Церковь Всемогущего Бога (приложение)

Слушайте голос Бога и приветствуйте возвращение Господа Иисуса!

Мы рады всем тем, кто ищет истину. Свяжитесь с нами.

Более глубокое переживание Божьей любви через вхождение в логово бесов

1

Фэньюн, провинция Шаньси

Несмотря на то, что родители воспитывали меня в атмосфере любви и заботы, я с детства испытывала одиночество и чувствовала, что мне не на кого положиться. Всегда казалось, будто я охвачена какой-то необъяснимой тоской, которую я не могла преодолеть. Я часто задавалась вопросами: Для чего людям дана жизнь? Как я должна жить? Но я никак не могла найти ответов. В 1999 году мне наконец посчастливилось принять труд Всемогущего Бога последних дней. Питание и обеспечение Божьего слова утешили мое одинокое сердце, и я почувствовала, что наконец вернулась домой. Я испытывала особый мир и спокойствие. Лишь тогда я наконец узнала, что значит быть счастливой. Позднее я прочла в Божьем слове: «Мир в сердце человека, в котором нет места Богу, покрыт мраком, безнадёжен и пуст… Положение и жизнь Бога не сможет заменить никто из людей. Человечество не просто нуждается в справедливом обществе, где каждый накормлен, свободен и имеет равные с другими права, оно также нуждается в спасении и Божьем обеспечении жизни» («Бог руководит судьбой всего человечества» в книге «Слово является во плоти»). Так я наконец поняла, что хорошая еда, красивая одежда и наслаждения — это не то, что нужно людям для жизни. Людям нужно Божье спасение и Божье жизнеобеспечение. Только этим можно заполнить пустоту в душе человека. Вопросы, что так долго не давали мне покоя, наконец получили ответы: Бог заботится о всяком живом создании — люди должны жить, полагаясь на Бога, и для Бога, поскольку только такая человеческая жизнь имеет смысл. Читая больше Божье слово, я постепенно пришла к пониманию истины, а позднее взяла на себя обязанности в церкви. Я часто ходила на собрания и общалась со своими братьями и сестрами. День за днем я чувствовала, что живу полноценной жизнью, которая приносит удовлетворение. Но внезапный арест нарушил мою тихую жизнь и бросил меня в логово бесов…

17 июля 2009 года был дождливый летний день, когда я и три сестры очнулись от полуденного сна от неожиданного безудержного лая собаки во дворе. Я выглянула посмотреть, что происходит, и увидела больше 20 полицейских в штатском, перелезавших через забор во двор. Прежде чем я успела как-то отреагировать, они уже ворвались в дом и потащили нас в гостиную. Такая неожиданная перемена событий вызвала у меня панику, и я стала судорожно думать о том, что отвечать, если полицейские будут допрашивать меня. В этот момент мне пришла мысль: Бог позволил всему этому случиться, так что я должна подчиниться. После этого полицейские приказали нам опуститься на корточки и двое из них заломили мне руки за спину, прижали электрическую дубинку к моей шее и накинули мне на голову пальто. Они давили и давили на меня, так что у меня затекли ноги. Малейшее движение — и на меня обрушивались потоки сквернословия и брани. Эти гнусные полицейские бесцеремонно обшаривали дом, как бандиты, а я не переставая сердцем молилась Богу со словами: «Боже! Я знаю, что все в Твоих руках, и это по Твоим благим намерениям я столкнулась с такой ситуацией. И пусть я ничего сейчас не понимаю, я готова подчиниться. Боже! Я в панике, мне очень страшно, и я не знаю, что произойдет дальше. Я знаю, что мой духовный рост еще слишком мал и я познала слишком мало истины, поэтому молю Тебя о защите и водительстве. Дай мне веру и силу, чтобы я могла быть твердой и не стала Иудой, предавшим Тебя». Я молилась снова и снова, не смея оставить Бога даже на мгновение. В результате обыска полицейские обнаружили четыре ноутбука, несколько мобильных телефонов, несколько флешек и MP3-плееров и тысячу с лишним юаней наличными. Завершив обыск, они забрали все найденное, сфотографировали каждую из нас и затолкали нас в автомобиль. На выходе я увидела столько полицейских машин и самих полицейских, что их было невозможно сосчитать.

