Вечная мука

30 июля 2020 г.

Всемогущий Бог говорит: «Все души, развращенные сатаной, находятся в его владении. Только верующие в Христа отделены, спасены из лагеря сатаны и приведены в сегодняшнее Царство. Эти люди более не живут под влиянием сатаны. И все же человеческая природа по-прежнему коренится в плоти людей. Это значит, что даже, несмотря на то, что ваши души спасены, ваша природа является прежней, а вероятность того, что вы Меня предадите, остается стопроцентной. Вот почему Моя работа столь продолжительна по времени, ведь ваша природа неподатлива. Сейчас вы все со всем старанием терпите трудности, исполняя свои обязанности, но один факт нельзя отрицать: каждый из вас способен предать Меня и вернуться под власть сатаны, в его лагерь и возвратиться к своей прежней жизни. И тогда не иметь вам, как сейчас имеете, хоть сколько-нибудь человечности или облика человеческого. В серьезных случаях вы будете уничтожены и, более того, будете вечно обречены на невозможность повторного воплощения и строго этим наказаны. Вот такая проблема стоит перед вами» («Очень серьезная проблема — предательство (2)» в книге «Слово является во плоти»). Раньше я думал, что раз я верую в Бога больше десяти лет, то смогу следовать за Богом, отбросив все на свете, смогу выдержать страдания, исполняя свой долг, и не дрогну перед лицом гонений со стороны компартии. Итак, я считал себя преданным Богу и неспособным предать Его. Но я никогда и представить себе не мог, что после ареста и жестоких пыток от рук коммунистической полиции я утрачу свое достоинство и уступлю сатане. Тогда была полностью изобличена моя природа как предателя Бога. Мысли о том страшном поражении причиняют мне ужасную боль, и я до конца своих дней буду сожалеть об этом.

Это случилось еще в 2008 году, когда компартия начала по всей стране очередную серию крупномасштабных операций и арестов против христиан. Помню, как однажды в августе я узнал, что было арестовано множество церковных лидеров, а также братьев и сестер из разных мест. Я поспешно связался с братьями и сестрами, стараясь смягчить последствия и перевести куда-либо церковную казну. Понадобилось больше двух недель, чтобы привести все дела церкви в порядок. В то время я был очень доволен собой, считая, что тогда как компартия лихорадочно арестовывает людей, я проявляю смелость и поддерживаю работу церкви, что я очень преданный Богу человек, крайне чуткий к Его воле. Когда я узнал, что некоторые из арестованных оказались иудами, предавшими Бога и выдавшими своих братьев и сестер, я испытывал к ним только презрение и про себя решил: «Если наступит день, когда арестуют и меня, я скорее умру, чем стану иудой!» Мне казалось, что вера моя по-настоящему сильна. К моему удивлению, сразу же после новогодних праздников в 2009 году компартия начала новую всекитайскую операцию по аресту верующих под названием «Гром III», целью которой была Церковь Всемогущего Бога. Однажды, когда я был на собрании с несколькими братьями и сестрами, в дом внезапно ворвались более 30 полицейских. Нас отвезли в городской полицейский участок и разделили для проведения допросов. Они требовали от нас информацию двух видов: имена и адреса лидеров и соработников, а также сколько у церкви денег и в чьем доме они спрятаны. Они угрожали мне: «Если не заговоришь, тебе конец!» Тогда мне было совсем не страшно. Мне казалось, что я достаточно настрадался с самого детства, так что даже если меня станут пытать, я сумею выстоять. Да и в любом случае, я исполнял свои долг и был верен Богу, поэтому Он непременно защитит меня. Когда полицейские увидели, что я не собираюсь говорить, они показали мне видео с камер наблюдения и фотографии, на которых видно, как я вхожу в дома принимавших меня людей и выхожу оттуда, и перечислили все адреса, где я бывал за последние несколько месяцев, а затем велели мне сознаваться. Видя такие бесспорные улики против меня, я подумал, что даже если стану все отрицать, мне не поверят, поэтому я стал молиться Богу с просьбой не дать мне стать иудой. Когда в полиции увидели, что я по-прежнему отказываюсь говорить, один полицейский сказал разгневанно: «Похоже, ты сам напрашиваешься на жесткое обращение!» — и так толкнул железный стул, к которому я был привязан, что я упал на спину. Затем полицейские достали шприц со смесью горчичного масла и хрена и стали впрыскивать эту смесь мне в нос, а также втирать в глаза. Это вызвало страшное жжение. Мне казалось, что я задыхаюсь. Глаза жгло так, что я не мог открыть их, а в желудке словно горел огонь. Затем меня раздели до пояса, связали руки за спиной и стали выкручивать их вверх. А когда устали, то подвесили меня за руки на выдвижной ящик. Я терпел боль, не говоря ни слова. Видя, что этот метод не приносит результата, они перешли к другому жестокому приему. Меня снова приковали к железному стулу, отыскали несколько электрических проводов, привязали один их конец к большим пальцам моих ног, а другой присоединили к электрошокеру, и начали обливать меня холодной водой, одновременно раз за разом ударяя меня током. От тока у меня начались судороги по всему телу, и я чувствовал, как конвульсивно сжимается сердце. Мне всерьез казалось, что я вот-вот умру. Пытки продолжались до 2 часов ночи.

На следующий день меня отвезли в секретное помещение для допросов. Войдя туда, я сразу же заметил повсюду пятна крови. Зрелище было ужасным. Мне стало очень страшно от мысли, что меня забьют тут до смерти. И в тот момент один из полицейских, не говоря ни слова, свел мои руки вместе так, что я плотно обхватил железный стул, а затем толкнул меня вместе со стулом на пол. Наручники уже оставили на моих запястьях глубокие порезы, из которых сочилась кровь, а кисти распухли как надутые шары. Падение на пол причинило мне неимоверную боль, и я мог только снова и снова взывать к Богу в молитве. Полицейские выкрикивали ложь, порочащую церковь. Эта ложь вызвала во мне приступ тошноты и ярости. Видя, что я по-прежнему отказываюсь говорить, один из них с остервенением схватил электрошокер и начал непрестанно бить меня током по всему телу, по лицу и даже по рту. