Всемогущий Бог пришел ко мне на помощь на пороге смерти

12 ноября 2019 г.

Ван Чэн, провинция Хэбэй

С тех пор, как я уверовал в Господа Иисуса Христа, режим Коммунистической партии Китая (КПК) начал подвергать меня преследованиям. Мое «преступление», состоявшее в вере в Господа Иисуса, стало для властей поводом усложнять мне жизнь и притеснять меня. Они даже приказали деревенским партийцам часто посещать мой дом, чтобы разузнать о моих убеждениях. В 1998 году я принял работу Всемогущего Бога последних дней. Когда я услышал слова Творца, сказанные Им лично, я был так взволнован и тронут, что это невозможно описать. Будучи вдохновлен Божьей любовью, я принял решение: я буду следовать за Всемогущим Богом до конца, что бы ни случилось. В то время я с энтузиазмом посещал собрания и распространял Евангелие, что вновь привлекло внимание коммунистических властей. На этот раз их преследование было хуже, чем когда-либо. Стало так плохо, что я не мог нормально исповедовать свою веру в собственном доме и был вынужден покинуть его, чтобы выполнять свои обязанности.

В 2006 году я был ответственным за печать книг Божьих слов. Один раз во время перевозки книг несколько братьев и сестер и водитель типографии были, к сожалению, задержаны коммунистической полицией. Все десять тысяч экземпляров книги «Слово является во плоти», находившиеся в грузовике, были конфискованы. Позже водитель сдал больше десяти других братьев и сестер, и всех их поочередно арестовали. Это событие вызвало большой ажиотаж в двух провинциях, и дело напрямую курировалось центральными властями. Выяснив, что я был лидером, коммунистическое руководство не пожалело средств: для расследования всех областей деятельности, связанных с моей работой, выделили отряд внутренних войск (особой вооруженной полиции). Они конфисковали два автомобиля и один микроавтобус у типографии, с которой мы сотрудничали, а также незаконно присвоила 65 500 юаней, принадлежавших компании, сверх тех трех тысяч, что были украдены у сестер и братьев, находившихся в тот день в грузовике. Кроме того, полицейские дважды являлись обыскивать мой дом. Каждый раз, приходя, они вышибали входную дверь, разбивали и ломали мои вещи и переворачивали все в доме вверх дном. Они были хуже бродячих разбойников! Впоследствии, так как коммунистические власти не могли меня найти, была устроена облава на моих соседей, друзей и родственников, и всех их допрашивали о моем местонахождении.

Я был вынужден скрываться в доме дальнего родственника, чтобы избежать ареста и преследований коммунистического правительства. Я даже представить себе не мог, что коммунистическая полиция будет продолжать искать меня так далеко, чтобы арестовать. Тем не менее, вечером третьего дня после моего приезда в дом родственника наряд примерно из сотни сотрудников, часть из которых была из моего родного города, а часть — из местной уголовной полиции и внутренних войск, полностью окружил дом и начал задерживать и арестовывать всех моих родственников. Самого меня взяли в кольцо более десяти вооруженных офицеров, направили оружие мне в голову и закричали: «Одно движение, и ты — мертвец!» Затем несколько полицейских напрыгнули на меня и все начали пытаться сковать мне руки за спиной наручниками. Правую руку они протянули над плечом, а левую завели за спину и резко дернули вверх. Поскольку соединить мне руки не удалось, они наступили мне на спину и стали с силой тянуть еще сильнее, пока руки наконец не соединились. Я не мог выдержать пронизывающей, мучительной боли, но как я ни кричал, что не могу вытерпеть боль, офицерам было все равно. Все, что я мог делать, это молиться и просить у Бога сил. У меня отобрали 650 юаней, а затем начали допрашивать, где церковь хранит деньги, требуя, чтобы я отдал все средства им. Я был разгневан и с презрением рассуждал про себя: «Они называют себя „Народной полицией“ и „защитниками жизни и собственности людей“, и все же причина, по которой такое большое подразделение отправили осуществлять арест в такую даль, не только в том, чтобы помешать Божьей работе, но и в том, чтобы разграбить и прикарманить церковные фонды! У этой злобной полиции — неутолимая жажда денег. Они ломают голову и ни перед чем не остановятся, чтобы пополнить свой кошелек. Кто знает, сколько недобросовестных поступков они совершили в поисках богатства или сколько невинных жизней разрушили, чтобы обогатиться?» Чем больше я думал об этом, тем больше злился, и я поклялся себе, что скорее умру, чем предам Бога. Я поклялся себе, что буду бороться с этими бесами до самого конца. Когда один из офицеров увидел, как сердито я молча смотрю на них, он подошел и дважды ударил меня по лицу, из-за чего у меня распухли губы и потекла кровь. Не удовлетворившись этим, злобные полицейские начали ругать меня и жестоко пинать по ногам, пока я не упал на землю. На земле они продолжали колотить меня ногами как футбольный мяч, пока через некоторое время я не потерял сознание. Пришел в себя я уже в автомобиле, ехавшем в мой родной город. Меня сковали огромной стальной цепью, которая шла от шеи к лодыжкам так, что я не мог сидеть прямо и вынужден был лежать лицом вниз, свернувшись калачиком, еле-еле опираясь на грудь и голову. Когда офицеры увидели, что мне явно больно, они лишь усмехнулись и саркастически заметили: «Посмотрим, сможет ли твой Бог теперь спасти тебя!», и добавили другие оскорбительные слова. Я ясно понял, что причина такого их отношения в том, что я верю во Всемогущего Бога. В Период Благодати Бог сказал так: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел» (Ин. 15:18). Чем больше они меня унижали, тем яснее я видел их бесовскую сущность Божьих врагов, их злую, богоненавистническую природу, отчего я еще больше презирал их. В то же время я постоянно взывал к Богу в молитве: «Дорогой Всемогущий Бог! Однозначно, по Твоим благим намерениям Ты позволил мне быть задержанным полицией, и я готов подчиниться Тебе. Хотя сегодня мое плотское тело испытывает боль, я готов быть твердым в свидетельстве о Тебе, чтобы посрамить дьявола. Я не буду повиноваться ему ни при каких обстоятельствах. Я молюсь, чтобы Ты дал мне веры и мудрости». Закончив молитву, я подумал о таком отрывке из Божьих слов: «Будьте безмятежны во Мне, потому что Я ваш Бог, ваш единственный Искупитель. Вы должны всегда усмирять свои сердца, жить во Мне. Я ваша скала, ваш покровитель» (Глава 26, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова дали мне еще большую силу и решимость. Бог могущественно правит над всем, жизнь и смерть человека в Его руках. Когда на моей защите стоит Всемогущий Бог, мне нечего бояться! После этого моя вера и путь практики обновились, и я был готов встретить ожидавшие меня жестокие пытки.

