Как относиться к горькой правде

26 апреля 2024 г.

В ноябре 2017 года меня избрали лидером церкви. Во время собраний и бесед с братьями и сестрами я могла делиться своими взглядами, и мои беседы были довольно поучительны. Братья и сестры были обо мне весьма высокого мнения и говорили со мной уважительно. Поэтому я чувствовала, что меня ценят, и была вполне довольна собой. Через некоторое время я заметила, что моя напарница, сестра Венди, была со мной довольно откровенна и иногда, замечая мои проблемы, прямо говорила о них. Так, когда я уделяла недостаточно внимания общим вопросам церкви, она подняла этот вопрос и сказала мне заняться этим. Но мне не хотелось терять лицо, поэтому я сказала, что займусь этим позже, чтобы обо мне не подумали плохо. Но я слабо ориентировалась в этой сфере — я либо не думала о некоторых вопросах, либо, если и думала, то не знала, как их решить. Когда Венди еще несколько раз заговаривала на эту тему, я снова отвечала, что займусь этим позже, но на самом деле думала: «Все постоянно говорят, что я несу бремя своего долга, но Венди все равно критикует меня. Что теперь обо мне подумают остальные?» Мне казалось, что Венди пристально следит за моими проблемами и смотрит на меня с пренебрежением, поэтому я старалась ее избегать. Иногда, когда во время обсуждения работы я высказывала какую-то идею, Венди прямо говорила, что считает ее неправильной. Порой ее тон был неуместным, и она ставила меня в неловкое положение. Мне казалось, что она слишком агрессивна и унижает мое достоинство. Я думала, что у нее плохая человечность, и с ней трудно ладить. Пару раз я пыталась поговорить с Венди или пригласить ее на ланч, когда мы говорили по телефону, но она медлила с ответом, так что я еще больше убедилась в ее плохой человечности и холодности и мне совсем расхотелось с ней общаться. Мне было гораздо легче работать с двумя другими сестрами. Когда мы обсуждали работу или свое состояние, я видела, что они высокого мнения обо мне, и они говорили со мной уважительно. Они часто приходили ко мне за советом по поводу своих проблем и редко указывали на мои проблемы. Общаясь с ними или обсуждая работу, я всегда чувствовала себя непринужденно. Чем больше я общалась с ними, тем труднее мне было ладить с Венди, и я просто держалась от нее как можно дальше. У меня было ощущение, что Венди хочет со мной работать. Она пыталась обсуждать со мной разные вопросы, но я отвечала уклончиво и не хотела сближаться с ней, потому что мне казалось, что у нее плохая человечность. Иногда мне в голову приходили порочные мысли: «Лучше, если бы Венди не было в нашей группе, тогда никто не стал бы цепляться к моим недостаткам». Помню, как однажды, во время ежегодных выборов лидеров церкви, я внимательно следила за результатами выборов Венди. Я думала про себя: «Ее ни за что не изберут из-за плохой человечности». Но, к моему удивлению, все говорили, что она несет бремя своего долга и очень ответственна. Никто не упомянул о том, что у нее есть явные проблемы с человечностью. Старшие лидеры также считали Венди подходящей кандидатурой. Я была очень озадачена: «Значит, никто не смог распознать Венди? Она так высокомерна и любит разоблачать слабости других; это — явные признаки плохой человечности». Я не хотела снова с ней сотрудничать, но по результатам выборов мы обе были избраны лидерами. Я чувствовала себя неуютно, думая о том, что в будущем мне придется сотрудничать с Венди. Впоследствии я редко советовалась с Венди по поводу работы. Чаще она приходила ко мне, а я старалась по возможности переносить наши встречи. Я разговаривала с ней только по необходимости. Я не желала открыться ей и рассказать, что у меня на сердце.

