Размышление об отплате за доброту

24 июня 2023 г.

Несколько месяцев назад я пережил нечто подобное. Я получил письмо из церкви моего родного города с просьбой дать оценку одной из сестер по имени Чжан Хуа. В письме говорилось, что она нарушает церковную жизнь, стравливает людей и собирает своих сторонников. Лидеры несколько раз пытались беседовать, но безрезультатно, и она давала отпор, указывая на недостатки самих лидеров. Церковь готовила информацию, необходимую для отлучения Чжан Хуа, и попросила меня написать о ней отзыв. Увидев письмо, я понял, что на этот раз Чжан Хуа, скорее всего, отлучат, потому что она все время упорствовала в таком поведении, и не собиралась изменяться. Это было очень серьезное состояние. Когда я представил себе исключение Чжан Хуа, мне стало не по себе. Она раньше продвигала меня по службе и всегда старалась заботиться обо мне. Что бы она обо мне подумала, узнав, что именно я разоблачил ее злодеяния? Разве она не сказала бы, что я неблагодарный и бессердечный? Думая об этом, я лишь хотел избежать происходящего. Как раз в то время у меня были другие дела, и я отложил это на несколько дней.

Вопрос продолжал висеть над моей головой. Я вспомнил то, что происходило десять лет назад. Тогда Чжан Хуа была церковным лидером, и повысила меня на работу с текстами, чтобы я получил больше практики. Меня неоднократно повышали, и я ездил выполнять свой долг за город. Я думал, что возможность продолжать работать с текстами как-то связана с тем, что она повышала меня все эти годы. Я вспомнил о тех беседах, помощи и поддержке, которые она давала в годы своего руководства — мы очень хорошо ладили, и она заботилась о нас в повседневной жизни. Она не только организовывала для нас посещение лучших домов, но также оперативно передавала нам необходимую одежду или предметы первой необходимости. Я помню, как однажды она проводила для нас собрание. Узнав, что у меня больная печень, она связалась с братом, который был связан с медициной, и достала для меня с десяток бесплатных лекарств для печени. Я был очень тронут этим. Кроме моих родных, никто никогда не проявлял такой обеспокоенности моей болезнью. Я всегда чувствовал, что она ценила меня и дорожила мной, и я всегда оставался благодарен ей за это. Поэтому я испытал невыносимую неловкость, когда меня попросили написать отзыв о Чжан Хуа, потому что я знал, что у нее целый ряд злых дел, и если бы их раскрыли, то это привело бы к ее исключению. Выполняя свой долг, она проявляла беспечность и безрассудство, нанося серьезный ущерб работе церкви. После того, как ее отстранили от должности лидера, она пошла проповедовать Евангелие, но стала следовать за антихристами, борясь за лидерство и обвиняя руководство в лжелидерстве. В результате лидеры и работники не могли выполнять свой долг, что сильно нарушало церковную работу. Ее сестра была злым человеком. Когда ее отлучили, Чжан Хуа была недовольна и встала на ее защиту, распространяя представления и нарушая работу церкви. Я удивлялся, почему Чжан Хуа всегда поддерживает не тех людей. Затем мне на ум пришло следующие Божьи слова: «Многие в церкви не имеют проницательности. Когда происходит нечто обманчивое, они внезапно становятся на сторону сатаны. Они даже оскорбляются, когда их называют приспешниками сатаны. Хотя люди могут говорить, что у них нет проницательности, они всегда занимают сторону, лишенную истины. Они никогда не становятся на сторону истины в критический момент, они никогда не поднимаются и не отстаивают истину. Действительно ли им не хватает проницательности? Почему они неожиданно становятся на сторону сатаны? Почему они никогда не говорят ни единого справедливого и разумного слова в поддержку истины? Неужели эта ситуация действительно возникла в результате их минутного замешательства? Чем меньше у людей проницательности, тем менее они способны встать на сторону истины. Что это показывает? Разве это не показывает, что лишенные проницательности любят зло? Разве это не показывает, что они преданное исчадье сатаны? Почему так получается, что они непременно способны становиться на сторону сатаны и говорить на его языке? Каждое их слово и деяние, выражения их лиц являются достаточным доказательством, что они никакие не любители истины, — напротив, они ненавидят истину. Того, что они могут стоять на стороне сатаны, достаточно для доказательства того, что сатана действительно любит этих мелких бесов, которые всю свою жизнь сражаются ради него. Разве все эти факты не более, чем ясны?» (Слово, том I. Божье явление и работа. Предупреждение тем, кто не практикует истину). Благодаря откровению Божьего слова, и сопоставляя его с прежними злыми делами Чжан Хуа и ее нынешним поведением, я увидел, что она всегда была на стороне сатаны, нарушая работу церкви. Я понял, что на самом деле она была прислужницей сатаны — злодеем, нарушающим работу церкви. Если бы я разоблачил все злодеяния Чжан Хуа, то, согласно принципам церкви, она, конечно же, была бы удалена. Тогда она бы не играла никакой роли в Божьем доме и утратила всякий шанс на спасение. Она была уже в среднем возрасте и не обзавелась семьей. Если ее отлучат, куда она пойдет? Когда я вспоминал, как она заботилась обо мне и продвигала меня, передо мной вставала дилемма. Написать отзыв, и тогда ее, скорее всего, отлучат за плохое поведение. Не написать его, и тогда я не защитил бы работу церкви и не был бы верен Богу. Подумав об этом, я пошел на компромисс. Прошли годы, и я не могу похвастаться хорошей памятью. Я уже забыл многие подробности, поэтому не было смысла тратить много усилий, чтобы вспомнить их. Я просто ограничусь описанием нескольких очевидных деталей. Когда эта мысль пришла мне в голову, я почувствовал упрек в своем сердце. Разве это не было вероломством и обманом? Сейчас наступил последний этап откровения в Божьей работе, когда люди отбираются по их роду. Только после удаления злодеев, антихристов, неверующих и злых духов, церковь будет очищена и сможет беспрепятственно выполнять свою работу. Я хорошо знал, что Чжан Хуа была злой, но не хотел ее разоблачать — я хотел укрыть и прикрыть ее. Это означало стоять на стороне сатаны и противиться Богу. Осознав это, я испугался. Я изо всех сил постарался вспомнить все ее поступки и записал их для лидера.

