Церковь Всемогущего Бога (приложение)

Слушайте голос Бога и приветствуйте возвращение Господа Иисуса!

Мы рады всем тем, кто ищет истину. Свяжитесь с нами.

Молодость без сожалений

3

Сяовэнь, город Чунцин

«„Любовь“, как она именуется, относится к чувству чистому и непорочному, — когда ты используешь свое сердце, чтобы любить, чувствовать и быть мыслящим. В любви нет условий, нет препятствий и нет расстояния. В любви нет подозрения, нет обмана и нет лукавства. В любви нет расстояния и нет ничего нечистого» («Чистая Любовь Без Порока» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Этот гимн из Божьего слова однажды помог мне пройти через боль продолжительного и затянувшегося пребывания в тюрьме, которое длилось 7 лет и 4 месяца. Несмотря на то, что правительство Коммунистической партии Китая лишило меня наиболее прекрасных лет моей юности, я получила самую драгоценную и реальную истину от Всемогущего Бога, и поэтому не сетую и не сожалею об этом.

В 1996 году я приняла спасение Всемогущего Бога в последние дни. Благодаря чтению Божьего слова и собраниям для общения я пришла к заключению, что все, сказанное Богом, — это истина, полностью противоположная всем знаниям и учениям этого лукавого мира. Слово Всемогущего Бога — наивысшая жизненная истина. Мне доставляло большую радость еще и то, что я могла быть искренней и открытой и могла беспрепятственно говорить обо всем с братьями и сестрами. У меня не было ни малейшей необходимости защищаться от критики или обмана во взаимоотношениях с людьми. Как никогда раньше, я испытывала ощущение покоя и счастья, мне действительно нравилась эта семья. Однако вскоре я услышала, что в стране не разрешается верить во Всемогущего Бога. Это полностью сбило меня с толку, поскольку Его слово позволяло людям поклоняться Богу, ходить правильным путем жизни и быть честными. Если бы каждый поверил во Всемогущего Бога, тогда на всей земле наступил бы мир. Я на самом деле не понимала этого: если вера в Бога — самое праведное дело, почему тогда правительство Коммунистической партии Китая стремится преследовать верующих во Всемогущего Бога и бороться с ними вплоть до того, что арестовывает верующих в Него? Я думала: «Как бы ни преследовало нас правительство Коммунистической партии Китая, и насколько негативным ни было бы общественное мнение, я пришла к заключению, что это правильный путь жизни и я, несомненно, пройду его до конца!»

После этого я начала исполнять свои обязанности в церкви, распространяя книги Божьего слова. Я знала, что исполнение этих обязанностей в стране, противящейся Богу, связано с большими опасностями, и в любой момент меня могут арестовать. Но я также знала, что для меня, как для части всего творения, миссия в жизни состояла в том, чтобы полностью посвятить себя Богу и исполнить свой долг. Я не могла уклониться от этой ответственности. Как только я начала уверенно сотрудничать с Богом, одним сентябрьским днем 2003 года я шла раздавать братьям и сестрам книги Божьего слова и была арестована работниками городского отдела Национального бюро безопасности.

В Национальном бюро безопасности меня допрашивали снова и снова, и я не знала, как отвечать. Я немедленно воззвала к Богу: «О, Всемогущий Боже, прошу Тебя дать мне мудрость и даровать мне слова, которые следует сказать, чтобы не предать Тебя и стойко нести свидетельство о тебе». В то время я ежедневно взывала к Богу. Я не осмеливалась оставить Бога, только просила Бога даровать мне разум и мудрость, чтобы суметь справиться с нечестивой полицией. Хвала Богу за то, что Он охранял и защищал меня! Всякий раз, когда меня допрашивали, я либо отплевывалась, либо постоянно икала и не могла говорить. Увидев чудесную Божью работу, я приобрела твердую решимость: «Иди до конца!» Они могут отрубить мне голову, могут забрать мою жизнь, но сегодня они никак не смогут заставить меня предать Бога! Когда я наполнилась решимостью, что скорее рискну своей жизнью, чем предам Бога подобно Иуде, Бог дал мне «зеленый свет» во всех отношениях. Всякий раз, когда меня допрашивали, Бог защищал меня и давал мне способность спокойно пройти через это испытание. Хотя я ничего не сказала, правительство Коммунистической партии Китая обвинило меня в «использовании организацию Се Цзяо для препятствования исполнению законов» и приговорило к 9 годам тюрьмы! Услышав приговор суда, благодаря Божьей защите я не опечалилась. Я также не боялась их, а скорее презирала. Когда эти люди зачитывали приговор, я негромко сказала: «Это свидетельство того, что правительство Компартии Китая выступает против Бога!» Позже работники госбезопасности пришли разузнать, каким было мое отношение, и я спокойно сказала им: «Что такое девять лет? Когда придет время мне выйти, я по-прежнему буду членом Церкви Всемогущего Бога. Если вы мне не верите, просто подождите, и вы это увидите! Но вам следует помнить, что когда-то это дело было в ваших руках!» Мое отношение их по-настоящему удивило. Они поднимали вверх большой палец и повторяли: «Как замечательно! Как замечательно! Ты больше похожа на сестру Цзян, чем сама сестра Цзян! Когда придет время тебе выходить, мы снова соберемся и пригласим тебя!» Тогда я чувствовала, что Бог прославился, и мое сердце было довольно. В тот год, когда я получила приговор, мне исполнился всего 31 год.