В течение той восемнадцатичасовой поездки в мой родной город я потерял счет, сколько раз я отключался от боли, но ни один из этих полицейских бандитов не проявил озабоченности. Когда мы наконец приехали, был уже третий час ночи. Мне казалось, что вся кровь в моем теле застыла — мои руки и ноги распухли и онемели, я не мог пошевелиться. Я услышал, как один из полицейских сказал: «По-моему, он мертв». Кто-то из них схватил стальную цепь и резко рванул, зазубренные звенья врезались в мою плоть. Я вывалился из машины и снова потерял сознание от боли. Полицейские пинали меня, пока я не очнулся, а потом закричали: «Черт! Пытаешься прикинуться мертвым, да? Как только мы отдохнем, тебе конец!» Потом они яростно затащили меня в камеру смертников и, уходя, сказали: «Эту камеру мы приготовили специально для тебя». Несколько заключенных проснулись, когда меня затащили внутрь, и их злобные взгляды так меня напугали, что я сжался в углу, боясь двинуться. Казалось, я попал в какой-то ад на земле. На рассвете другие заключенные столпились вокруг меня, оглядывая будто какого-то инопланетянина. Потом они все на меня набросились, так напугав, что я тут же вжался в пол. Суматоха разбудила старшего по камере — он мельком взглянул на меня и холодно сказал: «Делайте с ним что хотите, только не забивайте насмерть». Заключенные отреагировали, как будто старший издал императорский указ. Они бросились вперед, готовые побить меня. Я подумал: «Теперь все. Легавые передали меня этим смертникам, чтобы те сделали за них грязную работу — они намеренно отправили меня на смерть». Я чувствовал себя вконец напуганным и беспомощным, мне оставалось только доверить свою жизнь Богу и принять Его план. Но в момент, когда я готовился к избиению, произошло что-то невероятное. Я услышал, как кто-то закричал: «Постойте!» Старший по камере подбежал, поднял меня и стал рассматривать. Прошло, как мне казалось, минуты две. Я так испугался, что даже не смел смотреть на него в ответ. «Как такой хороший человек, как ты, оказался в таком месте?» — спросил он. Когда я услышал, что он разговаривает со мной, я внимательно поглядел на него и понял, что это знакомый моего друга — я как-то однажды встречал его. Затем он обратился к другим заключенным и сказал: «Этот человек — мой друг. Если кто до него дотронется, будет отвечать передо мной!» Затем он быстро купил мне еды и помог раздобыть разные туалетные принадлежности и другие вещи, которые понадобятся в тюрьме. После этого никто из других заключенных не осмелился приставать ко мне. Я знал, что все произошедшее было результатом Божьей любви и мудрого Божьего обустройства. Первоначально полиция хотела использовать других заключенных, чтобы безжалостно мучить меня, но им даже в голову не могло прийти, что Бог будет действовать через старшего по камере и поможет мне избежать этого. Я был тронут до слез и не мог не воскликнуть в сердце, хваля Бога: «Дорогой Боже! Спасибо Тебе за то, что явил мне Свою милость! Именно Ты пришел ко мне на помощь через этого друга в тот самый момент, когда я сильнее всего чувствовал страх, беспомощность и слабость, Ты позволил мне стать свидетелем Твоих дел. Именно Ты используешь все для служения Тебе, на пользу верующим в Тебя». В тот момент моя вера в Бога еще больше возросла, потому что я лично испытал Его любовь. Хотя я был брошен в пасть зверя, Бог не оставил меня. Когда Бог за меня, чего мне бояться? Мой друг утешил меня, сказав: «Не грусти. Что бы ты ни сделал, не говори им ни слова, даже если будет тяжело. Но надо мысленно подготовиться и знать, что раз тебя засунули сюда, к кучке смертников, легко они тебя не отпустят». От слов моего друга я еще больше почувствовал, что Бог постоянно ведет меня и что Он говорит через моего сокамерника, предупреждая меня о том, что будет дальше. Я полностью подготовился и молча поклялся себе: как бы эти бесы ни мучали меня, я никогда не предам Бога!