Отправив отзыв, я почувствовал себя немного спокойнее, но чувство грусти все равно оставалось. Если однажды я вернусь в свой родной город, и Чжан Хуа узнает, что это я раскрыл ее злодеяния, разве она не скажет, что я черствый и неблагодарный? Когда я на протяжении нескольких дней думал об этом, мне казалось, что я сделал что-то не так. Я продолжал размышлять: я знал, что разоблачать злодеев и сообщать о них является Божьей волей и долгом всех избранных Божьих, так почему же я был так опечален и не хотел разоблачать ее? Почему у меня было чувство, что я перед ней в долгу? Размышляя, я вспомнил, что когда Бог анализировал моральные устои человечества, он затронул тему отплаты за доброту, поэтому я стал читать Божье слово. В Божьих словах говорится: «Идея, что „за доброту следует с благодарностью отплатить“, является одним из классических критериев оценки моральных качеств человека в китайской традиционной культуре. При определении того, насколько хороши или плохие человеческие качества людей и насколько они добродетельны, одним из факторов будет то, отвечают ли эти люди взаимностью на оказанные им услуги или помощь, то есть практикуют ли они принцип „за доброту следует с благодарностью отплатить“ или нет. В китайской традиционной культуре, да и в традиционной культуре человечества в целом люди считают это важным показателем добродетели. Если человек не практикует принцип „за доброту следует с благодарностью отплатить“, значит он неблагодарен и считается лишенным совести и недостойным того, чтобы с ним общаться. Такими людьми пренебрегают, их отвергают и презирают все. С другой стороны, если люди практикуют принцип „за доброту следует с благодарностью отплатить“, то есть если они отвечают взаимностью на оказанные им помощь и услуги всеми доступными средствами, тогда считается, что они совестливы и человечны. Если некто получает блага или помощь от окружающих, но не платит им тем же, или только слегка благодарит их простым „спасибо“ и ничем больше, что подумают о нем окружающие? Заденет ли их это? Могут ли они подумать: „Этот парень не заслуживает помощи, он нехороший человек. Если он так реагирует на значительную помощь, значит, у него нет ни совести, ни человечности, и он недостоин того, чтобы с ним общались“? Если бы они снова встретились с таким человеком, стали бы они ему помогать? По крайней мере, у них не возникло бы такого желания. Разве вы в подобных обстоятельствах не задались бы вопросом, следует ли вам оказывать помощь такому человеку или нет? Из своего предыдущего опыта вы бы вынесли такой урок: „Я не могу просто помогать всем и каждому — люди должны понимать, что «за доброту следует с благодарностью отплатить». Если это тот неблагодарный тип людей, которые не платят взаимностью за оказанную мной помощь, тогда мне лучше им не помогать“. Разве вы не так рассматривали бы эту проблему? (Именно так.)» (Слово, том VI. О стремлении к истине. Что значит стремиться к истине (7)). Прочитав Божье слово, я нашел причину, почему мне было так грустно, и почему я чувствовал, что в долгу перед ней. Я был обманут и отравлен моральным принципом отплаты за доброту. На протяжении всего моего детства, когда я слышал разговоры моих родителей, пожилых людей или деревенских жителей, в них часто звучала фраза «отплатить добром за добро». Когда они слышали, как кто-то, получивший помощь, впоследствии отплатил добром за добро, они хвалили этого человека и говорили, что он хороший, совестливый, и с ним стоит дружить. Они восхищались такими людьми, уважали их, и радостно приветствовали при встрече. Но когда кто-то не оказывал ответной услуги, они не хотели с ним общаться. В узком кругу они называли таких людей неблагодарными, бессовестными и бесчеловечными, и не здоровались с ними. Подобные ценности я впитывал с детства, и всегда старался придерживаться идеи отплаты добром за добро. Я должен был помнить всех, кто помог мне или моей семье, и отплатить им как можно скорее. Если это было невозможно сделать прямо сейчас, я должен был подождать и отплатить им позже, когда смогу. Мне казалось, что так должен поступать благородный, совестливый, честный человек, и этим я снискал расположение окружающих. Но что касается Чжан Хуа, то я чувствовал, что не отплатил за ее содействие в продвижении, заботу и помощь, и даже сообщил о ее злодеяниях. Меня мучила совесть, и я считал себя неблагодарным. Я настолько был захвачен этими мыслями, что хотя я и знал, что злые люди и неверующие могут только мешать работе церкви и выполнению обязанностей братьев и сестер, я все равно не хотел раскрывать ее злые дела. Я был глубоко обманут и сдерживаем идеей отплаты за доброту.