Полицейские привезли нас на базу отдыха для военных и там разлучили нас, чтобы допросить каждую по отдельности. Дверь охраняли двое полицейских. Сразу после того, как меня грубо втолкнули в комнату, три офицера мужчины и одна женщина-офицер стали задавать мне вопросы. Один из мужчин начал с вопросов: «Откуда ты? Как тебя зовут? Что ты здесь делаешь? Где церковные деньги?» Я молилась сердцем Богу не переставая, и о чем бы они меня ни спрашивали, не произносила ни звука. Увидев это, они вышли из себя от злости. Они приказали мне стоять прямо навытяжку и не разрешали опереться о стену. И так они три дня и три ночи продолжали по очереди допрашивать меня и все это время не разрешали мне ни есть, ни спать. Мое и без того худое и хрупкое тело не выдерживало такого издевательства. Моя голова была готова вот-вот взорваться, я чувствовала себя так, словно из меня вырывали сердце, я была измучена и голодна и еле стояла на ногах. Стоило мне сомкнуть глаза, как меня расталкивали, говоря: «Ты не уснешь, пока не ответишь на наши вопросы! Без вариантов! У нас бездна времени. Посмотрим, сколько ты продержишься!» Они часто задавали мне вопросы про церковь. На протяжении всего этого испытания я очень нервничала и ужасалась одной мысли о том, что по неосторожности могу о чем-то проговориться. Я измучилась и физически, и духовно, но когда я подумала, что достигла предела того, что могу переносить и что больше не выдержу, Бог просветил меня, приведя на память один отрывок из Его слова: «Когда ты сталкиваешься со страданиями, ты должен быть способным не обращать внимания на плоть и не роптать на Бога. Когда Бог скрывает Себя от тебя, ты должен обладать способностью иметь веру, чтобы следовать за Ним, сохранять свою прежнюю любовь, не позволяя ей пошатнуться или исчезнуть. Что бы ни делал Бог, ты должен подчиниться Его плану, должен быть готовым скорее проклясть собственную плоть, нежели ропать против Него. Сталкиваясь с испытаниями, ты должен угождать Богу, невзирая на нежелание расставаться с чем-то, что ты любишь, или невзирая на горькие рыдания. Только это может называться истинной любовью и верой. Независимо от того, каково твое фактическое духовное состояние, ты должен прежде всего обладать волей переносить тяготы, а также истинной верой, и у тебя должна быть воля к отречению от плоти» («Те, кому надлежит быть усовершенствованными, должны пройти переплавку» в книге «Слово является во плоти»). Каждая строчка Божьего слова стала для меня ободрением. Так и есть, для нападок на меня сатана использовал мою физическую слабость. Чтобы заставить меня подчиниться, он надеялся воспользоваться моим желанием защитить свою плоть и жить в комфорте и покое. Я не могла позволить ему обмануть меня и заставить меня жить, как трусливый и позорный Иуда. Я была готова жить по Божьему слову, отвергнуть плоть и поступать по Божьей любви. Я скорее прокляну собственную плоть, нежели возропщу на Бога или предам Его. Божьи слова стали для меня источником неисчерпаемой силы и придали мне решимость претерпеть страдания. К полуночи третьего дня пришел мужчина средних лет, по-видимому, их начальник, и, увидев, что им не удалось вытянуть из меня ни слова, подошел ко мне, встал прямо напротив и сказал: «Ты молодая и симпатичная женщина. Ты бы могла заниматься всем, чем пожелаешь. Зачем ты настаиваешь на вере в Бога? Почему бы тебе просто не рассказать нам все, что тебе известно? Оттягивание времени ничем тебе не поможет. Чем дольше ты тянешь волынку, тем больше тебе придется страдать». В тот момент моя плоть была чрезвычайно слаба, и моя решимость поколебалась. Я подумала: «Может быть, просто рассказать им что-нибудь неважное. Если я буду продолжать в том же духе, кто знает, к каким еще пыткам они прибегнут?» Но вслед за этой мыслью сразу пришла следующая: «Нет! Я не могу ничего рассказывать! Если я выдам хоть слово, они будут требовать все больше и больше. Как только я это сделаю, остановиться будет невозможно, и тогда я точно стану Иудой». Осознав это, я поняла, что чуть не попала в ловушку сатаны. Это было опасно! Что за жуткие, омерзительные бесы! Они решили ударить по слабому месту и методом кнута и пряника заставить меня предать церковь. Я не могла позволить себе попасться на удочку сатаны. Я бы предпочла умереть, чем хоть каким-либо образом предала Бога.