Однажды два брата сообщили о проблеме с Венди. Они сказали, что она редко беседует о жизни-вхождении, а уделяет больше внимания работе. Я осознала, что с начала нашего сотрудничества с Венди она редко говорила о жизни-вхождении и мало общалась на собраниях. Не удосужившись разобраться в ее реальной ситуации или пообщаться с ней, я рассказала об этой проблеме двум диаконам. На первый взгляд, я просто обсуждала ее проблему, но на деле подразумевала совсем другое: «Венди — лидер церкви, и если она занимается лишь работой и не уделяет внимания беседам об истине для решения проблем, то она не подходит для этой роли». Я говорила это, руководствуясь своими личными намерениями. Дьяконы согласились, что Венди не ценит жизнь-вхождение и не подходит для должности лидера церкви. Я также сказала им: «Венди довольно властная, в разговоре она не думает о чувствах других людей и тем самым ущемляет их». После этих моих слов вмешалась другая сестра, которая сказала, что Венди недавно указала на ее недостатки, и ей это было довольно неприятно. Это еще раз доказало мне, что у Венди есть проблемы с человечностью. Тогда я сказала: «Венди холодна и у нее плохая человечность». И привела им несколько примеров. Я чувствовала себя немного виноватой, когда говорила это, но, вспоминая о том, как Венди ущемляла меня, я уверилась, что с ней что-то не так. Услышав мои слова, оба диакона также согласились, что у Венди плохая человечность. Они, как и я, за глаза критиковали Венди, и во время онлайн-собраний, когда Венди проводила беседу, мы с ними переписывались и критиковали ее жизнь-вхождение и беседу. Однажды диакон и еще одна сестра пришли поговорить о моем нынешнем состоянии. Когда меня спросили, как идет мое сотрудничество с Венди, я сказала: «Она довольно властная, у нее неправильный тон, и порой она игнорирует меня, когда я с ней заговариваю. Она кажется холодной, и с ней я чувствую себя ущемленной». Тогда эти две сестры не различили мою сущность и сказали, что посоветуются со старшим лидером. В конце концов Венди — лидер церкви, а значит любые ее проблемы могут повлиять на работу церкви. Услышав это, я подумала: «Если старший лидер уволит ее, мне больше не придется с ней сотрудничать». На следующий день я встретилась со старшим лидером и рассказала о многих проблемах Венди: о ее плохой жизни-вхождении, ее плохой человечности, и о том, как она меня ущемляет. Две другие сестры также добавили свои замечания. Услышав все это, старший лидер удивилась. Она сказала, что знакома с Венди и не представляла, что она такая. Она пообещала подробнее во всем разобраться.

Всего через несколько дней старший лидер сообщила мне, что из того, как я общалась с Венди, как нападала на нее, строила козни, осуждала ее и не делала ничего позитивного, видно, что у меня плохая человечность, я не достойна взращивания и, согласно принципам, должна быть уволена. Я была потрясена. Я и не предполагала, что все так обернется. «Нападала», «строила козни», «осуждала», «плохая человечность», «не достойна взращивания» — эти слова придавили меня, как многотонная скала. Я не могла в это поверить и тем более не хотела этого принять. Я просто не понимала: с самого детства окружающие всегда относились ко мне хорошо. Так почему же сейчас она говорит, что у меня плохая человечность? Может, я ослышалась? Этот процесс разоблачения и анализа походил на страшный сон, и мне было ужасно больно.

После увольнения я не желала смириться с тем, что произошло. Я отказывалась принять эту критику моей человечности, не думала, что я такой человек, и вообще не утруждала себя самоанализом. Обсуждая свое увольнение, я пыталась смягчить ситуацию, говоря, что другие всегда считали меня хорошим, добрым и понимающим человеком. Я имела в виду, что это было чистой случайностью и не отражает мою истинную природу. Позже мой лидер несколько раз подумывала о том, чтобы поручить мне важные обязанности, но в итоге решала не делать этого из-за моей плохой человечности. Я была очень этим расстроена и со слезами воззвала к Богу: «О Боже, неужели мне нет спасения? Неужели моя человечность настолько плоха? Пожалуйста, помоги мне познать себя. Я готова к самоанализу». Помолившись, я наткнулась на такой отрывок из Божьих слов. «В каких делах повседневной жизни вы обладаете богобоязненным сердцем? А в каких — не обладаете? Способен ли ты ненавидеть того, кто обижает тебя или посягает на твои интересы? А