Мы рады всем тем, кто ищет истину. Свяжитесь с нами.

Из-за жестоких преследований режимом КПК моя любовь к Богу становится только сильнее

2

Ли Чжи, провинция Ляонин

В 2000 году мне посчастливилось услышать Евангелие Царства Всемогущего Бога. Читая Божьи слова, я пришла к пониманию тайны Божьих имен, тайны Божьих воплощений и истин относительно того, как три стадии Божьей работы спасают человечество, и как они полностью меняют, очищают и совершенствуют человека. Я убедилась, что Всемогущий Бог — это возвратившийся Господь Иисус Христос, и с радостью приняла Евангелие Царства Божьего. После этого я с энтузиазмом присоединилась к церковной жизни, распространяя благую весть и свидетельствуя о Боге. В 2002 году из-за благовествования я стала известной в своей округе и постоянно подвергалась риску быть арестованной коммунистической полицией. Мне ничего не оставалось, кроме как бежать из дома, чтобы иметь возможность продолжить выполнение своего долга.

Поскольку режим КПК всегда использовал телефоны как средство для слежки за христианами и для их ареста, я, уйдя из дома, не осмеливалась звонить своей семье. К началу 2003 года я была вдали от семьи уже почти год, поэтому, очень скучая по ним, отправилась в дом свекрови повидаться с мужем. Младший брат моего мужа, увидев, что я вернулась, позвонил моей маме и сказал ей, что я в доме свекрови. К моему удивлению, через три часа к дому моей тещи подъехала полицейская машина с четырьмя полицейскими из муниципального бюро общественной безопасности. Вломившись в дом, они тут же с яростью в голосе заявили мне: «Мы из муниципального бюро общественной безопасности. Ты ведь Ли Чжи, верно? Ты уже почти год в розыске, и теперь, наконец, мы тебя взяли! Поедешь с нами!» Я была невероятно напугана и в сердце своем все время молилась Богу: «О Всемогущий Боже! С Твоего позволения режим КПК арестовывает меня сегодня. Однако мой духовный рост настолько мал, что я испытываю робость и страх. Пожалуйста, наставь меня и защити, дай мне веру и стойкость. Как бы они ни обращались со мной, я хочу полагаться на Тебя и оставаться твердой в свидетельстве. Уж лучше тюрьма, чем стать Иудой и предать Тебя!» После молитвы я вспомнила эти слова Бога: «Его характер — это символ власти и всего, что есть праведного, символ всего, что есть прекрасного и доброго. Более того, это символ того, что Бог не может быть[a] подавлен или захвачен тьмой и любой вражеской силой» («Очень важно понять Божий характер» в книге «Слово является во плоти»). «Правильно, — подумала я, — Бог всевластен и управляет всем сущим. За последние несколько лет режим КПК сделал все возможное, чтобы всячески воспрепятствовать распространению Евангелия Царства Божьего, и все же люди всех религий и деноминаций, которые искренне верят в Бога и слышат голос Божий, вернулись к Его престолу, чтобы принять Его спасение в последние дни. Из этого ясно, что никакая сила не может остановить Божью работу, и ни один человек не может преградить ей путь. И хотя я теперь оказалась в руках коммунистической полиции, сами они находятся в руках Божьих, и мне нечего страшиться, если Богом рядом со мной!» Божьи слова дали мне веру и силы, и постепенно я стала успокаиваться.