Именно тогда я прочитал еще одно Божье слово. «Утверждения относительно нравственного поведения, такие как „за доброту следует с благодарностью отплатить“, не рассказывают людям, в чем именно заключаются их обязанности как члена общества и представителя человеческого рода. Напротив, они являются способом обязать или принудить людей действовать и думать определенным образом, независимо от того, хотят они этого или нет, и невзирая на обстоятельства или контекст. В древнем Китае есть много тому примеров. Например, голодающий нищий мальчик был принят в семью, где его накормили, одели, обучили боевым искусствам и дали ему всевозможные знания. Семья дождалась, пока мальчик вырастет, а затем стала использовать его как источник дохода, посылая творить злодеяния, убивать людей и совершать то, чего он делать не хотел. Если вы посмотрите на его историю в свете всех полученных им милостей, тогда его спасение было добрым делом. Но учитывая то, что мальчик был вынужден совершать позже, было ли оно действительно добрым или нет? (Не было.) Однако люди, воспитанные в условностях традиционной культуры, таких как „за доброту следует с благодарностью отплатить“, не могут увидеть это различие. На первый взгляд кажется, что у мальчика не было другого выбора, кроме как творить зло, причинять людям боль и стать убийцей — то, что большинство людей делать бы не желали. Но разве его готовность совершать плохие поступки и убивать по велению своего хозяина не произошла в глубине его души из желания отплатить ему за его доброту? В частности, из-за условностей китайской традиционной культуры, таких как „за доброту следует с благодарностью отплатить“, люди не могут не подвергаться влиянию и контролю подобных идей. Их поведение, а также их намерения и мотивы, стоящие за этим поведением, также ограничиваются этими идеями. Когда этот мальчик оказался в такой ситуации, какой была его первая мысль? „Эта семья меня спасла, и они были добры ко мне. Я не могу быть неблагодарным, я должен отплатить им за доброту. Я обязан им жизнью, поэтому я должен посвятить свою жизнь им. Я должен делать все, о чем они меня просят, даже если это означает творить зло и убивать людей. Я не могу задумываться о том, правильно это или нет, я должен просто отплатить им за доброту. Что я за человек, если этого не сделаю?“ В результате всякий раз, когда семья хотела, чтобы он кого-то убил или совершил дурной поступок, он делал это без сомнений и колебаний. Разве его поведение и действия, его беспрекословное послушание не были продиктованы идеей „за доброту следует с благодарностью отплатить“? Разве он не воплощал этот моральный принцип? (Да.) Что вы вынесли из этого примера? Вера в то, что „за доброту следует с благодарностью отплатить“ — это хорошо или нет? (Нет, в этом нет принципа.) На самом деле, у человека, который платит взаимностью за доброту, есть принцип. А именно, „за доброту следует с благодарностью отплатить“. Если кто-то делает тебе добро, ты должен ответить ему тем же. Если ты этого не делаешь, то ты не человек, и, если тебя за это осудят, ты ничего не сможешь возразить. Пословица гласит: „За каплю воды отплати бьющим родником“, но в данном случае мальчик получил доброту, спасшую ему жизнь, а взамен должен был отплатить за нее жизнью. Он не знал, каковы ограничения или принципы платы за добро. Он считал, что его жизнь была подарена ему этой семьей, поэтому в ответ он должен был посвятить свою жизнь им и делать все, что они от него требовали, включая убийство или другие злодеяния. В этом способе платы за добро нет принципов и ограничений. Он поощрял чудовище и, делая это, погубил себя. Правильно ли было отплачивать за добро таким образом? Конечно, нет. Это было глупо» (Слово, том VI. О стремлении к истине. Что значит стремиться к истине (7)). На Божьем примере нищего, отплатившего за доброту, я увидел, что отплата за доброту — это сатанинское заблуждение, которое отравляло нас. Идея отплачивать за доброту не только сковывает нашу душу, но и искажает наши мысли, превращая обычную помощь между людьми в долг благодарности, о котором нужно помнить и который нужно возвращать, чтобы нас на сочли бессовестными и бесчеловечными. Сколько людей утратили представление о правильном поведении из-за этой обманчивой и ядовитой морали? Кто бы ни был благодетелем, даже если это злодей или человек, обладающий скрытыми мотивами, тот, кому оказывается услуга, должен отплатить за нее всем своим существом, вплоть до убийства и прочего зла. И тут я понял, что мораль отплаты за доброту действительно отравляет людей. Когда я вспомнил о том, как Чжан Хуа нападала на лидеров и нарушала работу церкви, я понял, что лидер попросила дать оценку для того, чтобы четко понять, как обычно ведет себя Чжан Хуа и решить, стоит ли ее отлучать. Но я был так обманут, находясь под влиянием идеи «отплаты за добро», что одна из-за одной лишь мысли о том, что Чжан Хуа продвигала меня, заботилась обо мне и проявляла всю свою благосклонность, мне захотелось скрыть ее злые дела. Я был слишком сбит с толку, чтобы отличить добро от зла, черное от белого! В этот момент я смог обрести проницательность относительно идеи отплаты за доброту. Я увидел, что в этом нет ничего хорошего, а это заблуждение, которое сатана использует, чтобы обмануть и развратить людей. Я знал, что не должен жить этим и брать это за принцип поведения.