Тюрьмы в Китае — это ад на земле, и продолжительное пребывание в тюрьме позволило мне подробно увидеть настоящую бесчеловечность сатаны и его демоническую сущность, которая стала врагом Богу. Китайская полиция не подчиняется главенству закона, но, скорее, подчиняется главенству зла. В тюрьме полиция не разбирается с людьми лично. Вместо этого она подстрекает заключенных к насилию, чтобы управлять другими заключенными. Нечестивая полиция использует также разнообразные методы с целью ограничения свободомыслия. Например, каждый, кто попадает в тюрьму, должен носить одинаковую тюремную униформу с особым порядковым номером, подстригать волосы в соответствии с тюремными требованиями и носить одобренную тюремным начальством обувь. Заключенные должны ходить по дорожкам, по которым разрешается ходить, маршировать шагом, которым разрешено маршировать. Вне зависимости от того, весна ли это, лето, осень или зима, дождь, солнце или чрезвычайно холодный день, все заключенные должны безоговорочно выполнять приказы. Каждый день от нас требовалось собираться по крайней мере 15 раз для переклички и 5 раз для пения славословий правительству Компартии Китая. Кроме того, нам давали политические задания, то есть нас заставляли изучать тюремные законы и конституцию и раз в полгода обязывали сдавать экзамен. Это делалось с целью промывки мозгов. У нас также спонтанно проверяли знание тюремного порядка и правил. Тюремная полиция оказывала давление не только на наши умы, но и совершенно бесчеловечно разрушала нас физически: мне приходилось заниматься тяжелым физическим трудом более десяти часов в день в тесноте фабрики, до отказа набитой несколькими сотнями человек. Из-за скопления большого количества людей на таком небольшом пространстве и повсеместного громкого шума от оборудования, каким бы здоровым ни был человек, его физическое состояние значительно ухудшалось, если он оставался там на продолжительный период. Позади меня стоял станок для пробивки отверстий, и каждый день он непрерывно работал. Он грохотал невыносимо, и по истечении нескольких лет мой слух сильно ухудшился. Он не восстановился до сих пор. Но еще больший вред людям наносили пыль и общая загрязненность на фабрике. После медицинского осмотра обнаружилось, что многие заболели туберкулезом и фарингитом. Кроме того, из-за длительного сидения при выполнении ручного труда было невозможно передвигаться, и многие приобрели тяжелый геморрой. Правительство Компартии Китая обращалось с заключенными как с машинами для зарабатывания денег, — им было абсолютно все равно, жив человек или мертв. Они заставляли людей работать с раннего утра до поздней ночи. Зачастую я была настолько измождена, что физически не могла продолжать работу. Но это еще не все. В дополнение к моим еженедельным политическим заданиям, физическому труду, общественным поручения и тому подобному, мне также приходилось сдавать разнообразные экзамены. Поэтому каждый день я находилась в сильном беспокойстве. Мое умственное состояние постоянно было на грани. Я очень нервничала, что не смогу за всем поспеть, если буду хоть чуть-чуть невнимательной, и буду за это наказана тюремной полицией. В такой обстановке было нелегко прожить день в полном здравии и рассудке.