По прибытии в муниципальное бюро общественной безопасности меня повели в комнату для допросов. Полицейские отобрали у меня ремень, сняли одежду, обувь и носки, а затем обыскали меня. После этого один из полицейских крикнул: «Давай скорее рассказывай нам все, что знаешь. Сколько лет ты веруешь? Кто проповедовал тебе эту веру? Кто твои церковные руководители? Скольким людям ты проповедовала? Чем ты занимаешься в церкви?» Я не отвечала на его вопросы, чем мгновенно привела его в ярость, он заорал: «Если не начнешь говорить, у нас есть много способов сделать тебя разговорчивей!» С этими словами он агрессивно стащил меня со стула на пол. Двое полицейских наступили мне на ноги, а двое других жестоко топтались по моей спине. Мою голову практически вдавили в пол, мне было трудно дышать. Затем один из полицейских взял карандаш и легонько провел им взад-вперед по своду стопы, одновременно причиняя боль и щекотку. Это было невыносимо; дышать было так трудно, что я была на грани удушья, меня охватил страх смерти. Один из них стал угрожать мне: «Так ты будешь говорить или нет? Если нет, мы замучаем тебя до смерти!» Столкнувшись с угрозами и пытками этой полицейской банды я и в самом деле испугалась; я боялась, что меня замучают до смерти. Все, что я могла сделать, — это продолжать молиться Богу, прося Его даровать мне веру и стойкость, и защитить меня, чтобы я могла оставаться твердой в свидетельстве, чтобы ни в коем случае не стала Иудой, предавшим Бога. После молитвы мне на ум пришли следующие Божьи слова: «Вера подобна мосту из одного бревна. Униженно цепляющимся за жизнь будет трудно пройти его, но те, кто готов пожертвовать собой, могут перейти его без волнений. Если мысли наши робкие и боязливые, нас дурачит сатана, который боится, что мы пересечем мост веры, чтобы войти в Бога» (глава 6, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Вдохновленная Божьими словами, я мгновенно ощутила, как во мне поднимается сила, и осознала, что моя робость и страх смерти были результатом того, что сатана играл со мной, как с игрушкой. Режим КПК тщетно надеялся подвергнуть меня жестоким пыткам, пытаясь заставить меня уступить его деспотической власти, принудить меня выдать церковь и стать предавшим Бога Иудой из-за того, что боялась умереть и не хотела страдать от боли. Я никак не могла допустить, чтобы коварный замысел сатаны увенчалась успехом, и решила, что буду оставаться твердой в свидетельстве о Боге даже ценой собственной жизни. Полиция продолжала пытать меня тем же способом, но я уже не чувствовала такого страха. Тогда я поняла, что это Бог явил мне Свою милость и защиту, и была невероятно благодарна Ему.

Затем двое полицейских снова приковали меня наручниками к стулу и со строгостью стали опять задавать те же вопросы. Видя, что я по-прежнему ничего не отвечаю, они усилили пытку. Они вытянули мои руки прямо вдоль тела, а затем с силой потянули их за спину, назад и вверх. Мне показалось, что они вот-вот хрустнут, и от пронзительной боли всю меня прошиб пот; я не смогла сдержать крик. Затем подняли мне ноги так, чтобы они были выше головы, и резко потянули их в разные стороны. Я чуть не потеряла сознание от разрывающей боли. В сердце своем я продолжала молиться Богу: «О Всемогущий Боже! Пожалуйста, дай мне веру, силы и решимость вынести эту боль. Да будешь Ты мне надежной поддержкой, дающей стойкость моему духу. Какие бы жестокие трюки эта банда бесов ни применяла ко мне, я всегда буду полагаться на Тебя и оставаться твердой в свидетельстве». После того, как я помолилась, в моем сознании всплыл гимн Божьих слов: «Проходя через испытания, для людей вполне нормально быть слабыми или обладать внутренней негативностью, или не иметь достаточной ясности относительно воли Божьей или своего пути к практике. Но в любом случае у тебя должна быть вера в Божий труд, и ты, подобно Иову, не должен отвергать Бога… Таким образом, совершенствуются именно вера и устремления людей. Ты не можешь этого коснуться или увидеть, то именно в таких обстоятельствах и нужна твоя вера. Людская вера требуется, когда что-то нельзя увидеть невооруженным глазом, и твоя вера требуется, когда ты не можешь освободиться от своих собственных представлений. Когда у тебя нет ясности по поводу Божьего труда, что требуется, так это твоя вера, требуется, чтобы ты занял твердую позицию и оставался настойчивым свидетелем. Когда Иов достиг этой точки, Бог явился ему и говорил с ним. Иными словами, только из глубины своей веры ты сможешь увидеть Бога, а когда у тебя есть вера, Бог усовершенствует тебя» («Испытания взывают к вере» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Божьи слова дали мне великую веру и стойкость. Я вспомнила о колоссальных испытаниях, через которые прошел Иов, когда все его тело было измучено проказою лютою, он испытывал ужасную боль. И тем не менее, несмотря на свою боль, он все еще был способен искать Божью волю; он не согрешил устами своими и не отрицал Бога, но вместо этого он повиновался Богу и превозносил его святое имя. Иов обладал истинной верой и благоговением перед Богом, и именно поэтому он смог оставаться твердым в свидетельстве о Боге и полностью посрамить и победить сатану — в конечном счете, Бог явился Иову и отвечал ему. Невзгоды и испытания, которые теперь выпали на мою долю, тоже были допущены Богом. Хотя я не до конца понимала Божью волю, и моя плоть страдала от сильной боли, все же именно за Богом оставалось последнее слово, жить мне или умереть, и без Его позволения полиция никогда не смогла бы лишить меня жизни, как бы меня ни пытали. Эти полицейские внешне казались свирепыми, но перед Богом они были просто бумажными тиграми, просто орудиями в руках Божьих. Бог использовал их зверства и гонения, чтобы усовершенствовать мою веру, и я желала оставаться верной Богу, полностью отдать себя в Его руки и положиться на Бога, чтобы победить сатану и больше не бояться полицейских.