Позже я прочитал еще один отрывок Божьего слова. «Необходимо рассмотреть суть традиционной культурной концепции „за доброту следует с благодарностью отплатить“. Самая важная ее часть — слово „доброта“. Как вы себе представляете эту доброту? О каком аспекте и о какой сути доброты идет речь? В чем значимость утверждения „за доброту следует с благодарностью отплатить“? Каждому, кто стремится к истине, жизненно важно найти ответы на эти вопросы. Что такое доброта согласно представлениям людей? На более низком уровне, доброта — это когда кто-то помогает тебе, если ты попал в беду. Например, кто-то дает тебе тарелку риса, когда ты голодаешь, или бутылку воды, когда ты умираешь от жажды, или помогает тебе подняться, когда ты упал и не можешь встать. Все это проявления доброты. Величайшее проявление доброты — это когда ты находишься в отчаянном положении, и кто-то спасает тебя, — это спасительная доброта, или когда ты в смертельной опасности, и кто-то помогает тебе избежать смерти, по большому счету спасая твою жизнь. Это некоторые примеры того, что люди считают добротой. Такая доброта сильно превосходит любую мелкую материальную услугу — это великая доброта, которую нельзя измерить деньгами или чем-нибудь материальным. Те, кому ее оказывают, испытывают такую благодарность, которую невозможно выразить несколькими словами признательности. Однако правильно ли будет людям измерять доброту таким образом? (Нет.) А почему? (Потому что такая мера основана на стандартах традиционной культуры.) Это ответ, основанный на теории и доктрине, и, хотя он может казаться верным, он не выражает сути дела. Итак, как можно объяснить это с практической точки зрения? Подумайте об этом хорошенько. Когда-то давно Я услышал об одном видео, гуляющем в Интернете, в котором мужчина роняет свой кошелек и не замечает этого. Кошелек хватает маленькая собака и начинает бежать за ним, и когда мужчина видит это, он бьет собаку, думая, что та украла его кошелек. Абсурд, не так ли? У мужчины нравственности меньше, чем у собаки! Собака действовала в полном соответствии с человеческими стандартами нравственности. Человек бы крикнул: „Вы кошелек уронили!“, но поскольку собака не умеет говорить, она просто схватила бумажник и понеслась за человеком. Итак, если собака может демонстрировать элементы хорошего поведения, поощряемого традиционной культурой, что это говорит о людях? Люди рождаются с совестью и разумом, поэтому они в большей степени способны на такие вещи. Пока у человека есть совесть, он может осуществлять подобные обязанности и задачи. Они не требуют от вас исполнять тяжелую работу или чем-нибудь жертвовать — от вас требуется лишь приложить небольшое усилие, просто сделать что-то нужное и полезное для других. Но действительно ли суть подобного действия можно назвать добротой? Дотягивает ли оно до проявления доброты? (Нет.) И раз так, должны ли люди говорить о том, чтобы отплатить за это взаимностью? В этом нет необходимости» (Слово, том VI. О стремлении к истине. Что значит стремиться к истине (7)). Когда я размышлял над Божьим словом, мое сердце просветлело. Бог говорит: «Самая важная ее часть — слово „доброта“. Как вы себе представляете эту доброту?» Как только я смог бы понять, как относиться к идее «доброты», я увидел бы истину и больше не был бы обманут или контролируем этой идеей. Поэтому я все обдумал. Я считал, что Чжан Хуа проявила ко мне доброту двумя основными способами. Во-первых, она повысила меня в должности. Во-вторых, пока она была лидером, она просила брата приносить мне лекарства. Так разве это на самом деле было добром? Вообще-то, когда кто-то болен или сталкивается с какими-то трудностями, протянуть руку помощи — это нормальное поведение, продиктованное здравым смыслом. Но это вряд ли можно назвать особой добротой, за которую нужно отплатить. Когда Чжан Хуа узнала о моем заболевании печени и попросила брата дать мне лекарство, это можно расценить как ее ответственность, которая есть у всех разумных людей, у которых есть совесть. Но я принял ее помощь близко к сердцу и счел это особой добротой, за которую нужно отплатить, и даже пытался оставить ее в церкви, прикрывая ее злые дела. Отплачивая за ее доброту таким образом, разве я не жертвовал интересами церкви в угоду своим собственным? Я был в полном замешательстве.