На второй день прибыли больше десятка сотрудников внутренних войск, которые сопроводили меня — будто заключенного, ожидавшего казни — из изолятора в отдаленное место где-то за городом. Объект, куда меня доставили, имел высокие стены и большой двор, который усиленно охранялся внутренними войсками. Плакат на главной двери гласил: «База подготовки полицейских собак». В каждой комнате были всевозможные орудия пыток. Казалось, меня привезли в одно из секретных мест, которые режим КПК содержит для проведения допросов и пыток. Когда я огляделся вокруг, у меня волосы встали дыбом, и я задрожал от страха. Злобные полицейские поставили меня посреди двора, а потом выпустили из стальной клетки четырех свирепых, необычайно крупных псов, указали на меня и приказали этим хорошо обученным полицейским собакам: «Убить!» Собаки тут же ринулись на меня, как стая волков. Я так испугался, что сильно зажмурился. В ушах зазвенело, а ум отключился — единственной мыслью в голове было: «Боже! Пожалуйста, спаси меня!» Я постоянно взывал к Богу о помощи; примерно через десять минут я почувствовал, как собаки кусают меня за одежду. Один пес, особенно крупный, поставил лапы мне на плечи, обнюхал меня, а потом лизнул мне лицо, но так и не укусил. Я вдруг вспомнил библейскую историю, в которой пророка Даниила бросили в ров с голодными львами, потому что он поклонялся Богу, но львы не причинили ему зла. Так как Бог был с ним, Бог послал ангела закрыть пасти львов. Внезапно внутри меня проснулось глубокое чувство веры и развеяло весь страх в моем сердце. Я был глубоко убежден, что все спланировано Богом, что жизнь и смерть человека находятся в Божьих руках. Кроме того, если бы за мою веру в Бога меня до смерти закусали злые собаки, и я бы умер мучеником, это было бы большой честью, и я бы нисколько не роптал. Когда меня уже не сковывал страх смерти, когда я был готов отдать свою жизнь, чтобы нести свидетельство о Боге, я вновь стал свидетелем всемогущества и чудесных дел Бога. На этот раз полицейские бросились к собакам, как в припадке, с криками: «Убить! Убить!» Однако неожиданно оказалось, что выдрессированные псы не понимали команды своих хозяев. Они лишь слегка рвали мою одежду, лизали лицо, а затем разбегались. Кто-то из злобных полицейских попытался остановить собак и снова натравить их на меня, но собаки вдруг испугались и разбежались в стороны. Когда полицейские увидели, что произошло, они изумились и сказали: «Странно, никто из собак его не кусает!» Мне вдруг вспомнились Божьи слова: «Сердце и дух человека находятся в руке Божьей, и вся человеческая жизнь проходит на глазах у Бога. Вне зависимости от того, веришь ли ты в это или нет, все сущее, все без исключения сущее, живое или мертвое, будет сменяться, изменяться, обновляться и исчезать в соответствии с Божьими намерениями. Именно так Бог правит всем сущим» («Бог — источник жизни человека» в книге «Слово является во плоти»). «Бог сотворил всё сущее, и поэтому Он заставляет всё творение прийти под Его владычество и подчиниться Его владычеству; Он будет повелевать всем сущим, дабы всё сущее оказалось в Его руках. Всё творение Божие, включая животных, растения, человечество, горы, реки и озера, — всё должно оказаться под Его владычеством. Всё сущее в небе и на земле должно прийти под Его владычество» («Успех или неудача зависят от пути, которым идёт человек» в книге «Слово является во плоти»). На собственном опыте в реальной жизни я видел, как все — живое или мертвое — подчиняется Божьему плану, все движется и изменяется по Божьему замыслу. Я смог остаться невредимым после нападения полицейских собак, потому что Всемогущий Бог закрыл им пасти и сделал так, чтобы они не смели кусать меня. Я глубоко осознавал, что это произошло благодаря огромной силе Бога, что Бог явил одно из Своих чудес. Будь то полицейские бандиты или дрессированные полицейские собаки, — все они должны подчиниться Божьей власти. Никто не может превзойти господство Бога. То, что я попал в дьявольские руки коммунистического режима и был испытан, как пророк Даниил, несомненно, случилось потому, что Бог сделал исключение, дабы возвысить меня и даровать мне Свою благодать. Став свидетелем всемогущих дел Божьих, я обрел еще большую веру в Него и поклялся бороться с дьяволом до самого конца. Я пообещал верить в Бога и поклоняться Ему вовеки, воздавать Ему славу и честь!