Полиция неоднократно подвергала меня пыткам. Видя, что я все еще молчу, один из полицейских взял белую стальную полуметровую линейку и начал жестоко бить меня ею по лицу. Я понятия не имею, сколько раз он ударил меня; мое лицо распухло и горело от боли. Перед моими глазами плыли звезды, а голова гудела. Затем двое полицейских каблуками кожаных ботинок топтались по моим бедрам. Каждый удар причинял мне мучительную боль. Все, что я могла сделать в страдании, — это искренне взывать к Богу в своем сердце, прося у Него защиты, чтобы я могла преодолеть жестокие пытки, которые применяла ко мне коммунистическая полиция.

В 8 часов утра следующего дня в комнату для допросов пришел начальник бригады уголовной полиции. Узнав, что из меня не смогли вытянуть никакой информации, он сердито сказал: «Отказываешься говорит, да? Хм! Это мы еще увидим!» Затем он ушел. После полудня того же дня ко мне подошел толстый полицейский с удостоверением личности в руках и спросил: «Ты знаешь, кто это?» Я сразу увидела, что это сестра из церкви, жившая в том же поселке, что и я. Про себя я подумала: «Что бы ни было, мне нельзя выдавать свою сестру». Поэтому я ответила: «Нет, я ее не знаю». Глаза полицейского сузились, он поднял электрошоковую дубинку, лежавшую на столе. Размахивая ею перед моим лицом, он произнес с угрозой: «А ты упертая. Мы знаем, что ты лидер в церкви, так что колись! Сколько членов в твоей церкви? Где деньги церкви? Если не скажешь, то узнаешь, какой электрошокер на вкус!» Глядя на искаженное злобой лицо полицейского, я испытала сильный страх и в спешке безмолвно помолилась Богу. Именно тогда на ум мне пришли Божьи слова: «Не бойся, Всемогущий Бог воинств непременно будет с тобой, Он — страж позади вас, и Он ваш щит» (глава 26, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова, исполненные власти, дали мне веру и силы, и я мгновенно почувствовала, что мне есть на что опереться. Я подумала: «Бог всемогущ, и какими бы жестокими ни были сатана и бесы, разве они не пребывают в руках Божьих? С моей надежной поддержкой, со Всемогущим Богом, мне нечего бояться!» Поэтому я небрежно ответила: «Ничего не знаю». Толстый полицейский злорадно выпалил: «Так вот тебе за то, что ничего не знаешь!» С этими словами он приставил электрошоковую дубинку к моим наручникам, и все мое тело невыносимо болезненной волной пронзил мощный разряд электрического тока — мою агонию описать невозможно. Полицейский продолжал бить меня током, и когда я уже была готова сломаться, произошло чудо: электрошокер разрядился! Я стала свидетелем Божьего владычества и всемогущества, и более того, я на личном опыте убедилась, что Бог всегда со мной, Он охраняет и защищает меня, а также учитывает мою слабость. Моя вера стала сильнее, и я укрепилась в своей решимости оставаться твердой в свидетельстве о Боге.

Позже полицейские поняли, что я по-прежнему не собираюсь говорить, и поэтому они парами стали посменно стеречь меня. Мне не давали ни есть, ни пить, ни даже спать. Как только я начинала дремать, меня били и пинали, надеясь, что это сломит мою волю. Однако Бог помог мне разгадать их коварный замысел, я молча молилась Богу, мысленно пела гимны и размышляла над Божьими словами, и не успела я осознать это, как мой дух укрепился. Полицейские же, наоборот, постоянно пили кофе и уже так устали, что все время зевали. Один из них изумленно сказал: «Видимо, у нее есть какая-то магическая сила, поддерживающая ее, иначе как еще она находит столько энергии?» Слушая слова этого полицейского, я снова и снова возносила хвалу великой силе Божьей, ибо в сердце своем я отлично знала, что все это происходило благодаря наставлению Божьих слов, и что меня поддерживала жизненная сила Самого Бога, даруя мне веру и стойкость. Хотя я тогда не знала, какие еще жестокие пытки уготовила для меня полиция, у меня было достаточно веры, чтобы положиться на Бога перед предстоящими допросами, и я решила: я никогда не подчинюсь деспотической власти режима КПК, но останусь твердой в свидетельстве о Боге!

