, и соседи один за другим стали заходить меня проведать со словами: «Изумительно! Врачи все говорили, что надежды никакой, а ты взяла да и очнулась. Это чудо!» Я же свидетельствовала им о Боге, говоря, что это все — благодаря великой Божьей силе, что Бог спас меня, что без Бога я была бы теперь мертва, и что именно Бог дал мне второй шанс в жизни. Я рассказывала им, что все человечество сотворено Богом, что Бог дал нам жизнь, что управляет и распоряжается нашими жизнями, и что нельзя людям отворачиваться от Божьего водительства, потому что отвернуться от Бога — это смерть. Пережив это, моя семья уже больше не противилась моей вере в Бога, а еще Бог даровал мне неожиданное благословение — мой муж тоже принял нынешний этап Божьей работы. После этого муж стал часто ходить со мной на собрания, чтобы там общаться, и я чувствовала невероятное счастье, покой и безопасность. Я проживала каждый день в радости, потому что воистину увидела Божье всемогущество и мудрость; от всего сердца я благодарила и хвалила Бога!

Благодаря этому опыту я по-настоящему испытала, что как бы Бог ни обращался с людьми, Он делает это из любви. За тем, что Бог позволил сатане преследовать меня, крылись Его добрые намерения. Арестом и гонением КПК хотела заставить меня отойти от Бога и предать Его, но им и невдомек, что Божья мудрость всегда обращает во благо коварство сатаны. Репрессии со стороны коммунистов не только не смогли заставить меня отойти от Бога или предать Его, но даже наоборот — помогли ясно увидеть порочную сущность КПК, состоящую в том, чтобы противиться Богу и действовать наперекор небесам, еще прочнее укрепили мою уверенность в том, что слово Всемогущего Бога — это истина, путь и жизнь! Благодаря им я также увидела великую Божью силу и чудесные дела, что укрепило мою любовь и верность Богу. Как и сказано в слове Всемогущего Бога: «В рамках Моего плана, непрестанно подвергая нападкам каждый шаг, следуя по пятам и будучи контрастом Моей мудрости, сатана всегда стремился изыскать пути и средства, чтобы расстроить Мой изначальный план. Но мог ли Я поддаться его лживым уловкам? Все на небесах и на земле служит Мне, — могут ли лживые замыслы сатаны быть хоть в чем-то исключением? В этом и заключается Моя мудрость; в этом и дивность Моих дел. Это принцип, согласно которому осуществляется весь Мой план управления» (Глава 8, «Слова Бога ко всей вселенной» в книге «Слово является во плоти»). Чем больше КПК неистово противится Богу и преследует избранных Божьих, тем лучше мы способны разглядеть ее и от нее отречься, и тем лучше понимаем истину и познаем мудрость и чудесные дела Бога. Растет также и наша вера, с которой мы следуем за Богом, и мы еще громче свидетельствуем о Нем. Пережив гонения от коммунистов, я ясно увидела, что в Божьей работе сатана выступает просто как контраст и объект для служения Богу, а кроме того — лучше узнала искреннее Божье желание спасти человечество. Впредь, с какими бы трудностями или препятствиями я ни столкнулась, я хочу как можно лучше выполнять свои обязанности и вносить свой вклад в то, чтобы угодить Божьей воле.

Во время чтения и просмотра, если у вас появились вопросы, непонятные места или другие мнения, пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы вместе обсудить это.

Похожие темы

Божья любовь не знает границ

Чжоу Цин, провинция Шаньдун В этой жизни я натерпелась страданий. Я совсем недолго была замужем, когда умер мой муж, и тяжкое бремя заботы...