На четвертый день, увидев, что я так ничего и не говорю, эти гнусные полицейские сменили тактику. Они привели меня в другую комнату и закрыли дверь. В тот момент я вспомнила чей-то рассказ о том, как полицейские привели одну сестру в набитую мужчинами тюрьму и позволили заключенным надругаться над ней. Я страшно испугалась, словно ягненок в лапах тигра безо всякой надежды на избавление, и подумала: «Как они собираются пытать меня теперь? Неужели мне предстоит умереть в этой комнате?.. Боже, пожалуйста, защити меня и дай мне сил!» Снова и снова я молилась и взывала к Богу, не смея оставить Его ни на мгновение. Гнусные полицейские сели на кровать. Они приказали мне встать напротив и стали задавать все те же вопросы, но затем один из них, увидев, что я по-прежнему молчу, пришел в бешенство. Он схватил мои руки, заломил их за спину, надел на меня наручники и приказал стоять в стойке всадника. На тот момент я уже не могла твердо держаться на ногах — они были слишком слабы, чтобы стоять, не говоря уже о том, чтобы выдержать стойку всадника. Я не могла удержаться в этом положении даже минуту. Поскольку моя поза не удовлетворяла их требованиям, один из них в бешенстве пнул меня по голени, повалив на пол. Другой крупный полицейский мужчина шагнул ко мне и поднял меня, держа за наручники. Затем он завел мне руки высоко за спину, при этом приговаривая: «Теперь ты заговоришь? Не испытывай мое терпение!» Чем выше он меня поднимал, тем крепче наручники стискивали мои руки, и я закричала от боли. Чем громче я кричала, тем выше он меня поднимал и тем яростнее бранил меня, но я не чувствовала ничего, кроме того, что мои руки вот-вот хрустнут. В муках у меня в памяти всплыл один отрывок из Божьего слова. «В эти последние дни вы должны свидетельствовать о Боге. Неважно, сколь велико ваше страдание, вы должны продолжать действовать до самого конца, и даже на последнем издыхании вы все равно должны быть преданы Богу, должны быть подвластны Богу. Только это и есть истинная любовь к Богу, и только это и есть твердое и громкое свидетельство» («Только переживая тяжелые испытания, можно познать красоту Бога» в книге «Слово является во плоти»). В тот момент я по-настоящему ощутила Божье утешение и ободрение. Я почувствовала, что Бог рядом, что Он со мной и побуждает меня держаться твердо, каким бы невыносимым ни было страдание, и быть верной Ему до конца, потому что только это и есть твердое и громкое свидетельство. Я про себя помолилась Богу: «Боже, сейчас Ты требуешь, чтобы я держалась твердо и свидетельствовала о Тебе. Как бы я ни страдала, я буду свидетельствовать о Тебе перед лицом сатаны, и даже если умру, я не предам Тебя! Я не подчинюсь сатане!» После еще одного раунда пыток полицейский увидел, что я по-прежнему молчу, и в ярости бросил меня на пол. После этого я увидела, что наручники прорезали две глубокие колеи на кистях моих рук, а боль, казалось, разрывала меня на части. Я до сих пор не могу поднимать тяжелое правой рукой.