Когда я только начала отбывать свой срок, я не была способна справиться с таким жестоким обращением со стороны тюремной полиции. Тяжелый физический труд всех видов и идеологическое давление не позволяли свободно дышать, не говоря уже о том, что мне приходилось контактировать по разным поводам с заключенными. Мне также приходилось выносить плохое обращение и оскорбления со стороны дьявольской тюремной полиции и заключенных… Меня часто наказывали и загоняли в угол. Несколько раз я погружалась в отчаяние, особенно когда думала о длительности моего девятилетнего приговора и чувствовала приступ опустошительной безнадежности. Я плакала бесчисленное количество раз. Доходило даже до того, что я думала о самоубийстве как способе освобождения от боли, которую испытывала. Каждый раз, когда я погружалась в глубокую печаль и не могла больше держаться, я незамедлительно взывала к Богу в молитве, и Он просвещал и направлял меня: «Ты пока еще не можешь умереть. Ты должен сжать кулаки и должен решительно продолжать жить; ты должен прожить жизнь для Бога. Когда внутри у людей есть истина, у них есть такая решимость, и их никогда не посещает желание умереть. Когда тебе будет грозить смерть, ты скажешь: „О, Боже, я не желаю умирать, я все еще не познал Тебя! Я пока еще не отплатил Тебе за Твою любовь! Я должен умереть лишь после того, как основательно познаю Тебя!“… Если ты не понимаешь Божьего замысла и лишь тягостно размышляешь на тему своих страданий, тогда, чем больше ты раздумываешь об этом, тем более подавленным ты себя чувствуешь, и тогда у тебя будут проблемы, и ты начнешь страдать от мук смерти. Если ты понимаешь истину, то скажешь: „Я недостаточно пожил! Зачем мне умирать? Я еще не обрел истину! Я должен в достаточной мере потратить себя для Бога. Я должен нести хорошее свидетельство о Боге. Я должен отплатить за Божью любовь. После этого неважно, как я умру. Ведь в таком случае жизнь, которую я проживу, будет надлежащей. Не обращая внимания на то, что кто-то другой умирает, я нынче не умру, я должен цепляться за жизнь и продолжать жить“» («Только в поиске истины вы сможете обрести изменения в своем характере» в книге «Записи разговоров Христа»). Божьи слова были подобны милому и нежному образу моей матери, успокаивающему мое одинокое сердце. Они были также подобны моему отцу, мягко и нежно утирающему обеими руками слезы с моего лица. Тут же теплая волна и энергия прошли через мое сердце. Несмотря на то, что я физически страдала в мрачной тюрьме, попытка самоубийства не была Божьей волей. Я не смогла бы свидетельствовать о Боге и, кроме того, стала бы объектом насмешек со стороны сатаны. Если я выйду живой из этой дьявольской тюрьмы спустя девять лет, то это будет свидетельством. Божьи слова дали мне смелость продолжать жить, и в своем сердце я приняла решение: какие бы трудности ни ждали меня впереди, я буду стараться продолжать жить дальше. Я буду жить смело и уверенно и буду обязательно свидетельствовать, чтобы угодить Богу.