Вечером третьего дня начальник бригады уголовной полиции налил мне чашку горячей воды и, разыгрывая обеспокоенность, сказал: «Не будь дурой. Тебя уже выдал кто-то другой, так какой смысл терпеть все это ради других? Просто расскажи мне все, что знаешь, и я обещаю отпустить тебя. Твой сын еще мал и нуждается в материнской любви. У тебя могла бы быть прекрасная жизнь, однако ты тратишь ее впустую, веря в какого-то Бога! Бог не может спасти тебя, а вот мы можем. Мы можем помочь тебе с решением любых трудностей, которые у тебя могут быть, также можем помочь найти хорошую работу, когда выйдешь отсюда…» Слушая его уговоры, я не могла не вспомнить о своем маленьком сыне, строя догадки, как у него дела после моего ареста. Смеются ли над ним мои неверующие друзья и родственники? Травят ли его одноклассники? Как только я стала слабеть духом, Бог дал мне просвещение с помощью отрывка из Его слов: «Вы должны бодрствовать и быть наготове в любой момент, и вы должны больше молиться предо Мною. Вы должны распознавать различные заговоры и хитрые козни сатаны, знать дух, знать людей и уметь распознавать все типы людей, предметов и вещей…» (глава 17, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Вдохновленная словами Бога, я пришла к ясному осознанию того, что сатана использовал мои чувства к семье, чтобы обманом заставить предать Бога. Сатана знал, что я люблю сына больше всего на свете, и использовал полицейского как своего глашатая для того, чтобы атаковать и искушать меня, с помощью моей любви к сыну заставить меня выдать братьев и сестер. Тогда я стала бы Иудой, предавшим Бога, который в итоге был бы проклят и наказан Богом — таковы коварство и злодейство сатаны! Я думала о том, что не могу быть рядом со своим сыном и заботиться о нем, но не из-за того ли все это, что режим КПК является врагом Бога и неистово преследует христиан, подвергая их аресту? И тем не менее полиция утверждала, что это все из-за моей веры в Бога. Разве они, говоря так, не переворачивали истину с ног на голову и не искажали факты? Режим КПК чрезвычайно бесстыден и нечестив! Поэтому, что бы ни говорил полицейский, я не обращала на него никакого внимания. Видя, что ни кнутом, ни пряником меня не поколебать, полицейский раздраженно удалился. Под Божьим водительством и защитой я еще раз преодолела искушения сатаны.

Вечером, в начале девятого, толстый полицейский вернулся с большой электрошоковой дубинкой в руке. Позади него тащились трое подчиненных. Меня отвели в спортзал и раздели (оставив на мне только нижнее белье), а затем веревкой привязали к беговой дорожке. Глядя на их лица, одно другого свирепее, я чувствовала себя невероятно испуганной и беспомощной. Я и понятия не имела, какие жестокие пытки они дальше собираются применить ко мне, и как долго это будет продолжаться. В этот момент я настолько упала духом, что у меня появились мысли о смерти. Но я сразу же поняла, что это неправильные мысли, и потому спешно стала молиться, взывая к Богу: «О Всемогущий Боже! Ты знаешь мое сердце, знаешь, что я не хочу быть Иудой, который предаст Тебя и войдет в историю как предатель. Но мой духовный рост так мал, и я испытываю такую боль и слабость духа перед угрозой этого мучения — я боюсь, что не сумею выстоять и предам Тебя. О Боже! Пожалуйста, защити меня и дай мне веру и стойкость. Пожалуйста, будь со мной, направляй и веди меня, и дай мне возможность оставаться твердой в свидетельстве во время этой жестокой пытки». После молитвы я вспомнила Божьи слова, которые гласят: «А значит, в эти последние дни вы должны свидетельствовать о Боге. Неважно, сколь велико ваше страдание, вы должны продолжать действовать до самого конца, и даже на последнем издыхании вы все равно должны быть преданы Богу, должны быть подвластны Богу. Только это и есть истинная любовь к Богу, и только это и есть твердое и громкое свидетельство» («Только переживая тяжелые испытания, можно познать красоту Бога» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова принесли мне утешение и ободрение. Благодаря им я поняла, что Бог позволил применить ко мне эту жестокую пытку, чтобы во мне сформировались истинная вера и любовь, чтобы, каким бы серьезным ни было испытание, какой бы ужасной ни была боль, я продолжала бы оставаться верной Богу во время страданий, могла бы подчиняться Божьему руководству и обустройству и оставаться твердой в свидетельстве, опираясь на Божьи слова. Когда я поняла Божью волю, во мне тотчас же возникли мужество и решимость бороться с сатаной до самого конца, и я приняла следующее решение: через какие бы пытки мне ни пришлось пройти, я хочу продолжать жить, и, как бы ни были велики мои страдания, я до последнего вздоха буду следовать за Богом!