когда ты ненавидишь человека, способен ли ты наказать его и отомстить ему? (Да.) Тогда ты очень страшен! Если у тебя нет богобоязненного сердца, и ты способен творить зло, то твой порочный характер слишком суров! Любовь и ненависть — это то, чем должна обладать нормальная человечность, но вы должны четко различать, что вы любите и что ненавидите. В своем сердце вы должны любить Бога, истину, все положительное и своих братьев и сестер, тогда как ненавидеть вы должны дьявола сатану, все отрицательное вещи, антихристов и нечестивцев. Если вы способны подавлять братьев и сестер и мстить им из ненависти, это очень страшно и это — характер злого человека. У некоторых людей есть просто исполненные ненависти мысли и идеи, злые помыслы, но они бы никогда не совершили ничего злого. Это не злые люди, поскольку, попадая в беду, они способны искать истину, и в своем поведении и решении вопросов они придерживаются принципов. Взаимодействуя с другими, они не требуют от них больше, чем следует; если они хорошо ладят с человеком, они будут продолжать с ним общаться; если не ладят, то не будут. Это почти не влияет на выполнение ими долга или на их вхождение в жизнь. Бог пребывает в их сердце, и их сердце богобоязненно. Они не хотят оскорбить Бога и боятся это сделать. Хотя эти люди могут вынашивать неправильные мысли и идеи, они способны отвергнуть или оставить их. В своих поступках они проявляют сдержанность и не произносят ни одного недопустимого или оскорбляющего Бога слова. Тот, кто так говорит и поступает, обладает принципами и практикует истину. Твоя личность может быть несовместима с личностью другого человека, и ты можешь не любить этого человека, но, когда работаешь вместе с ним, то остаешься беспристрастным и не будешь давать выход своему недовольству в выполнении своего долга или вымещать свое недовольство на интересах Божьей семьи; ты можешь вести дела в соответствии с принципами. Что это за проявление? Это базовое проявление богобоязненного сердца. Если у тебя есть немного больше этого, когда ты увидишь, что у кого-то еще есть какие-то недостатки или слабости, то даже если он обидел тебя или предвзято к тебе относится — ты все еще способен отнестись к нему правильно и с любовью помочь ему. Это означало бы, что в тебе есть любовь; это означало бы, что ты — человек, обладающий человечностью, что ты добрый человек, способный практиковать истину, что ты честный человек, обладающий истиной-реальностью, и что ты человек с богобоязненным сердцем. Если твой духовный рост по-прежнему невысок, но у тебя есть воля, и ты готов стремиться к истине и поступать в соответствии с принципами, способен решать вопросы и относиться к другим в соответствии с принципами, то это также означает, что твое сердце богобоязненно; это наиболее существенно. Если же ты не можешь достичь даже этого и не можешь обуздать себя, тогда тебе грозит серьезная опасность, и человек ты весьма страшный. Дай тебе соответствующее положение, так ты, пожалуй, будешь карать и изводить людей; и тогда в любой момент ты сможешь превратиться в антихриста» (Слово, том III. Беседы Христа последних дней. Пять условий, которые необходимо выполнить, чтобы вступить на правильный путь веры в Бога). Из слов Бога я узнала, что люди, имеющие богобоязненное сердце, не говорят и не поступают легкомысленно. Даже если другие люди угрожают их интересам, они не станут нападать на этих людей или травить их, поскольку боятся оскорбить Бога. Богу нет места в сердцах тех, кто не боится Его, и поэтому они делают и говорят, что хотят. Они наказывают всех, кто угрожает их интересам, и мстят им. Бог называет это характером злого человека. Эта фраза — «характер злого человека» — сильно меня задела, и в моем сознании пронеслось все мое общение с Венди — кадр за кадром. Она говорила достаточно откровенно, часто давала мне советы и указывала на мои недостатки в исполнении долга, отчего я чувствовала себя униженной. Поэтому я считала, что у Венди плохая человечность, и с ней трудно ладить. Иногда, когда я заговаривала с Венди, а она не сразу отвечала, я еще больше убеждалась в ее плохой человечности, и моя неприязнь усиливалась. Услышав от кого-то, что она не сосредотачивается на жизни-вхождении, я не задумалась о контексте и ее поведении в общем, а просто воспользовалась случаем и рассказала об этом другим. Я сказала им, что Венди интересует лишь работа, а не жизнь-вхождение, поэтому ей