С каждым годом чрезмерное бремя работы делало мое тело все более и более слабым. После долгого сидения на заводе я стала обильно потелать, а когда мой геморрой обострялся, он начинал кровоточить. По причине сильной анемии я часто испытывала головокружение. Но в тюрьме трудно попасть на прием к врачу. Если у тюремных полицейских было хорошее настроение, они могли дать какие-то дешевые медикаменты. Но если они были чем-то недовольны, они говорили, что я притворяюсь больной, чтобы увильнуть от работы. Я вынуждена была переносить эту мучительную болезнь и давиться слезами. После рабочего дня я была совершенно измотана. Я тащила свое изможденное тело в тюремную камеру, надеясь отдохнуть, но не в моих силах было хотя бы немного крепко поспать, — либо тюремные полицейские посреди ночи вызывали меня что-то сделать, либо меня будил оглушительный шум, который они поднимали… Часто они издевались надо мной, и я страдала от этого невообразимо. Кроме того, я была вынуждена переносить нечеловеческое обращение со стороны тюремных полицейских. Подобно беженке я спала на полу или в коридорах, а то и рядом с туалетом. Одежда, которую я стирала, не высыхала, но сваливалась в кучу с одеждой других заключенных для сушки. Зимой стирать одежду было особенно трудно, и у многих развился артрит из-за того, что они носили влажную одежду на протяжении долгого времени. В тюрьме здоровые люди вскоре становились апатичными и заторможенными, физически слабыми или больными. Часто, несмотря на сезон, нас кормили старой сухой ботвой. Если вам хотелось питаться лучше, приходилось покупать у тюрьмы дорогую еду. Хотя людей заставляли изучать в тюрьме закон, сам закон там отсутствовал: тюремная полиция была законом, и если кто-то гладил их против шерсти, они могли найти причину его наказать — хотя наказать могли даже без всяких на то причин. И что было еще более отвратительным — они считали верующих во Всемогущего Бога политическими преступниками и говорили, что наши преступления более тяжкие, чем убийство и поджог. В связи с этим меня они особо ненавидели, строго контролировали и преследовали самым яростным образом. Подобное нечестивое поведение представляет собой неопровержимое доказательство извращенных поступков КПК, их противления Небесам и вражды с Богом! Когда я проходила в тюрьме через жестокие мучения, мое сердце часто наполнялось праведным негодованием: какой закон нарушают верующие в Бога и поклоняющиеся Ему? Что преступного в следовании за Богом и хождении по правильному пути жизни? Люди были созданы Божьими руками, и вера в Бога, и поклонение Ему — это закон неба и земли. По какой причине правительство Компартии Китая яростно препятствует этому и преследует за это? Несомненно, что в своем извращенном поведении и противлении Небесам оно противостоит Богу во всех аспектах, наклеивает на верующих во Всемогущего Бога ярлык реакционеров, жестоко преследует и атакует нас. Оно пытается уничтожить одним махом всех верующих во Всемогущего Бога. Разве это не значит называть черное белым и демонстрировать крайнюю реакционность? Оно неистово противится Небесам и враждует с Богом. В конце концов, оно должно понести праведное Божье наказание! Везде, где есть коррупция, должен быть суд. Везде, где есть грех, должно быть наказание. Это предопределенный Богом закон неба, и никто не сможет его обойти. Нечестивые преступления правительства Компартии Китая достигли небес, и оно будет уничтожено Богом. Как Бог сказал: «Бог издавна до глубины души питает отвращение к этому темному сообществу. Он скрежещет зубами, отчаянно желая растоптать Своими стопами этого нечестивого и гнусного древнего змея, чтобы тот уже никогда не восстал вновь и никогда больше не надругался над человеком. Бог не простит его действий в прошлом, Он не потерпит его обмана в отношении человека, Он сведет счеты по каждому из его грехов, совершенных на протяжении веков. Бог не проявит ни малейшей снисходительности к этому предводителю всего зла[a]. Он полностью уничтожит его» («Работа и вхождение (8)» в книге «Слово является во плоти»).

В этой дьявольской тюрьме в глазах этой нечестивой полиции я была хуже бездомного пса. Эти нечестивые полицейские не только били и поносили меня, но часто внезапно врывались и переворачивали вверх дном мою кровать и личные принадлежности. Кроме того, всякий раз, когда за пределами тюрьмы происходили какие-либо бунты, люди, заведующие в тюрьме политическими вопросами, находили меня и устраивали мне перекрестный допрос в отношении моих взглядов на эти события. Они постоянно накидывались на меня, выясняя, почему я иду по пути веры в Бога. Всякий раз во время подобных допросов мое сердце уходило в пятки, потому что я не знала, какую злую уловку они придумали для меня. Во время этого испытания душа моя всегда безотлагательно молилась Богу и взывала о помощи и водительстве. День за днем, год за годом насилие, эксплуатация и подавление причиняли мне неописуемые страдания. Каждый день я была перегружена физическим трудом, а также скучными и нудными политическими заданиями. Меня также мучил мой недуг, и, помимо этого, я была психологически подавлена. Это привело меня на грань распада. Особенно после того, как я увидела, как посреди ночи заключенная среднего возраста повесилась на окне, потому что она не могла выносить бесчеловечные мучения со стороны нечестивой полиции, а другая, более пожилая заключенная умерла по причине запоздалого лечения ее болезни, я погрузилась в прежнее удушающее мрачное состояние и снова начала обдумывать самоубийство. Я чувствовала, что смерть была лучшим облегчением. Но я знала, что тогда я предала бы Бога и не могла совершить это. У меня не оставалось иного выбора, как терпеть всю эту боль и подчиняться Божьему обустройству. Но как только я думала о своем большом сроке, о том, настолько далек мой выход на свободу, я чувствовала, что никакие слова не могут описать мою боль и отчаяние. Я чувствовала, что не могу продолжать выносить это, и не знаю, сколько еще смогу продержаться. Сколько раз я могла только накрыться одеялом посреди ночи и плакать, молясь и взывая к Всемогущему Богу и рассказывая Ему о всей той боли, о которой я помышляла. Во время самой сильной боли и беспомощности я думала: я страдаю сегодня, чтобы иметь возможность отделиться от развращенности и принять Божье спасение. Мне следует переносить эти страдания, и я должна их перенести. Как только я думала об этом, я больше не испытывала горечи. Напротив, я чувствовала, что мое заключение в тюрьму из-за моей веры в Бога и перенесение страданий в поиске спасения имели величайшую ценность и значение, — эти страдания были чрезвычайно ценными! Незаметно печаль в моем сердце превратилась в радость, и я не могла сдерживать своих эмоций. Я начала про себя напевать знакомый мне гимн жизненного опыта, который называется «Нам повезло встретить пришествие Бога»: «Нам повезло встретить пришествие Бога, мы слышим Его голос. Нам повезло встретить пришествие Бога, мы посещаем пир Агнца. Мы знаем воплощенного Всемогущего Бога, мы видим Его чудные дела. Мы понимаем тайну человеческой жизни, слова Всемогущего Бога драгоценнее всего. Кто может быть удачливее? Кто может быть более благословенным? Бог дарует нам истину и жизнь, мы должны жить для Бога. Мы должны жить для Бога. Мы должны жить для Бога. Мы обретаем истину и свидетельствуем о Боге, чтобы воздать Божьей любви». («Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Я повторяла этот гимн про себя, и чем больше я пела его про себя, тем больше ободрялась, чем больше я пела, тем больше чувствовала, что во мне есть сила и радость. Я не могла не дать клятву пред Богом: «О, Всемогущий Боже, благодарю Тебя за Твое утешение и ободрение, которые вновь дали мне веру и смелость продолжать жить. Ты позволил мне почувствовать, что Ты воистину Господь моей жизни и сила моей жизни. Несмотря на то, что я заключена в этой адской дыре, я не одна, потому что Ты всегда был со мной в эти мрачные дни, Ты снова и снова давал мне веру и желание продолжать. О, Боже, если я однажды смогу выйти отсюда и буду жить на свободе, тогда я стану исполнять мои обязанности и больше не буду ранить Твое сердце, равно как и не строить планов для себя. О, Боже, какие бы тяжелые и трудные дни ни ждали впереди, я желаю полагаться на Тебя, чтобы продолжать жить в силе!»