Я также задавался вопросом, было ли продвижение меня по службе особой добротой Чжан Хуа. Мне на ум пришли следующие Божьи слова: «Вы должны разобраться в этом вопросе. Независимо от периода и на этапа, на котором находится Его работа, Богу всегда необходима группа людей для сотрудничества. Бог предопределил, что эти люди будут сотрудничать с Ним в Его работе или участвовать в проповеди Евангелия... Кто из вас, исполняющих сейчас свой долг в доме Божьем, оказался здесь случайно? Независимо от вашего происхождения, вы не случайно исполняете свой долг. Эти обязанности не могут исполнять несколько случайно выбранных верующих; эти вещи были предопределены Богом до сотворения мира. Что означает „предопределенность“, если подробно? Это значит, что в Своем всеобъемлющем плане управления Бог давно уже запланировал, сколько раз ты придёшь в мир людей, в какой семье и с какой родословной тебе предстоит родиться в последние дни, и в каких обстоятельствах эта семья будет находиться. Родишься ли ты мужчиной или женщиной, каковы будут твои сильные стороны, какого уровня образование ты получишь, насколько умело ты сможешь выражать свои мысли, каковы будут твой духовный уровень и твоя внешность, в каком возрасте ты придешь в дом Божий и начнешь исполнять свой долг, и какой именно долг ты исполнишь и в какой срок — Бог давно предопределил каждый твой шаг. Еще до твоего рождения, когда ты приходил в мир людей во время нескольких своих последних жизней, Бог уже предопределил тот долг, который тебе надлежит исполнить во время этого последнего этапа работы» (Слово, том III. Беседы Христа последних дней. Часть третья). Чем больше я размышлял над Божьими словами, тем яснее становилось происходящее. Могло показаться, что я получил работу с текстами благодаря продвижению Чжан Хуа, но на самом деле все организовывает Бог. Именно Он постепенно привел меня к этой роли. Если бы в Божьем доме не было этой работы, я не смог бы выполнять этот долг. Так разве все это не произошло в результате работы Бога? Именно Богу я должен был быть благодарен и признателен, но я считал Чжан Хуа источником этого покровительства и хотел отплатить ей за это. Я не мог увидеть Божью благодать, я видел лишь благосклонность человека. Я был поистине слеп, невежественен, неразумен и глуп. Долгом Чжан Хуа как церковного лидера было обучать и продвигать людей в соответствии с рабочими потребностями Божьего дома — мне следовало благодарить Бога, а не присваивать эту доброту другому человеку. Как только я понял это, мне стало легче. Благодарность и признательность, которую я более десяти лет испытывал к ней за то, что она ценила меня, и мое желание отплатить ей — все это исчезло. Я больше не чувствовал себя в долгу перед ней и не сожалел о том, что раскрыл ее злодеяния. Исчезло и чувство вины за неблагодарность, и между нами больше не стоял вопрос о доброте. Как и сказал Бог: «Для Меня такого типа доброты просто не существует, и Я надеюсь, что и для вас тоже. Так как же вам следует понимать это? Просто воспринимайте это как обязательство, ответственность и естественный человеческий инстинкт. Вы должны относиться к этому, как к своей ответственности и обязанности человеческого существа, и делать это наилучшим образом. Вот и все» (Слово, том VI. О стремлении к истине. Что значит стремиться к истине (7)). Божье слово освободило меня от рабства необходимости отплачивать за доброту, и исправило мой взгляд на эти вопросы. Я очень благодарен Богу.