Когда полицейским не удалось достичь желаемого с помощью собак, они привели меня в комнату для допросов. Там меня повесили на стену за наручники, и мгновенно меня пронзила такая боль в запястьях, словно руки вот-вот полностью оторвутся. По лицу покатились большие капли пота. Но это было еще не все: полицейские бандиты начали наносить мне жестокие удары кулаками и ногами. Избивая меня, они яростно рявкали: «Посмотрим, сможет ли твой Бог спасти тебя сейчас!» Били меня по очереди — когда один из них уставал, его сразу заменял другой — и до тех пор, пока я с головы до ног не был покрыт кровоподтеками и синяками, не начал истекать кровью. В ту ночь они так и не спустили меня со стены и не позволили закрыть глаза. Следить за мной поставили двух подчиненных с электрошокерами. Когда я закрывал глаза, они били меня током, чтобы я не уснул. Так меня мучили всю ночь. Колотя меня, один из подчиненных посмотрел на меня стеклянными глазами и выкрикнул: «Они тебя бьют, чтобы ты отключился, а я буду бить тебя, чтобы снова вернуть в чувство!» Благодаря Божьему просвещению я полностью осознавал происходящее: сатана пытался использовать разные методы пыток, чтобы заставить меня пойти на компромисс. Их целью было мучить меня до тех пор, пока мой дух не будет сломлен, чтобы я потерял контроль над своими умственными способностями и раскрыл информацию, которая была им нужна. Тогда они смогут арестовать избранных Божьих, помешать Божьей работе последних дней, разграбить и захватить имущество Церкви Всемогущего Бога, чтобы самим обогатиться — таковы были замыслы их чудовищной природы. Я сжал зубы и вытерпел боль. Я поклялся себе, что не пойду с ними на компромисс, даже если это означало висеть там до самой смерти. На следующее утро, на рассвете, они так и не проявили никаких признаков того, что отпустят меня, а я был уже полностью истощен. Мне казалось, что лучше умереть, у меня больше не было силы воли продолжать. Все, что я мог сделать, это попросить Божьей помощи в молитве: «Боже! Я знаю, что мои страдания заслуженны, но мое тело так слабо, и я на самом деле долго уже не протяну. Пока я еще дышу и в сознании, я хочу попросить Тебя вести мою душу из этого мира. Я не хочу стать Иудой и предать Тебя». Когда я уже был на грани срыва, Божье слово вновь просветило и направило меня: «„Войти во плоть этот раз все равно, что упасть в логово тигра“. Это означает, что поскольку данный этап работы Божьей требует, чтобы Бог вошел во плоть и родился в месте обитания большого красного дракона, Его пришествие на землю в этот раз в еще большей степени сопровождается крайними опасностями. Он сталкивается с ножами, огнестрельным оружием и дубинками. Он сталкивается с искушением. Он сталкивается со смертоносного вида толпами. Он рискует быть убитым в любой момент» («Работа и вхождение (4)» в книге «Слово является во плоти»). Бог — это высший правитель всего творения, Его сошествие к глубоко развращенному человечеству, чтобы спасти нас, уже было невероятным унижением, но Ему также пришлось претерпеть всевозможные гонения от рук коммунистического правительства. Страдания, которые пережил Бог, поистине огромны. Если Бог вынес всю эту боль и страдания, почему я не могу пожертвовать собой ради Него? Единственная причина, почему я еще жив, — это Божья защита и забота, без которой эта шайка бесов давно бы замучила меня до смерти. В этом бесовском логове — хотя эти негодяи и использовали все бывшие у них на вооружении методы, чтобы подвергнуть меня жестоким пыткам, — Бог был со мной, и каждый раз, проходя через какой-то этап пыток, я становился свидетелем чудесных дел Божьих, Его спасения и защиты. Я подумал: «Бог так много сделал для меня, как же мне следует утешать Его сердце? Если сегодня Бог дал мне такую возможность, я должен продолжать жить для Бога!». В тот момент Божья любовь пробудила мою совесть, и я почувствовал, что должен угождать Богу, что бы ни случилось. Я заявил самому себе: «Для меня честь сегодня страдать вместе со Христом!» Видя, что я все еще не заговорил и не прошу милости, но боясь, что я здесь умру, не выдав никакой информации, а у них будут проблемы с начальством, злобные полицейские перестали меня избивать. После этого меня повесили на стену за наручники и оставили еще на два дня и две ночи.

В то время было очень холодно, моя одежда вымокла до нитки и была слишком тонкой, чтобы согреть меня, я не ел несколько дней и так проголодался и замерз, что не мог больше этого вынести. Как раз в тот момент, когда я был на грани срыва, банда полицейских воспользовалась моим угнетенным состоянием, чтобы провернуть еще одно хитрое дельце: они позвали психолога, чтобы попытаться промыть мне мозги. Он сказал: «Ты еще молод, тебе надо заботиться о родителях и детях. С тех пор, как тебя взяли, ни другие верующие, ни тем более руководители твоей церкви не проявили ни малейшей озабоченности, а ты здесь страдаешь за них. Тебе это не кажется немного неразумным? Этим полицейским ничего не остается, как только пытать тебя...» Слушая его ложь, я подумал про себя: «Если бы мои братья и сестры пришли ко мне сюда, разве это не было бы равносильно тому, чтобы сдаться? Ты говоришь это, чтобы обмануть меня, посеять разногласия между мной и моими братьями и сестрами, заставить меня неправильно понимать Бога, обвинить и оставить Его. Я не собираюсь верить этому!» Затем мне принесли поесть и попить, пытаясь такой показной щедростью подольститься ко мне. Перед лицом внезапной «доброты» этих полицейских бандитов мое сердце еще тесней прильнуло к Богу, потому что я знал, что в тот момент я слабее всего, и сатана уже готов наброситься, как только представится возможность. Мои переживания в те дни позволили мне увидеть сущность коммунистических властей. Какими бы добрыми и заботливыми они ни притворялись, их злая, реакционная и бесовская сущность неизменна. Дьявольская стратегия «обращения через любовь и сострадание» лишь еще больше обнажила глубину их предательства и обмана. Благодарение Богу за то, что Он дал мне узреть хитрый план сатаны. В итоге психолог не смог ничего добиться от меня и, покачав головой, сказал: «Ничего из него не вытянуть. Он упрям как осел, безнадежный случай!» С этими словами он удрученно ушел. Когда я увидел, как поверженный сатана убегает, мое сердце наполнилось неописуемой радостью!