Вот тогда-то ко мне подошел толстый полицейский с сигаретой во рту и спросил: «Так будешь говорить или нет?» Я решительно ответила: «Можете забить меня до смерти, но я все равно ничего не знаю». В гневе он швырнул сигарету на пол и, кипя от ярости, снова и снова стал втыкать электрошокер в мою спину и бедра. От мучительной боли все мое тело покрылось холодной испариной, и я все время жалобно стонала. Ткнув в меня дубинкой, он прорычал: «Вот тебе за твое молчание! Ты у меня закричишь, и мы посмотрим, как долго ты продержишься!» Другие присутствовавшие полицейские, стоявшие в стороне, хрипло рассмеялись со словами: «Как так получается, что твой Бог не идет спасать тебя?» Также они говорили много другой хулы на Бога. Глядя на их бесовские лица, я искренне воззвала к Богу, чтобы Он даровал мне веру и стойкость, чтобы я могла вынести боль и стереть эту улыбку с лица сатаны. Помолившись, я сомкнула рот и больше не издавала ни звука, как бы меня ни мучили. Они постоянно били меня током. Когда одна электрошоковая дубинка разряжалась, ее меняли на другую. Они истязали меня до такой степени, что разум мой был затуманен, а смерть казалась более предпочтительной, чем жизнь. Я не могла пошевелить ни одним мускулом, и, увидев, что я неподвижна, они решили, что я потеряла сознание. Меня облили холодной водой, чтобы привести в чувство, а потом продолжили бить током. Мучаясь от боли, я вспомнила о Божьих словах, которые гласят: «Эта банда сообщников![1] Они проникают среди смертных, чтобы предаваться удовольствиям и провоцировать беспорядки. Привнесенная ими смута приводит к непостоянству в мире и вызывает смятение в сердце человека… Они даже желают принять власть тиранов на земле. Они препятствуют работе Божьей до такой степени, что она едва способна продвигаться вперед. И они заточают человека как бы за подобие стен из меди и стали. Совершив столько грехов и причинив столько бедствий, как могут они надеяться на что-либо другое, кроме как ожидать обличения? Бесы и злые духи безумствовали на земле и глушили волю, и старательные усилия Бога, делая их непроницаемыми. Какой смертный грех! Мог ли Бог не испытывать тревогу? Мог ли Бог не испытывать гнев? Они создают ужасные препятствия и помехи работе Божьей. Слишком мятежны! Опираясь на силу более могущественного дьявола, даже эти бесы — большие и малые — становятся надменными и начинают возмущать спокойствие» («Работа и вхождение (7)» в книге «Слово является во плоти»).

Просвещение Божьих слов позволило мне ясно увидеть истинное лицо режима КПК. Он отчаянно ненавидит истину и Бога, он страшится слов Всемогущего Бога, распространяющихся по всему миру. Он делает все возможное, чтобы сохранить свое правление навеки и остановить распространение Евангелия Царства Божьего, и в арестах, пытках и жестоком обращении с избранными Божьими он не останавливается ни перед чем. Режим КПК таким образом уничтожает и преследует нас, верующих, потому что хочет уничтожить работу Бога в последние дни. Он делает это в попытке полностью искоренить религиозную веру, удержать людей от веры в Бога и следования за Ним, а также для того, чтобы превратить Китай в зону атеизма, тем самым достигая своей безумной цели вечного контроля над китайским народом. Несмотря на то, что режим КПК провозглашает внешнему миру о существовании «свободы вероисповедания» и о том, что «граждане Китая пользуются законными правами», на самом деле все это откровенная ложь, призванная обмануть, одурачить и заманить людей в ловушку, все это уловки для сокрытия порочных методов КПК! Поведение режима КПК противоестественно, он действует вопреки Небесам, а его сущность — это сущность дьявола сатаны, Божьего врага! В этот самый момент мне совершенно необходимо было молча принять решение: мне нельзя допустить, чтобы цена, которую Бог заплатил за меня, оказалась напрасной; я должна иметь решимость и совесть, и какие бы жестокие пытки мне ни предстояло пережить, я всегда буду оставаться твердой в свидетельстве о Боге. Именно тогда у меня возникло удивительное ощущение справедливости и праведности, и я почувствовала, что Бог, дающий мне стойкость, пребывает рядом со мной. После этого, как ни били меня током полицейские, я не чувствовала боли. Я еще раз стала свидетелем чудных дел Божьих; я глубоко осознала присутствие Бога, осознала, что это Бог защищает и охраняет меня. Полицейские пытали меня в течение четырех часов, но так и не получили от меня никакой информации. Из всех возможных вариантов им ничего не оставалось, кроме как отвязать меня от беговой дорожки. В моем теле совсем не осталось сил, и я повалилась на пол. Двое полицейских затащили меня обратно в комнату для допросов и усадили в кресло, а затем приковали наручниками к трубе центрального отопления. Видя их такими измотанными, я не могла не выразить благодарность и хвалу Богу: «О Всемогущий Боже! Я испытала Твое всемогущество и владычество, и я вижу, что Твоя жизненная сила способна поразить все другие силы. Благодарение Богу!»