Чтобы получить информацию о церкви, полицейские на протяжении десяти дней периодически пытали меня. Увидев, что их агрессивная тактика не действует, они попытались применить другую стратегию. Однажды они подослали ко мне женщину-офицера, чтобы та сблизилась со мной. Она принесла мне некоторые предметы ежедневного пользования, а затем попыталась снискать мое расположение словами: «Посмотри на себя — молодая женщина, с приятной внешностью, должно быть, с хорошим образованием. Если бы ты не верила в Бога, мы могли бы стать подругами. Если тебе некуда идти, ты могла бы остановиться у меня дома. Я могу помочь тебе найти здесь хорошую работу и познакомить тебя с хорошим парнем. У тебя мог бы быть свой дом, муж, ребенок, и ты могла бы наслаждаться жизнью со своей семьей. Разве это не было бы прекрасно? Судя по всему, ты не можешь вернуться домой. Разве ты не скучаешь по своему дому и родителям?» Офицер мужчина неподалеку присоединился к ней со словами: «Это точно. Зачем тебе всю жизнь скрываться и перебираться с места на место? Зачем подвергать себя всему этому? Если ты будешь сотрудничать с нами, я обещаю, что ты сможешь выбраться из всего этого». Я слышала, как они искушали меня, и мое сердце невольно дрогнуло. «Они правы. Все последние годы я провела, прячась, боясь ареста полиции. У меня не было постоянного адреса, и я все время жила в страхе. Когда же закончатся все эти гонения? Так жить действительно ужасно!» Но эти мысли тут же впустили тьму в мое сердце, так что я возопила к Богу: «Боже! Я знаю, что мое состояние неправильное. Я предъявляю Тебе требования и ропщу на Тебя. Это мой бунтарский дух и противление. Боже! Умоляю Тебя, просвети меня, чтобы я смогла преодолеть это неправильное состояние, помешать успеху сатанинских козней и не допустить того, чтобы попасть в силки сатаны». Помолившись, я вспомнила отрывок из Божьего слова: «Возможно, вы все помните слова: „Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу“. В прошлом вы все слышали это высказывание, но никто из вас не понял истинный смысл этих слов. Сегодня вы хорошо понимаете их настоящую значимость. Именно эти слова Бог воплотит в жизнь в последние дни. И они свершатся по отношению к тем, кто был жестоко уязвлен большим красным драконом на земле, в которой он лежит. Большой красный дракон преследует Бога и является врагом Божьим, поэтому, пребывая в этой земле, верующие в Бога подвергаются унижению и гонению. Вот почему эти слова воплотятся в реальность в вашей группе людей» («Так ли прост Божий труд, как представляет себе человек?» в книге «Слово является во плоти»). Просвещение Божьих слов озарило мое сердце. Я осознала значимость переживания невзгод и гонений. Бог использует гонения со стороны этих бесов, чтобы наделить нас решимостью стойко переносить страдания и совершенствовать нашу искренность и веру в следовании за Ним, чтобы наш опыт и свидетельство стали мощным доказательством победы Бога над сатаной и чтобы все люди видели такое свидетельство о том, что работа Всемогущего Бога последних дней — это работа не человека, но Самого Бога. Без Божьей работы, водительства и обеспечения Божьих слов никто не смог бы долго выдерживать совершенно бесчеловечные жестокость и пытки этих бесов. Способность верить в Бога и следовать за Ним даже ценой собственной жизни — это плод работы Всемогущего Бога в людях. Это свидетельство славы, обретенной Богом, и Божьего всемогущества. На этом последнем этапе Своей работы Бог хочет обрести группу победителей, способных выдержать сатанинские гонения и жестокость и безбоязненно устремиться к праведности. Именно таких победителей Бог хочет в конце концов обрести! В Божьем слове сказано: «Я удостоил вас всей Своей славой и наделил вас жизнью, которую избранный народ, израильтяне, так и не получили. По справедливости, вам надлежит свидетельствовать обо Мне, посвящать Мне свою молодость и положить за Меня свою жизнь. Всякий, кого Я удостаиваю Своей славы, должен свидетельствовать обо Мне и положить за Меня свою жизнь. Это давно предопределено. Вам посчастливилось, что Я наделяю вас Моей славой, и ваш долг — свидетельствовать о Моей славе» («Что ты знаешь о вере?» в книге «Слово является во плоти»). В своем шеститысячелетнем плане управления Бог совершил три этапа работы и дважды воплотился. В своем последнем воплощении Он пришел трудиться в Китае — атеистической стране, где суровее всего преследуют Бога. Он достигает той части славы, которую обретает в последние дни через тех из нас, кто претерпел сильнейшие и жесточайшие гонения от сатаны. Таким образом Он через наше страдание наносит сатане поражение, и в то же время созидает внутри нас истину и жизнь. Мы поистине многое обретаем от Бога и потому должны свидетельствовать о Нем. Это Божье поручение, но не только — это еще и Его благодать и возвышение, и для нас это честь. Таким образом, то страдание, которое мы переносим сегодня, наполнено смыслом и ценностью и представляет собой Божью милость к нам. Через просвещение и водительство Божьих слов я осознала Божью волю, разглядела уловки сатаны и обрела решимость стойко переносить любые страдания, чтобы быть твердой и свидетельствовать о Боге. После того случая полицейские продолжали допрашивать меня на протяжении еще двух недель, но я так ни разу и не выдала никакой информации о церкви.