Так или иначе, я думал, что вопрос исчерпан. Но несколько дней назад церковь из моего родного города снова написала мне, попросив меня точно описать поведение Чжан Хуа, а также где и когда она выступала в поддержку антихристов и злых людей, и следовала за антихристами, творя зло. Без таких доказательств отлучить ее было бы невозможно. Получив письмо, мне было немного не по себе. Если бы я написал это, Чжан Хуа точно бы отлучили. Она была так добра ко мне. Если я сделаю это, разве я не... Но я тут же понял, что здесь действовал сатанинский принцип отплаты за доброту. Я должен был проигнорировать эту идею и практиковаться согласно Божьему слову. Я вспомнил, о чем говорилось в Божьем слове: «Каким принципом из слов Божьих люди должны руководствоваться в своем отношении к другим? Любите то, что любит Бог, и ненавидьте то, что Бог ненавидит: вот принцип, которого надлежит придерживаться. Бог любит тех, кто стремится к истине и способен следовать Его воле. Этих же людей должны любить и мы. Тех, кто не может исполнять Божью волю, кто ненавидит Бога и бунтует против Него, — этих людей Бог презирает, и мы тоже должны их презирать. Вот чего Бог просит от человека... В Период Благодати Господь Иисус сказал: „Кто Матерь Моя? и кто братья Мои?“ „Ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь“. Эти слова существовали уже в Период Благодати, и теперь Божьи слова еще более ясны: „Любите то, что любит Бог, и ненавидьте то, что Бог ненавидит“. Эти слова прямо говорят о сути дела...» (Слово, том III. Беседы Христа последних дней. Только признав свои ошибочные взгляды, можно поистине преобразиться). Божье слово ясно дает понять: мы должны относиться к людям в соответствии с принципами, любить то, что любит Бог, и ненавидеть то, что Он ненавидит. Те, кто стремится к истине и практикует ее, являются нашими братьями и сестрами, и к ним следует относиться с любовью. Те же, кто совсем не стремится к истине и не практикует ее, или даже творит зло, нарушающее работу церкви, это не братья и сестры, а прислужники сатаны, злые люди. Их нужно разоблачать, распознавать и очищать от них церковь. Только это соответствует Божьей воле. Понимание этого развеяло мои сомнения. Используя ранее предоставленные мной материалы, я подробно все вспомнил и составил отчет о ее злодеяниях. Отправив ответ, я почувствовал себя спокойно и умиротворенно. Я наконец-то освободился от ограничений, связанных с идеей отплаты за доброту, и мне на сердце стало легко.

Если вы готовы возложить свои заботы на Бога и получить Божью помощь, нажмите на кнопку, чтобы присоединиться к нашей учебной группе.

Похожие темы

Низкий уровень — не оправдание

Автор: Джуй Дцю (Китай) Раньше, всякий раз, когда при выполнении обязанностей я сталкивалась с трудностями или плохо выполняла свою работу,...