нельзя быть лидером. Я хотела привлечь их на свою сторону, чтобы изолировать Венди. Теперь я понимаю, что Венди было очень сложно руководить евангельской работой церкви. Ей нужно было многое контролировать, и она переживала, когда в работе возникали проблемы и не было результатов. Говоря только о работе и не уделяя внимания беседам о принципах истины, она отклонялась от своего долга. Это не означало, что она не может быть лидером. Но я судила Венди, желая, чтобы ее уволили и мне больше не пришлось с ней сотрудничать. Разве я не пыталась ее наказать? Кроме того, у всех иногда бывает плохое настроение. Кто может постоянно быть веселым? В конце концов, Венди была занята работой, так что ничего удивительного, что у нее не всегда находилось время для меня. Но я подняла шум из-за того, что она меня игнорировала, и решила, что у нее плохая человечность и она слишком холодна. Это не соответствовало действительности, а я слепо навешивала на нее незаслуженные ярлыки и осуждала ее. Я также внушала эти идеи другим сестрам, и они стали относиться к Венди все более предвзято. Они также начали за глаза осуждать ее и перестали уделять внимание своему долгу. Такое поведение свидетельствовало о порочности моего характера. Когда действия и слова Венди поставили под угрозу мои интересы и репутацию, я стала осуждать ее, нападать на нее и мстить ей. Я поняла, что в моем сердце совсем не было богобоязненности. Будучи церковным лидером, я не только не наладила отношения с братьями и сестрами и не исполняла долг в соответствии с принципами, но и затеяла злодеяние, нарушив работу церкви. Я была недостойна выполнять столь важный долг. Раньше я думала, что у меня хорошая человечность, что я добрая и понимающая, но так было только тогда, когда никто не угрожал моим интересам. Как только такая угроза возникла, я раскрыла свою порочную натуру и стала судить других, нападать на них и мстить. Только осознав это, я поняла, что у меня плохая человечность. Мое увольнение было проявлением Божьей праведности, я это заслужила. Тогда я открылась братьям и сестрам, проанализировала намерения, стоящие за моими действиями, и поделилась итогами самоанализа и самопознания. Все мои братья и сестры поддержали меня. Они сказали: «Это увольнение может помочь тебе в самопознании, и это хорошо!» Благодаря этому опыту я узнала кое-что о себе и почувствовала себя не такой подавленной. Я также смогла смириться со своим разоблачением. Я помолилась Богу: «О Боже, я действительно творила зло. Теперь я готова покаяться». После этого, когда я при общении с другими видела проявления своего развращенного характера, я молилась Богу, анализировала себя, и старалась гармонично сотрудничать с людьми. Я также начала более усердно исполнять долг, и моя жизнь стала полной и насыщенной. Вскоре старший лидер сказала мне, что раньше я была слишком высокомерной, не принимала советов и не относилась к людям в соответствии с принципами, но после увольнения научилась анализировать и познавать себя, поэтому все согласились вернуть меня на должность лидера. Услышав это, я очень удивилась. Я никогда не думала, что мне дадут еще один шанс стать лидером. Я была невыразимо тронута и благодарна Богу. В то же время я очень сожалела обо всем, что сделала в прошлом. Я помолилась Богу в своем сердце, обещала покаяться и не повторять прежние ошибки, хорошо сотрудничать с другими и вкладывать душу в свой долг. Потом я снова занялась самоанализом: «Почему раньше я не могла избавиться от предвзятого отношения к Венди, даже осуждала ее и строила козни?» Однажды во время молитвы я наткнулась на отрывок из слов Бога, который гласил: «Во-первых, в случае антихристов, когда дело доходит до подрезки, они не могут этого принять. И на это есть свои причины, главная из которых заключается в том, что когда их подрезают, им кажется, что они опозорились, лишились своей репутации, статуса и уронили достоинство и им стыдно теперь смотреть людям в глаза. Все это воздействует на их сердце: они не желают мириться с тем, что их подрезают, и считают, что тот, кто подрезает их, заточил на них зуб и является их врагом. Таково отношение антихристов, когда их подрезают. В этом можно быть уверенным. Именно при подрезке лучше всего видно, способен ли человек принять истину и действительно ли он покорен. То, что антихристы так сопротивляются подрезке, хорошо показывает, что они питают отвращение к истине и совершенно не