В тюрьме я часто вспоминала дни, проведенные с братьями и сестрами, — какое это было прекрасное время! Все радовались и смеялись, и хотя у нас были и споры, но все это стало приятными воспоминаниями. Однако всякий раз, когда я размышляла о случаях, когда я исполняла мои прошлые обязанности поверхностно, я испытывала огромное чувство вины и долга. Я думала о спорах, которые возникали у меня с братьями и сестрами по причине моего высокомерного характера, и чувствовала тогда особую неловкость и сожаление. Всякий раз, когда это происходило, слезы текли из моих глаз, и про себя я пела знакомый гимн: «Я верю в Бога многие годы, но никогда не исполнял свой долг хорошо. В моем сердце столько сожаления. Я получил столько Божьей любви, но никогда и ничего не возвращал назад. Бог дал мне так много возможностей практики, но ко всем им я подошел безответственно. Вместо этого я искал только статуса, славы и богатства, строил планы на свою будущую судьбу. Будучи полон непомерных желаний, я не ведал стыда и так много времени потратил зря… Я так полон сожаления – почему я не увидел, что Божий характер праведен? Я не знаю, не поздно ли явилось мое покаяние, я так полон сожаления. Я не знаю, даст ли мне Бог еще один шанс, я так полон сожаления» («Я так полон сожаления» в «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Испытывая боль и самоосуждение, я часто молилась Богу про себя: «О, Боже! На самом деле, я сильно далека от Тебя. Если Ты позволишь, я готова стремиться любить Тебя. После того, как я выйду из тюрьмы, я по-прежнему буду готова исполнять свои обязанности и возобновлю выполнение своего долга! Я исправлю свои прошлые недостатки!» Находясь в тюрьме, я особо скучала по тем братьям и сестрам, с которыми я общалась утром и вечером. Я очень хотела их увидеть, но в этой дьявольской тюрьме, в которой меня держали, это желание было невыполнимым. Однако я часто видела этих братьев и сестер во сне: мне снилось, что мы вместе читаем слово Бога и делимся истиной. Мы были счастливыми и радостными.