Увидев, что их мягкий подход провалился, злобные полицейские сразу же показали свое истинное лицо и снова подвесили меня на стену на целый день. В ту ночь, когда я висел, дрожа от холода, когда мои руки так болели, что казалось, они отвалятся, мне в бреду пришла мысль, что, может, я на самом деле не выдержу. В тот момент вошли несколько офицеров, и мне опять пришлось гадать, какие мучения они для меня приготовили. В своей слабости я снова молился Богу: «Боже, Ты знаешь, что я слаб и на самом деле больше не могу терпеть. Пожалуйста, забери мою жизнь прямо сейчас. Я лучше умру, чем стану Иудой и предам Тебя. Я не позволю сбыться хитрым планам этих бесов!» Полицейские размахивали своими дубинками длиной чуть меньше метра, а затем начали наносить мне удары по суставам ног. Некоторые из них маниакально смеялись, ударяя меня, другие пытались искушать: «Да ты просто наслаждаешься наказанием. Ты же не совершил никакого крупного преступления, никого не убил, не совершил поджог. Просто скажи нам, что ты знаешь, и мы тебя снимем со стены». Так как я продолжал молчать, они взбесились и закричали: «Ты думаешь, зря перед тобой стоят десятки полицейских? Мы здесь допрашивали множество заключенных, приговоренных к смертной казни, и всегда получали от них признание, даже если они ничего не сделали. Когда мы приказываем им говорить, они говорят. Почему ты думаешь, что с тобой будет по-другому?» Некоторые из них подошли ко мне и начали щипать и выкручивать мне ноги и бока, пока я не покрылся синяками. В некоторых местах они щипали так сильно, что выступила кровь. Провисев так долго на стене, я был невероятно слаб, и из-за этого от их побоев становилось настолько больно, что я желал умереть. В тот момент я был полностью разбит — больше не мог этого выносить и попросту расплакался. Когда я плакал, мне вдруг пришла мысль о предательстве: «Может быть, мне просто рассказать им что-то. Если это не доставит неприятностей никому из моих братьев и сестер, даже если меня обвинят или казнят, то так тому и быть!» Когда банда злобных полицейских увидела, как я плачу, они взревели от смеха и, довольные собой, сказали: «Если бы пораньше хоть чуть-чуть заговорил, нам бы не пришлось бы тебя так избивать». Меня сняли со стены и положили на землю, дали воды и позволили отдохнуть. Потом они взяли ручку и бумагу, лежавшие наготове, и приготовились записывать мои показания. Когда я уже почти поддался сатанинскому искушению и был на грани того, чтобы предать Бога, Божьи слова вновь четко появились в моем разуме: «Я больше не буду проявлять милосердие к тем, кто не проявил ни капли верности Мне во времена бедствий, поскольку Моё милосердие простирается лишь до сего момента. Вдобавок у Меня нет симпатии к тем, кто хоть раз предал Меня, а с теми, кто распродаёт интересы друзей, у Меня и подавно нет желания объединяться. Таков Мой характер, вне зависимости от того, кем может быть тот или иной человек. Я должен сказать вам следующее: любому, кто разбивает Мне сердце, в другой раз не будет пощады, а каждый, кто был Мне верен, навек останется в Моём сердце» («Тебе надлежит подготовиться к своему предназначению достаточным количеством добрых дел» в книге «Слово является во плоти»). В Божьих словах я увидел Божий характер, не терпящий оскорблений, а также последствия предательства Бога. Я также осознал собственную мятежность. Моя вера в Бога была слишком слаба, я не имел истинного понимания Его, а тем более не был по-настоящему Ему послушен. Поэтому я точно шел на предательство Бога. Я подумал, что Иуда продал Иисуса всего за тридцать сребренников, а я в тот момент был готов предать Бога ради минутного утешения и облегчения. Если бы не своевременное просвещение Божьих слов, я бы стал одним из предателей Бога и был бы навеки осужден! Поняв Божью волю, я увидел, что Божье обустройство было самым лучшим. Я подумал: «Если Бог позволит мне пострадать или умереть, я готов подчиниться и отдать свою жизнь и смерть в Божьи руки. В этом вопросе я ничего не решаю. Даже если мне останется лишь один вздох, я должен стараться угодить Богу и свидетельствовать о Нем». В этот момент мне вспомнился церковный гимн: «Предпочту отдать за Бога жизнь. Я достоинство храню человека Божьего. Божьим назиданием я срамлю сатану» («Я хочу увидеть день, когда Бог обретет славу» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Я стал петь его про себя, и тогда моя вера возродилась, и я решил, что если я умру, это будет для Бога. Что бы ни случилось, нельзя поддаваться этому старому дьяволу, коммунистическому режиму. Видя, что я просто лежу на полу без движения, злобные полицейские начали меня искушать, говоря: «Разве страдания того стоят? Мы даем тебе возможность сделать доброе дело. Скажи нам все, что знаешь. Даже если ты ничего не скажешь, у нас есть все нужные свидетельские показания и доказательства, чтобы осудить тебя». Видя, как эти хищные бесы пытаются заставить меня предать Бога и продать моих братьев и сестер, чтобы разрушить Божью работу, я больше не мог сдерживать кипевшую внутри ярость и прокричал им: «Если вы уже все знаете, то нет смысла меня допрашивать. Даже если бы я знал все, я бы никогда вам не рассказал!» Полицейские яростно закричали в ответ: «Если не расколешься, замучаем тебя до смерти! Не думай, что выберешься отсюда живым! Мы заставляем говорить всех смертников, думаешь, что ты крепче их?» Я ответил: «Теперь, когда вы меня схватили, я не планирую остаться в живых!» Не говоря ни слова, полицейский бросился ко мне и ударил меня в живот. Мне было так больно, как будто кишечник разорвали надвое. После этого остальные офицеры подскочили ко мне и били, пока я снова не отключился... Придя в себя, я обнаружил, что меня снова подвесили как раньше, но на этот раз еще выше. Все мое тело опухло, я не мог говорить, но благодаря Божьей защите я не чувствовал боли. В тот вечер большинство офицеров ушли, а те четверо, которым было поручено следить за мной, крепко заснули. Вдруг мои наручники чудом открылись, и я мягко упал на пол. В тот момент я вернулся в сознание и вдруг вспомнил, как ангел Господень спас Петра из тюрьмы. Цепи упали с рук Петра, и железные ворота его темницы открылись сами собой. По великой Божьей милости и благодати я смог испытать такие же чудесные Божьи дела, что и Петр. Я сразу же встал на колени и в молитве воздал благодарность Богу: «Дорогой Боже! Спасибо за Твою милость и заботу. Спасибо за Твою неустанную защиту для меня. Когда жизнь моя висела на волоске, когда смерть была рядом, Ты тайно охранял меня. Именно Твоя великая сила защитила меня и позволила мне вновь стать свидетелем Твоих чудесных дел и полноправного всемогущества. Если бы я сам не испытал этого, я бы никогда не поверил, что это реально!» Через мои страдания я вновь стал свидетелем Божьего спасения; я был глубоко тронут и наполнен бесконечной теплотой. Я хотел уйти оттуда, но мне было так больно, что я не мог двигаться, и поэтому я просто уснул прямо на полу и спал до тех пор, пока на рассвете меня не разбудили пинками. Увидев меня лежащим на полу, злобные полицейские начали спорить между собой, пытаясь выяснить, кто меня спустил. Четверо полицейских, ответственных за меня ночью, сказали, что у них не было ключей от моих наручников. Они стояли, тупо глядя на наручники — по очереди, один за другим, осмотрели их, но не нашли никаких следов разлома. Они спросили меня, как открылись наручники, и я ответил: «Открылись сами по себе!» Они мне не поверили, но в своем сердце я знал: это великая сила Божья и одно из Его чудес.