Затем меня перевели в местный следственный изолятор. По прибытии туда женщина-полицейский приказала мне раздеться донага для обыска и забрала все деньги, что у меня были с собой. В камере меня встретила удушливая вонь. На общих нарах теснились более двадцати человек. Мы все ели, пили и отправляли все свои естественные потребности в одном и том же помещении. Весь следующий месяц мне было приказано этими гнусными полицейскими каждый день работать сверхурочно и брать на себя дополнительные обязанности. У меня забрали очки, поэтому перед глазами все расплывалось и во время работы мне приходилось подносить каждый предмет близко к лицу, чтобы разглядеть его. Вдобавок ко всему, в СИЗО было очень тусклое освещение. Мне приходилось работать далеко за полночь, когда все уже спали, потому что выполнение заданий занимало у меня слишком много времени. Глаза у меня безумно уставали, и я боялась, что от работы ослепну. По ночам я не могла крепко спать, и каждую ночь я должна была дежурить по часу. Помимо ежедневной тяжелой работы, дважды в неделю мне приходилось являться на допросы, и каждый раз эти гнусные полицейские надевали на меня наручники и кандалы, а также тюремную робу «императорского желтого» цвета. Помню, как в один из таких дней шел дождь. Я шла рядом с полицейским, который держал над собой зонт. Я передвигалась с огромным трудом, в наручниках, кандалах и своей тонкой тюремной робе, трясясь под холодным дождем. Кандалы были очень тяжелые, они натирали мне лодыжки и громко звенели при каждом шаге. Раньше я видела такое только по телевизору, но теперь испытала все на себе. Я не могла не питать отвращение к своей ситуации и потому возопила в своем сердце: «Так водят на допросы убийц и насильников! Чем же я заслужила это?» В тот момент Бог просветил меня, и я вспомнила Божьи слова: «Предки древних? Возлюбленные руководители? Все они противятся Богу! Их вмешательство оставило все под небесами в состоянии тьмы и хаоса! Религиозная свобода? Законные права и интересы граждан? Это все уловки для сокрытия греха!.. Сейчас самое время: человек уже давно собрал всю свою силу, посвятил все свои усилия, оплатил по всем счетам ради этого, — чтобы сорвать маску с отвратительного лика этого беса и дать возможность ослепленным и пережившим всякого рода страдания и тяготы людям восстать от своей боли и повернуться спиной к этому злому древнему дьяволу» («Работа и вхождение (8)» в книге «Слово является во плоти»). Сопоставив Божьи слова со своей реальностью, я наконец увидела, что, хотя КПК и провозглашает всячески внешнему миру, что все люди заслуживают свободы вероисповедания, но стоит кому-то действительно поверить в Бога, как она реагирует на это всевозможными гонениями, арестами, насилием, оскорблениями, обвинениями и тюремным заключением. Она относится к людям не по-человечески. Ценности «свободы вероисповедания» и «демократии и прав человека» — всего лишь уловки, нацеленные обмануть, ослепить и обвести других вокруг пальца! Эта порочная партия приукрашивает себя за счет искусного красноречия, но на самом деле она жестока и беспощадна, как демонический зверь, зловещий и агрессивный! КПК намеренно игнорирует и закрывает глаза на бандитов и злодеев, которые обманывают, мошенничают, убивают и грабят, а временами даже защищает их. И в то же время она безжалостно преследует и убивает людей, которые верят в Бога и идут верным путем. КПК — это поистине демон, ставший врагом Бога! Размышляя над всем этим, я поневоле испытала отвращение к этому мерзкому бесу. Я поклялась противостоять ему, даже если это будет стоить мне жизни, и полностью отдала себя в руки Бога! Месяц спустя, несмотря на отсутствие каких-либо доказательств моей виновности, полицейские приговорили меня к году трудового перевоспитания за «нарушение общественного порядка».