Во время великого Вэньчуаньского землетрясения 2008 года тюрьма, в которой мы содержались, подверглась толчкам, и я стала последним эвакуированным человеком с места событий. В те дни постоянно происходили повторные толчки. И заключенные, и тюремные полицейские были настолько взволнованы и обеспокоены, что не владели собой. Но мое сердце было особенно непоколебимым и уверенным, поскольку я знала, что это исполняется Божье слово, — это было излияние Божьей огненной ярости. Во время этого землетрясения, бывающего раз в столетие, Божье слово постоянно защищало мое сердце. Я верила, что жизнь и смерть человека находятся только в Божьих руках. Как бы Бог ни действовал, я готова подчиниться Божьему обустройству. Меня печалило только одно: если я умру, тогда у меня больше не будет возможности исполнить свой долг перед Господом творения, больше не будет возможности воздать за Божью любовь, и я не смогу увидеть моих братьев и сестер. Однако мое беспокойство было излишним: Бог постоянно пребывал со мной и даровал мне наилучшую защиту, которая позволила мне пережить землетрясение и мирно пройти через него!

В январе 2011 года меня досрочно освободили, что наконец завершило мою рабскую жизнь в тюрьме. Когда я получила свободу, мое сердце было особенно воодушевленным: я могу вернуться в церковь! Эмоциональное состояние моего ума невозможно передать словами. Но я не ожидала, что по возвращении домой моя дочь не узнает меня, а мои родственники и друзья будут по-особенному разглядывать меня, — все они отдалились от меня и не общались со мной. Люди вокруг не понимали и не принимали меня. В то время, хотя я не переживала тюремного насилия и мучений, мне было трудно выносить холодные взгляды, усмешки и оставленность. Я становилась слабой и негативно настроенной. Я не могла не думать о прошлых днях. Когда все произошло, мне был всего лишь 31 год. Когда я вышла из тюрьмы, прошли восемь зим и семь лет. Сколько раз в моем одиночестве и беспомощности Бог обустраивал людей, ситуации и вещи, чтобы помочь мне. Сколько раз в моей боли и отчаянии Божьи слова утешали меня. Сколько раз, когда я хотела умереть, Бог давал мне силу, чтобы я осмелилась продолжить жить… В эти долгие и мучительные годы именно Бог вел меня шаг за шагом из долины смертной тени, чтобы я упорно продолжала жить. А теперь, столкнувшись с трудностями, я стала негативно настроенной, слабой и опечалила Бога. Я была действительно трусливым и несведущим человеком, который кусал кормящую его руку! Когда я думала об этом, мое сердце чувствовало сильное осуждение: я не могла забыть клятву, которую дала Богу, находясь в тюрьме: «Если я однажды смогу выйти отсюда и буду жить на свободе, тогда я исполню мои обязанности. Я не желаю вновь ранить Божье сердце, и я не буду строить планов для себя!» Я размышляла над этой клятвой и думала об обстоятельствах, в которых находилась, когда давала эту клятву Богу. Слезы застилали мне глаза, и я медленно пела гимн из Божьего слова: «Я лично стремлюсь к Богу и готов следовать за Ним. Хоть Бог и собрался оставить меня, я все равно готов следовать за Ним. Хочет ли Он меня или нет, я все равно буду любить Его, и в конце я должен обрести Его. Я отдаю свое сердце Богу и, чтобы Он ни делал, буду следовать за Ним всю жизнь. Невзирая ни на что я должен любить Бога и должен обрести Его. Я не успокоюсь, пока не обрету Его» («Я исполнен решимости любить Бога» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»).

После определенного времени, посвященного духовным упражнениям и восстановлению, я быстро вышла из моего негативного состояния, получив просвещение от Бога, и бросилась обратно в строй для выполнения своих обязанностей.

Хотя лучшие годы моей молодости прошли в тюрьме, и на протяжении семи лет и четырех месяцев я страдала от невзгод из-за моей веры в Бога, я не сетую и не сожалею, потому что поняла определенную истину и пережила Божью любовь. Я чувствую, что мои страдания имеют смысл и ценность, это исключительное возвышение и благодать, которые Бог создал для меня, это благоволение ко мне! Даже если мои родственники и друзья не понимают меня, и даже если моя дочь не узнает меня, никакой человек, никакие обстоятельства или вещи не могут отделить меня от моих взаимоотношений с Богом. Даже если я умру, я не могу оставить Бога. «Чистая Любовь Без Порока» — это гимн, который я любила петь в тюрьме больше всего. Теперь я желаю использовать свои реальные поступки в качестве приношения Богу самой чистой любви!

Примечание:

a. «Предводителю всего зла» относится к ветхому дьяволу. Эти слова выражают чрезвычайную неприязнь.

Сопутствующий контент