Позже, видя, что от слабости я могу в любой момент умереть, злобные полицейские уже не посмели подвешивать меня, а потому перешли к другому виду пыток. Они затащили меня в комнату и заставили сесть на пыточный стул. Моя голова и шея были зажаты металлической скобой, а руки и ноги связаны так, что я не мог двинуть ни одним мускулом. В сердце я молился Богу: «Боже! Все под Твоим контролем. Я уже прошел несколько испытаний между жизнью и смертью, и теперь снова доверяюсь Тебе. Я готов сотрудничать с Тобой, чтобы твердо стоять в свидетельстве и посрамить сатану». Завершив молитву, я почувствовал спокойствие, собранность, от страха не осталось и следа. В этот момент один из офицеров нажал на выключатель, и все подчиненные, затаив дыхание, стали смотреть, как меня будет бить током. Когда я никак не отреагировал, они пошли проверять соединение. Когда я снова не отреагировал, они посмотрели друг на друга, не веря своим глазам. Наконец, один из подчиненных сказал: «Возможно, неисправно подключение электрического стула». С этими словами он подошел ко мне, и как только он коснулся меня рукой, то тут же вскрикнул — электрический разряд отбросил его на целый метр, и он упал на землю, корчась от боли. Когда около десятка приспешников увидели, что произошло, все они испугались до полусмерти и ринулись из комнаты. Один из них был так напуган, что поскользнулся и упал на пол. Прошло немало времени, прежде чем двое подчиненных пришли отвязать меня, дрожа от страха получить электрический разряд. За полчаса, что я провел привязанным к электрическому стулу, я ни разу не почувствовал электрического тока. Как будто я сидел на обычном стуле. Я вновь стал свидетелем великой силы Божьей и глубоко почувствовал Его любовь и доброту. Даже если я потеряю все, что имею, включая собственную жизнь, — если со мной будет Бог, у меня будет все, что нужно.