На четвертый день в комнату для допросов вошли пятеро полицейских. Один из них нес электрошоковую дубинку, заставляя ее потрескивать от разрядов электричества. За эти дни зверских пыток я стала приходить в ужас при виде дубинки, испускающей этот ужасный синий свет. Полицейский, который еще не допрашивал меня, встал передо мной, ткнул меня электрошоковой дубинкой и сказал: «Я слышал, ты крепкий орешек. Сегодня я посмотрю, насколько ты действительно крута. Не верю, что с тобой нельзя справиться. Ты будешь говорить или нет? Если нет, то прямо сегодня же и встретишь свой конец!» Я ответила: «Я ничего не знаю». Это привело его в ярость, он резко стащил меня со стула на пол и стал держать меня. Другой полицейский сунул электрошокер мне под рубашку, и, разряжая его о мою спину, орал: «Ты собираешься говорить или нет? Если нет, мы убьем тебя!» Столкнувшись с их зверством, с их отвратительными, ухмыляющимися физиономиями, я не могла не прийти в ужас и тут же воззвала к Богу: «О Всемогущий Боже! Прошу Тебя, направляй меня! Пожалуйста, дай мне истинную веру и стойкость!» Полицейские продолжали пытать меня током, я стонала, не останавливаясь. Казалось, вся кровь в моем теле прилила к голове, и это было так больно, что я вся обливалась потом и была в полуобмороке. Видя, что я по-прежнему не собираюсь говорить, полицейские принялись яростно материть меня. Чуть позже, когда я уже была на грани обморока, они снова подняли меня и приковали наручниками к стулу, после чего парами посменно стали сторожить меня, следя за тем, чтобы я не уснула. К тому времени я уже четверо суток не ела, не пила и не спала. Если добавить к этому жестокие пытки, которым они подвергали меня, то мое тело было ослаблено до крайности. Меня одновременно мучили холод и голод, и боль от голода и холода соединялась с пульсирующей болью моего израненного тела — я ощущала, что моя жизнь близится к концу. В этом крайне ослабленном состоянии в моем сознании возникла строка Божьих слов: «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4:4). Раздумывая над этим, я поняла, что в ситуации, подобной этой, только Божьи слова могут поддерживать во мне желание жить. В то же время я поняла, что именно эту ситуацию Бог использовал, чтобы усовершенствовать мое вхождение в этот аспект истины. Снова и снова размышляя об этом, я невольно забыла о своих страданиях, голоде и холоде.

На пятый день полицейские поняли, что я упорно продолжаю молчать, и стали злобно угрожать мне, говоря: «Дождись-ка вынесения приговора. Получишь по меньшей мере семь лет, но еще есть шанс избежать этого, если начнешь говорить прямо сейчас!» Тогда я молча произнесла молитву Богу: «О Всемогущий Боже! Коммунистическая полиция говорит, что меня приговорят к семи годам тюрьмы, но я знаю, что последнее слово не за ними, поскольку судьба моя в Твоих руках. О Боже! Лучше я буду сидеть в тюрьме до конца своих дней и останусь на истинном пути, чем когда-либо предам Тебя!» После этого полиция попыталась обманом заставить меня предать Бога, для чего привели моего неверующего мужа. Увидев меня в наручниках с порезами и кровоподтеками по всему телу, он печально сказал мне: «Я видел наручники только по телевизору. Никогда не думал, что увижу их на тебе». Услышав такие слова и видя его скорбное выражение лица, я спешно стала молиться Богу, прося его защитить меня, чтобы я не попалась в ловушку сатаны из-за чувств к своей семье. Помолившись, я спокойно сказала мужу: «Я верю в Бога, я не ворую и не разбойничаю. Я просто хожу на собрания, читаю Божьи слова и стараюсь быть честным человеком, как того требует Бог. Я не совершила никакого преступления, а они хотят приговорить меня к тюремному заключению». Муж ответил: «Я найду тебе адвоката». Видя, что муж не пытается заставить меня передать информацию о церкви и моих братьях, и сестрах, а вместо этого предлагает нанять мне адвоката, полицейские вытащили его из комнаты. Я знала, что это Бог защищает меня, поскольку мои чувства к семье были очень глубоки, и если бы муж сказал что-нибудь, в чем проявлялось бы беспокойство о моем физическом состоянии, я не знаю, смогла бы я остаться сильной. Именно Божье водительство и защита позволили мне преодолеть искушение сатаны.