Прибыв в лагерь, я осознала, что это еще более мрачное место. Здесь не было вообще никакой свободы. Заключенные могли есть, пить и посещать туалет только по распоряжению охранниц отряда, и мы должны были подчиняться охранницам во всем, иначе нас наказывали. При входе и выходе из камеры мы должны были называть свой личный номер, и если кто-то ошибался с номером, то наказывали весь отряд, заставляя проводить два часа под палящим солнцем или проливным дождем. Когда мы шли в столовую, чтобы поесть, если кто-то называл не тот номер, весь отряд наказывали, оставляя без приема пищи и заставляя всех ждать снаружи. Нам оставалось только беспомощно наблюдать, как едят другие заключенные. Также перед каждым приемом пищи мы должны были пропеть походную песню, изо всех сил, и если кто-то фальшивил или пел недостаточно громко, приходилось начинать песню сначала, снова и снова… Нам позволяли приступать к еде лишь после того, как мы удовлетворяли всем требованиям охранниц. Эта так называемая «система управления» существует исключительно ради того, чтобы насытить жажду этих гнусных охранниц господствовать над другими, раздавать окружающим приказы и наслаждаться своим статусом. Они каждый день доводят людей до предела. Здесь, помимо обязанности убирать за охранницами и заправлять им постель, заключенные должны были носить им воду для мытья ног и массажировать им спины. Охранницы вели себя, как императицы и королевы, улыбаясь, если им угодили, и злорадно ухмыляясь и раздавая удары, если нет. Чем бы мы ни были заняты, даже если принимали ванну, заслышав крик охранниц мы должны были громко ответить «здесь» — и тут же мчаться на раздачу поручений. Так устроены трудовые лагеря при режиме КПК. Это мрачные, гнетущие, жестокие и унизительные учреждения. Столкнувшись со всем этим, я не испытывала ничего, кроме негодования и беспомощности. Помимо всего прочего, эти гнусные полицейские обращались с заключенными трудового лагеря, как с рабами или рабочим скотом — как с инструментом извлечения прибыли. Они каждый день загружали нас работой настолько, что все свободное от еды и сна время мы работали на их обогащение. Каждый день, помимо следования разным правилам, мы должны были выполнять тяжелую работу, и было невозможно предугадать, в какой момент нас обругают или накажут. Такая жизнь была невыносима, и не знаю, сколько раз я думала про себя: «Умру ли я в этом трудовом лагере? Каждый день они доводят нас до изнеможения: как мне пережить этот изнурительный год? Когда все это наконец закончится? Я больше ни минуты, ни секунды не могу оставаться в этом аду…» Вдобавок ко всему, там не было никого, с кем бы я могла поделиться своими чувствами. Каждый день мне приходилось молча выносить все это и работать не покладая рук, и я чувствовала себя несчастной. Как-то ночью, когда все уснули, я смотрела через окно с решеткой на звезды, и меня охватила печаль. Я почувствовала себя изолированной и одинокой и, не удержавшись, разрыдалась в подушку. Но в тот момент, когда меня охватила эта слабость, я неожиданно вспомнила Божье слово: «Много бессонных ночей претерпел Бог ради работы над человечеством. От самой выси до бездонных глубин — Он спустился в сущий ад, в котором живет человек, чтобы провести Свои дни с человеком. Он никогда не жаловался на царящую среди людей убогость, никогда не упрекал человека за его непослушание, но претерпевает величайшее унижение, лично совершая Свою работу. Как мог Бог быть добычей ада? Как мог Он провести Свою жизнь в аду? Но ради всего человечества, чтобы все человечество могло скорее обрести покой, Он претерпел унижение и пострадал от несправедливости, чтобы прийти на землю. И Он лично вошел в „ад“ и в „преисподнюю“, в логово тигра, чтобы спасти человека» («Работа и вхождение (9)» в книге «Слово является во плоти»). Каждая строчка Божьего слова утешала мое измученное сердце. Да! В этой бесовской тюрьме я чувствовала себя такой одинокой и изолированной, потому что мне некому было довериться, но Бог сошел на землю с небес и претерпел ужасные оскорбления и муки, чтобы спасти нас, людей, восставших против Него и противящихся Ему, и ни один человек не мог понять Его и проявить внимание к Его воле. Напротив, Он столкнулся с людским непониманием, ропотом, пренебрежением, нападками, обманом и предательством. Разве не те же самые одиночество и изоляцию испытывал Бог? Разве не так же мучился и страдал Бог? Но несмотря на все это, я совсем не заботилась о Божьей воле, впала в уныние и стала слабой всего лишь после кратковременного страдания. Я хотела лишь сбежать и освободиться. Я в самом деле бунтовала! Бог позволил, чтобы меня постигли гонения этих бесов, не потому, что Он намеренно хотел заставить меня страдать, а потому, что Он хотел, чтобы я ясно увидела злобный лик КПК, пережив жестокость ее преследования, обрела способность по-настоящему ее отвергнуть и наконец полностью обратилась к Богу. Все это было сделано в соответствии с Божьими благими намерениями и спасением. Так или иначе, но теперь Христос страдал вместе со мной, и я больше не была одинока. Только тогда я почувствовала, что во всем, что делает для человека Бог, — лишь спасение и любовь. Несмотря на то, что моя плоть мучилась, это принесло невероятную пользу для моего вхождения в жизнь! Как только я все это осознала, то понемногу стала выбираться из своего уныния и слабости и обрела решимость не возражать против своих страданий, чтобы свидетельствовать о Боге.