После этого злобные полицейские отвезли меня обратно в изолятор. Я с головы до ног был покрыт порезами, синяками и ранами, руки и ноги ужасно распухли — я был совершенно изможден и даже не мог стоять, сидеть или даже есть. Я был на самом краю смерти. Когда другие заключенные-смертники в камере узнали, что я никого не выдал, они увидели меня в новом свете и одобрительно сказали: «Ты настоящий герой, а мы мнимые герои!» Они даже спорили друг с другом, кто даст мне еду и одежду... Когда злобные полицейские увидели, как Бог действовал внутри меня, они уже не смели пытать меня и даже сняли с меня наручники и кандалы. С тех пор никто больше не осмеливался меня допрашивать. Несмотря на это, полиция так и не сдавалась, а потому, чтобы получить от меня информацию о церкви, они попытались подстрекать других заключенных, чтобы заставить меня поддаться. Они провоцировали других заключенных словами: «Тех, кто верит во Всемогущего Бога, надо бить!» Однако, к их удивлению, один из заключенных, который был убийцей, сказал: «Я никогда не сделаю то, что вы говорите. Мало того, что я его не побью, никто в этой камере его не побьет! Мы все здесь потому, что нас предал кто-то другой. Если бы все были так же верны, как этот парень, никто из нас не был бы приговорен к смерти». Другой смертник сказал: «Нас всех арестовали, потому что мы совершили очень плохие поступки, поэтому мы приговорены к смерти. Но этот парень — верующий в Бога, он не совершил никакого преступления, а вы своими пытками довели его до неузнаваемости!» Один за другим заключенные выступали против несправедливого отношения ко мне. Видя происходящее, полицейские не захотели, чтобы ситуация вышла из-под контроля, поэтому они ничего не сказали, а просто убежали. В тот момент я вспомнил отрывок из Библии: «Сердце царя — в руке Иеговы, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его» (Притч. 21:1). Став свидетелем того, как Бог сподвиг других заключенных прийти ко мне на помощь, я глубоко убедился, что все это были Божьи дела, и моя вера в Него еще больше возросла!

Когда одна тактика не сработала, эти злобные полицейские придумали новый план. На этот раз по их инициативе надзиратель изолятора назначил мне самый изнурительный труд: меня заставили делать по два полных рулона бумажных денег в день. (Бумажные деньги — это часть китайской традиции: их сжигают, чтобы отдать своим умершим предкам. Один рулон бумажных денег изготовлен из склеенных вместе 1600 листов фольги и 1600 листов легковоспламеняющейся бумаги.) Моя нагрузка была в два раза больше, чем у других заключенных, а руки и ноги у меня тогда так невыносимо болели, что я едва мог что-то поднять или удержать. Поэтому даже если бы я работал всю ночь, я не смог бы выполнить свое задание. Эта неспособность выполнить работу была использована полицией как повод подвергнуть меня телесным наказаниям. Меня заставляли принимать холодный душ при температуре -20 градусов по Цельсию; заставляли работать поздно ночью или стоять на дежурстве, и в результате я никогда не спал больше трех часов за ночь. Если я продолжительное время не мог выполнить работу, всех заключенных из моей камеры собирали, выводили на улицу, окружали, стоя с оружием в руках, и заставлял сидеть на корточках с руками за головой. Если кто-то не мог удержаться, ему доставался разряд электрошоковой дубинки. Злобные полицейские использовали все возможные способы, чтобы заставить остальных заключенных возненавидеть и обижать меня. Все, что я мог сделать в этой ситуации, это предстать перед Богом в молитве: «Дорогой Боже, я знаю, что эти злобные полицейские провоцируют других заключенных, чтобы заставить их ненавидеть меня и мучить меня, чтобы я предал Тебя. Это духовная война! Боже! Как бы ко мне ни относились другие заключенные, я готов подчиниться Твоему планированию и обустройству. Я молюсь, чтобы Ты дал мне решимость терпеть эти страдания. Я хочу свидетельствовать о Тебе!» После этого я снова стал свидетелем Божьих дел. Другие заключенные не только не возненавидели меня, но даже организовали забастовку в мою поддержку и потребовали от офицеров вдвое сократить мою рабочую нагрузку. В конце концов полиции ничего не осталось, кроме как уступить требованиям заключенных.

Несмотря на то, что им пришлось уполовинить мою нагрузку, полицейские припасли какие-то другие козыри. Через несколько дней в камеру прибыл новый «заключенный». Он был очень добр ко мне, покупал мне все, что было нужно, приносил мне еду, интересовался моим состоянием, а также спрашивал, почему меня арестовали. Сначала я не придал этому значения и сказал ему, что я верю в Бога и что меня арестовали за печать религиозных материалов. Он постоянно задавал мне конкретные вопросы о печати книг, и когда я увидел, что он давит на меня своими вопросами, то почувствовал беспокойство и помолился Богу: «Дорогой Бог, все люди, вещи и ситуации, окружающие нас, допущены Тобой. Если этот человек — информатор, подосланный полицией, я молюсь, чтобы Ты раскрыл мне его истинное лицо». Завершив молитву, я был в тишине перед Богом, и мне вспомнился отрывок из Его слов: «Сохраняйте спокойствие в Моем присутствии и живите согласно Моему слову, и вы действительно сохраните бдительность и проявите духовную проницательность. Когда придет сатана, вы сможете сразу же защититься от него, а также ощутить его приход; вы ощутите реальное беспокойство в духе» (Глава 19, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Я задумался над вопросами, которые мне задавал «новый заключенный», и понял, что все они были именно о том, что хотела узнать от меня полиция. В тот момент я как будто пробудился: все оказалось еще одной уловкой злобных полицейских, а человек этот был информатором. «Заключенный» увидел, что я вдруг затих, и спросил, хорошо ли себя чувствую. Я сказал, что чувствую себя прекрасно, но строго и справедливо сказал ему: «Избавлю тебя от излишних хлопот и скажу, что ты зря тратишь время. Даже если бы я знал все, я бы тебе не сказал!» Остальные заключенные похвалили мой поступок: «Нам всем следует поучиться у вас, верующих. У вас по-настоящему твердый характер!» Информатор не смог ничего сказать в ответ и через два дня сбежал.