Полицейские поняли, что не застигли меня врасплох, и, захлебываясь от ярости, заявили: «Через минуту мы сделаем тебе укол, который сведет тебя с ума. Тогда мы отпустим тебя, и ты даже не сможешь умереть!» Я мгновенно встревожилась, и ужас снова охватил меня. Я думала о том, как жесток и порочен режим КПК. Если они задерживают кого-то, кто отвечает за работу в церкви, и не могут добиться от них никакой информации о церкви даже после жестоких избиений и пыток, они насильно вводят узникам наркотики, которые сводят с ума и вызывают шизофрению. Некоторых братьев и сестер режим КПК подверг жестоким истязаниям и преследованиям такого рода. От этой мысли сердце бешено забилось в груди, и я подумала: «Неужели эти приспешники КПК будут мучить меня до тех пор, пока я не сойду с ума и закончу тем, что буду блуждать по улицам, как сумасшедшая?» Чем больше я думала об этом, тем сильнее был мой страх, я вся обливалась холодным потом. Я настойчиво молилась и взывала к Богу: «О Всемогущий Боже! Приспешники КПК хотят ввести мне наркотики, чтобы свести меня с ума, и я боюсь, что стану безумной. О Боже! Хотя я знаю, что должна оставаться твердой в свидетельстве о Тебе, сейчас я чувствую себя такой робкой и испуганной. О Боже! Прошу Тебя, защити мое сердце и даруй мне истинную веру, чтобы я могла доверить Тебе свою жизнь и свою смерть и подчиниться Твоему руководству и обустройству». Именно тогда на ум мне пришли слова Господа Иисуса: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10:28). Слова Господа дали мне веру и стойкость. «Да, — подумала я, — эти дьяволы могут убить и искалечить мое тело, но они не могут убить и искалечить мою душу. Без Божьего позволения я не сойду с ума, даже если мне введут эти наркотики». Затем я вспомнила о Божьих словах, которые гласят: «Когда люди готовы пожертвовать своей жизнью, все становится малозначимым, и никто не может одержать над ними верх. Что может быть более важным, чем жизнь? Поэтому сатана утрачивает способность что-то еще делать в людях. Нет ничего, что он мог бы сделать с человеком» (глава 36, «Толкования тайн в Словах Бога ко всей вселенной» в книге «Слово является во плоти»). Пока я размышляла над Божьими словами, страх, который я испытывала глубоко в душе, постепенно исчез, и я больше не чувствовала этого ужаса. Напротив, я была готова отдать себя в руки Бога и подчиниться Божьему владычеству независимо от того, буду ли жить или умру, стану ли я умалишенной или слабоумной. И как раз в этот момент полицейский принес шприц и наркотик и начал угрожал мне: «Ты будешь говорить или нет? Если не заговоришь, я введу тебе это!» Без всякого страха я ответила: «Делайте, что хотите. Что бы ни случилось, все будет на вашей совести». Видя, что я не испугалась, он сказал без жалости: «Сходите принесите тот, в котором вирус СПИДа! Мы вколем ей его». Поскольку я по-прежнему не выказывала страха, он в гневе стиснул зубы и сказал: «Вот же стерва. Ты круче, чем разведчица Лю Хулань!» Затем он бросил шприц на стол. Я ликовала. Став свидетелем того, как Божьи слова помогли мне еще раз унизить сатану, я не могла не вознести молитву благодарности Богу. В итоге полицейские осознали, что не получат от меня информацию, которая им нужна, и удрученно отступились.