принимают ее. В этом и заключается суть проблемы. Основная проблема не в их гордыне, а в непринятии истины. Когда их подрезают, антихристы требуют, чтобы это делалось вежливым тоном и с уважительным отношением. Если тон совершающего подрезку серьезен, а его отношение сурово, то антихрист станет противиться, вести себя вызывающе и приходить в ярость. Им нет дела до того, правильно ли они реагируют и опираются ли на факты; они не задумываются о том, в чем они заблуждаются и следует ли им принять истину. Их волнует только то, насколько пострадали их тщеславие и гордость. Антихристы совершенно не способны осознать, что подрезка полезна для людей, что она несет любовь и спасительную силу, что она приносит людям пользу. Они этого даже не замечают. Разве не поступают они непроницательно и неразумно? Итак, когда антихрист сталкивается с подрезкой, какие черты характера он проявляет? Несомненно, отвращение к истине, а также заносчивость и неуступчивость. Это говорит о том, что природа-сущность антихриста — это отвращение к истине и ненависть к ней» (Слово, том IV. Разоблачение антихристов. Пункт девятый (часть VIII)). Бог говорит, что антихристы слишком озабочены защитой своего статуса и репутации, и, сталкиваясь с подрезкой и исправлением, не пытаются анализировать и познавать себя, а вместо этого противятся, отрицают и думают, что другие желают им зла. Они даже нападают на других и мстят им. Все это — проявление их характера, который пресытился истиной и ненавидит ее. Сравнив откровение Божьих слов со своей ситуацией, я поняла, что мое осуждение, козни, нападки и месть Венди были проявлением моего антихристова характера. Когда мы работали с Венди, она часто давала мне советы и указывала на мои недостатки, но не исправляла меня. Я не анализировала, верны ли слова Венди, действительно ли я неправильно поступаю, и чему могу научиться из того, что она говорит. Вместо этого я всегда просто смотрела на нее, думая, что она придирается и смотрит на меня свысока. Я даже решила, что у нее плохая человечность. Я вообще не осознавала своих проблем. В то время я была лидером церкви, а также руководила общими вопросами, но мне казалось, что я слабо разбираюсь в общих вопросах, поэтому я даже не пыталась заниматься этой работой или интересоваться ей, и не советовалась с теми, кто в ней разбирался. Я не выполняла практическую работу, и Венди правильно подняла этот вопрос! Когда Венди упоминала об отклонениях в моей работе и давала советы, она хотела мне помочь. Но я заботилась лишь о своей репутации и статусе и считала, что она принижает мои способности. Я принимала ее напоминания и помощь на свой счет и стремилась отомстить ей, привлекая на свою сторону других, чтобы они тоже осудили Венди и подвергли ее остракизму. Я старалась ей навредить. В результате создалась напряженная атмосфера, которая не давала людям сосредоточиться на своем долге и мешала работе церкви. Разве я не действовала как сатана? Я действительно заслужила проклятие и наказание! Я подумала о некоторых классических признаках злодеев и антихристов, которые были изгнаны из церкви: они пресытились истиной и ненавидели ее, не принимали ситуации, обустроенные Богом, зацикливались на тех, кто угрожал их интересам, и думали, что эти люди желают им зла, придирались к каждому их действию и критиковали их, и вообще не стремились к самоанализу и самопознанию, когда другие подсказывали и помогали им или подвергали их исправлению и подрезке. Более того, они ненавидели всех, кто пытался их поправлять, нападали на них и подвергали остракизму. Они беспокоили окружающих, мешали работе церкви и в конечном итоге совершили так много зла, что их изгнали. Все это — последствия неприятия истины и пресыщенности ею; все они получили по заслугам! Судя по этим признакам, разве я не вела себя как злодей и антихрист? Я поняла, что действительно развращена и что у меня плохая человечность. Я очень испугалась: мне грозила ужасная опасность, и если бы я не покаялась, Бог возненавидел бы и отсеял меня. Я должна была воспользоваться шансом покаяться, усердно стремиться к истине, подходить к ситуациям с богобоязненным сердцем, искать истину, анализировать и познавать себя, быть благоразумной в своих высказываниях и иметь добрые намерения в общении. Я предстала перед Богом в молитве и сказала, что больше не буду вести себя, как раньше, что я готова принять Божий контроль и искренне покаяться.