В изоляторе я провел один год и восемь месяцев. Хотя эти полицейские бандиты сделали все возможное, чтобы усложнить мне жизнь, Бог побудил заключенных-смертников позаботиться обо мне. Когда старшего по камере перевели, другие заключенные избрали меня новым старшим. Всякий раз, когда у кого-то из заключенных возникали проблемы, я старался помочь. Я говорил им: «Я верен Богу. Бог требует от нас быть человечными. Даже в тюрьме, пока мы живы, мы должны сохранять подобие человека». Когда я заявил это, заключенные, приговоренные к смертной казни, перестали издеваться над новичками. Когда-то слова «камера номер 7» порождали страх в сердцах узников, но в мое время камера стала цивилизованной. Заключенные говорили: «Люди из Церкви Всемогущего Бога — хорошие люди. Если мы когда-нибудь выберемся отсюда, мы обязательно поверим во Всемогущего Бога!» Пережитое в изоляторе напомнило мне историю Иосифа. Во время его заключения в Египте Бог был с ним, Бог даровал ему благодать, и все прошло для Иосифа очень гладко. За это время я лишь поступал в соответствии с требованиями Бога и подчинялся Его планированию и обустройству. Поэтому Бог был со мной, Он давал мне возможность избегать бедствий на каждом повороте. Я от всего сердца благодарил Бога за благодать, которую Он дал мне!

Позже, без каких-либо доказательств, коммунистические власти состряпали ложные обвинения и приговорили меня к трем годам тюремного заключения; окончательно освобожден я был только в 2009 году. Когда я вышел из тюрьмы, местная полиция очень внимательно следила за мной и требовала, чтобы я отчитывался перед ними. Каждое мое движение контролировалось режимом КПК, и у меня не было никакой личной свободы. Я был вынужден бежать из родного города и выполнять свои обязанности в другом месте. Более того, поскольку я был одним из верных Божьих, коммунистические власти отказалось обрабатывать регистрационные записи моей семьи (до сих пор регистрационные записи двух моих сыновей еще в обработке). Мне стало еще яснее, что жизнь под властью КПК — это настоящий ад. Я никогда не забуду жестокие мучения, которым подверг меня коммунистический режим. Я презираю его всем своим существом и скорее умру, чем буду под его властью. Я полностью отрекаюсь от него!

Этот опыт подарил мне гораздо большее понимание Бога. Я стал свидетелем Его всемогущества, мудрости и благой сущности Его. Я увидел, что как бы ни преследовал избранных Богом людей демонический режим КПК, он все равно остается орудием и средством для дела Божьего. Коммунистическое правительство есть и всегда будет побежденным врагом Бога. Так много раз Божья чудесная защита спасала меня во времена отчаяния, позволяя мне освободиться из лап сатаны и возвратиться к жизни, будучи на грани смерти. Так много раз Божьи слова утешали и вдохновляли меня, они стали моей поддержкой и опорой, когда я был слаб и безнадежен, позволяя мне выйти за рамки плоти и вырваться из когтей смерти. Так много раз, когда я был на последнем издыхании, сила Божья подкрепляла меня и давала мне силы жить дальше. Как сказано в Божьих словах: «Сила Божьей жизни может одолеть любую силу, более того, она превосходит любую силу. Его жизнь вечна, Его сила необычайна, и никакому сотворённому или врагу невозможно сокрушить Его силу жизни. Божья сила жизни существует и сияет ярким светом независимо от времени и места. Божья жизнь остаётся вовеки неизменной, несмотря ни на какие потрясения неба и земли. Всё проходит, но Божья жизнь остаётся, ибо Бог — источник существования всего сущего и корень его существования» («Только Христос Последних Дней Может Дать Человеку Путь Вечной Жизни» в книге «Слово является во плоти»). Да будет вся слава всемогущему истинному Богу!

Следующая статья: Бог — моя сила в жизни
Не озадачены ли вы тем, почему Бог не отвечает на ваши молитвы? Мы будем рады услышать вас и помочь вам найти ответы.
Свяжитесь с нами через Whatsapp
Свяжитесь с нами через Messenger

Похожие темы

Песнь жизни среди руин

Гао Цзин, провинция Хэнань В 1999 году мне посчастливилось принять работу Всемогущего Бога в последние дни. Читая Божьи слова, я ощутила...

Божья любовь не знает границ

Чжоу Цин, провинция Шаньдун В этой жизни я натерпелась страданий. Я совсем недолго была замужем, когда умер мой муж, и тяжкое бремя заботы...