Безрезультатно разыграв все свои карты, полицейским ничего не оставалось, кроме как отправить меня в следственный изолятор. Как только я попала туда, тюремные надсмотрщики стали подстрекать других заключенных, говоря: «Она верит в „Восточную молнию“. Окажите ей „теплый прием“!» Прежде чем я успела отреагировать, несколько заключенных подбежали ко мне и потащили меня в туалет, а затем, сняв с меня одежду, принялись мыть меня в ледяной воде. Каждый горшок холодной воды, выливаемый на меня, был для меня как удар камня по телу, ледяной и мучительный. Мне стало так холодно, что все тело била дрожь. Я села на корточки, обхватив голову руками, в сердце своем снова и снова взывая к Богу. Спустя некоторое время одна из заключенных сказала: «Ладно, ладно, хватит. Не хочется, чтобы она заболела». Заключенные, приводившие в исполнение это наказание, остановились только тогда, когда услышали слова этой заключенной. Когда она узнала, что я ничего не ела уже пять дней, она за обедом дала мне половину приготовленной на пару булочки из кукурузной муки. Я прекрасно понимала, что Бог принял во внимание мою слабость и побудил эту заключенную помочь мне. Я поняла, что Бог всегда со мной, и от всего сердца возблагодарила Бога за Его милость и спасение.

В следственном изоляторе я находилась вместе с самыми разными заключенными. Каждый из наших трех приемов пищи состоял из куска приготовленного на пару кукурузного хлеба и двух полосок соленой репы, а иногда это была миска капустного супа почти без капусты и с плавающими в нем жуками. Раз в неделю нам давали еду из мелкого зерна, которая по-прежнему представляла собой всего лишь одну паровую булочку размером с кулак — я совсем не насыщалась ею. Помимо того, что в этом месте мы повторяли тюремные правила, нам ежедневно выдавалась рабочая норма на изготовление мелких ремесленных изделий, и выполнить ее было невозможно. Мои руки были повреждены тугими наручниками и электрическим током до такой степени, что я совсем не чувствовала их, и вдобавок к этому изделия, которые мы производили, были настолько малы, что я не могла удержать их, и была неспособна завершить свою гору работы. Однажды за то, что я не закончила работу, надзиратели заставили других заключенных всю ночь следить за тем, чтобы я не уснула. Кроме того, меня часто наказывали, заставляя стоять в карауле, и позволяли спать только четыре часа в сутки. В течение этого времени коммунистическая полиция постоянно допрашивала меня. Они даже подговорили моего сына написать мне письмо, пытаясь обманом заставить меня предать Бога. Но под защитой и водительством Бога я смогла распознать коварные замыслы сатаны и все время оставалась твердой в свидетельстве. Несмотря на то, что полицейским не удалось добыть ничего компрометирующего, они все равно обвинили меня в «нарушении общественного порядка» и приговорили к трем годам трудового перевоспитания.

25 декабря 2005 года я отбыла свой срок в полном объеме и была освобождена. Пережив эту борьбу между справедливостью и нечестивостью, я хоть и испытала телесные и ментальные страдания, но все же пришла к пониманию многих истин и ясно увидела бесовскую сущность режима КПК, противостоящую Богу. Я также пришла к реальному пониманию Божьего всемогущества, владычества, чудесности и мудрости, и я воистину испытала Божью любовь ко мне и Его спасение. В то время как эти дьяволы пытали и преследовали меня, именно своевременное просвещение и наставление Божьих слов стали мне твердой поддержкой и дали мне решимость и мужество бороться с сатаной до самого конца. Когда сатана пробовал всевозможные коварные схемы, чтобы соблазнить меня и обманом заставить предать Бога, именно Бог в самый последний момент использовал Свои слова, чтобы предостеречь и направить меня, снять пелену с моих духовных глаз, чтобы я могла разгадать сатанинские планы и твердо стоять в своем свидетельстве. Когда эти бесы подвергали меня ужасным пыткам до такой степени, что смерть казалась более предпочтительной, а жизнь моя висела на волоске, Божьи слова стали основой моего выживания. Они даровали мне огромную веру и стойкость, и позволили вырваться из лап смерти. Благодаря всему этому я смогла увидеть воистину прекрасную и добрую сущность Бога — только Бог любит человечество больше всего. В то время как режим КПК, эта банда сатаны и бесов, может только развращать людей, вредить им и пожирать их! Сегодня, перед лицом все более жестоких нападок, осуществляемых на Церковь Всемогущего Бога режимом КПК, я твердо решила полностью отбросить этого старого дьявола — режим КПК, отдать свое сердце Богу и сделать все возможное, чтобы стремиться к истине и любить Бога. Я буду распространять Евангелие Царства Божьего и приводить к Богу всех тех, кто искренне верит в Бога, кто жаждет истины и кто был так глубоко обманут режимом КПК, чтобы отплатить Богу за то, что Он удостоил меня Своим спасением!

Примечания:

1. «Сообщники» — принадлежат к тому же виду, что и «банда хулиганов»

a. В тексте оригинала: «символ того, что не в состоянии быть».

Сопутствующий контент