Позже я наткнулась на еще один отрывок из слов Бога, который помог мне понять, как нужно судить о человечности и как относиться к людям, которые говорят откровенно и дают советы. Бог говорит: «Ты должен сблизиться с людьми, которые способны говорить с тобой начистоту; наличие таких людей в твоем окружении принесет тебе большую пользу. В частности, тебе рядом нужны хорошие люди, которые, обнаружив в тебе какую-то проблему, наберутся смелости упрекнуть тебя и разоблачить и не дадут тебе сбиться с пути. Таким людям не важен твой статус, и как только они обнаружат, что ты как-то нарушил истину-принципы, они при необходимости упрекнут тебя и разоблачат. Только такие люди обладают честностью и чувством справедливости, и как бы они тебя ни разоблачали и ни упрекали, все это делается, чтобы помочь тебе, чтобы присматривать за тобой и подталкивать тебя вперед. Ты должен сблизиться с такими людьми; имея под боком таких людей, которые помогают тебе, ты обеспечиваешь себе относительную защищенность — вот что значит пользоваться Божьей защитой. Если рядом с тобой есть люди, которые понимают истину и отстаивают принципы, изо дня в день присматривая за тобой, это очень благотворно сказывается на исполнении тобой своих обязанностей и на твоей работе... Стоит тебе совершить поступок, противоречащий принципам, как они разоблачат тебя, выскажут свое мнение и прямо и честно укажут на твои проблемы и недостатки; они не будут пытаться помочь тебе сберечь репутацию и не опозориться на глазах у большого количества людей. Как тебе следует относиться к таким людям? Следует ли тебе наказать их или сблизиться с ними? (Мне следует сблизиться с ними.) Именно так. Ты должен побеседовать с таким человеком от чистого сердца и сказать: „Ты правильно указал мне на мою проблему. На тот момент я был исполнен тщеславия и мыслей о статусе. Я столько лет считал себя лидером, но ты не только не попытался помочь мне спасти репутацию, но и указал на мои проблемы на глазах у большого количества людей, и поэтому я не мог с этим смириться. Однако теперь я вижу, что мой поступок действительно противоречил принципам и истине и что мне не следовало так поступать. Что значит быть лидером? Разве это не просто мой долг? Мы все исполняем свои обязанности, и по своему статусу мы все равны. Разница лишь в том, что на мне лежит чуть больше ответственности, вот и всё. Если в дальнейшем ты увидишь во мне какую-то проблему, то скажи об этом прямо. Зла я держать на тебя за это не стану. Если мы расходимся в понимании истины, то можем побеседовать друг с другом. В доме Божьем, перед Богом и истиной мы будем едины и не будем разобщены“. Подобное отношение позволяет практиковать и любить истину. Что нужно делать, если тебе хочется свернуть с пути антихриста? Ты должен по собственной инициативе сблизиться с людьми, которые любят истину, с честными людьми, с теми, кто может указать твои проблемы, кто способен говорить правду и обличать тебя, обнаружив в тебе проблемы, и особенно с теми, кто может в таком случае подрезать тебя — эти люди принесут тебе наибольшую пользу, и ты должен дорожить ими. Если ты будешь отвергать таких хороших людей и избавляться от них, то лишишься Божьей защиты, и бедствия постепенно настигнут тебя. Сблизившись с хорошими людьми и людьми, понимающими истину, ты обретешь спокойствие и радость и сможешь оградить себя от бедствий; сблизившись же с гнусными людьми, бесстыдниками и льстецами, ты окажешься в опасности. Тебя не только будет легко обмануть и запутать, но и бедствия могут обрушиться на тебя в любой момент. Тебе необходимо знать, какие люди могут быть тебе наиболее полезны — это те, кто одернет тебя, когда ты будешь делать что-то не так или когда ты станешь превозносить себя, свидетельствовать о себе и вводить других в заблуждение. Вот что может принести тебе наибольшую пользу. Сближение с такими людьми — правильный путь» (Слово, том IV. Разоблачение антихристов. Пункт четвертый. Они возвышают самих себя и свидетельствуют о самих себе). Из слов Бога я поняла, что люди с чувством праведности, которые придерживаются принципов истины, могут указывать на проблемы или недостатки своих братьев и сестер и могут исправлять, подрезать, разоблачать и анализировать других, если те нарушают принципы. У таких людей хорошая человечность, и мне следует держаться рядом с ними. Если на первый взгляд человек полон любви, хорошо ладит с другими, никого не обижает и пользуется популярностью, но видя нечто, не соответствующее принципам или вредящее интересам церкви, предпочитает не портить ни с кем отношения и не желает озвучить, разоблачить и устранить проблему, то он эгоистичен, лжив и не защищает интересы дома Божьего. Я подумала о том, что всегда судила о человечности других по тому, насколько они дружелюбны и насколько бережно относятся к чужому достоинству. Но эта позиция не соответствует истине. Я поняла, что Венди была права, когда часто указывала на мои проблемы и недостатки. Несмотря на прямолинейность, Венди говорила правду и указывала на мои проблемы, чтобы помочь мне исполнить долг и улучшить мою жизнь-вхождение. Мне следовало проводить с ней больше времени и прислушиваться к ее замечаниям. После этого я извинилась перед Венди. Я знала, что вред, который я ей причинила, необратим, но если бы у мне дали еще один шанс сотрудничать с ней, я была бы рада.