В конце июня 2010 года меня освободили на месяц раньше. Пережив эти гонения и трудности, я по-настоящему почувствовала, что Божье спасение людей — искреннее и практическое и что Божья любовь к людям глубока и неподдельна! Если бы я не пережила гонения и арест со стороны этих бесов, моя вера, смелость и решимость страдать не были бы усовершенствованы и я так и не разглядела бы истинное, уродливое обличие дьявола. Я бы никогда не испытала истинного отвращения к нему и никогда бы не смогла всем сердцем обратиться к Богу и полностью отдать себя Ему. Без реального переживания горечи преследований и трудностей, я бы никогда не смогла осознать и оценить мучения, которые испытывает Бог, и ту цену, что Он заплатил, воплотившись в этом порочном месте ради нашего спасения. Все это позволило мне глубже почувствовать Божью любовь и приблизило мое сердце к Нему. Я благодарна Божьим словам за водительство, которое они даровали мне снова и снова, и за то, что они сопровождали меня весь год жизни в тюремном мраке. На сегодняшний день я вернулась в церковь, читаю Божьи слова и общаюсь об истине с братьями и сестрами. Я вновь взяла на себя свои обязанности, и мое сердце преисполнено радости и счастья. Я всем сердцем благодарна Богу и поклялась самой себе: какие бы обстоятельства и испытания ни выпали на мою долю в будущем, я хочу лишь всеми силами стремиться к истине и следовать за Богом до конца!

Сопутствующий контент