Позже моим напарником стал брат Леонард. Леонард обладал хорошими способностями и весьма ответственно относился к своему долгу. Если он видел, что я отклоняюсь от своего долга, он указывал мне на это перед остальными. Поначалу, несмотря на некоторое смущение, мне удавалось воспринимать его критику как урок от Бога. Но время шло, ничего не менялось, и мне это стало надоедать. Иногда Леонард критиковал меня немного язвительно и выискивал недостатки в моей работе. Мне было неприятно, как будто он видел меня насквозь, и я больше не хотела с ним сотрудничать. Я считала, что он слишком высокомерен, а его тон неприемлем. Несколько раз, обсуждая своего напарника с другими, я хотела сказать о нем что-то уничижительное, но в последний момент понимала, что неправа. Безусловно, многое в критике Леонарда требовало моего осмысления. Поэтому я молилась Богу, следовала добрым намерениям и думала, как мне работать с Леонардом в соответствии с Божьей волей. Я не могла злонамеренно осуждать Леонарда. Позже я нашла отрывок из Божьих слов, который оказался для меня весьма полезным. «Если, обнаружив, что ты делаешь что-то не так или проявляешь развращенный характер, ты способен открыться людям и побеседовать с ними об этом, окружающие смогут наблюдать за тобой и подсказывать, если что-то не так. Принимать надзор безусловно необходимо, но главное молиться Богу и уповать на Него, подвергая себя постоянному анализу. Особенно когда ты сбился с пути или сделал что-то не так, или когда ты собираешься сделать или решить что-то в одиночку, а кто-то рядом обращает на это внимание и предупреждает тебя, ты должен принять это и поспешить проанализировать себя, признать свою ошибку и исправить ее. Это может уберечь тебя от вступления на путь антихристов. Если кто-то помогает тебе и предупреждает тебя таким образом, то разве ты не находишься под защитой, сам того не ведая? Находишься; это и есть твоя защита» (Слово, том III. Беседы Христа последних дней. Надлежащее выполнение долга требует гармоничного сотрудничества). Божьи слова напомнили мне, что если рядом со мной есть человек с чувством праведности, способный говорить прямо и немедленно указывать на мои недостатки, то это моя защита, которая не даст мне сбиться с пути, и это — Божья любовь. Я должна была принять эту ситуацию! В тот период я ограничивалась выполнением незначительных заданий, не шла на жертвы и не делала ничего существенного для полива новичков. Частые напоминания Леонарда заставили меня более прагматично относиться к своему долгу. Я также многому научилась благодаря рассказам Леонарда о путях практики. Я поняла, что его помощь и советы действительно ценны. Я не обладала истиной, все еще имела очень развращенный характер и часто ошибалась, поэтому помощь Леонарда стала прекрасным стимулом и не позволила мне совершить много зла. Поняв это, я почувствовала, что готова исправить отклонения в своем долге, и стала лучше относиться к советам Леонарда. Я отправила ему сообщение: «Если ты заметишь у меня какие-нибудь проблемы, пожалуйста, дай мне знать. Возможно, мне будет немного неприятно, но это для меня полезно». Сейчас я понимаю, что в те годы Бог помещал рядом со мной много таких людей, но я всегда сторонилась их, поскольку мне казалось, что с ними трудно ладить. На самом деле я плохо разбиралась в людях, не знала, как их оценивать и как к ним относиться, поэтому невольно упускала возможность учиться у своих напарников. Когда Бог вновь запланировал для меня такую ситуацию, я наконец-то поняла Его волю, научилась относиться к другим в соответствии с принципами и почувствовала себя намного свободнее! Я возблагодарила Бога в своем сердце!

Если вы готовы возложить свои заботы на Бога и получить Божью помощь, нажмите на кнопку, чтобы присоединиться к нашей учебной группе.

Похожие темы

История Джой

Джой, сестра с Филиппин — главная героиня сегодняшнего рассказа. Раньше при общении с людьми она всегда руководствовалась эмоциями. Если...

Добавить комментарий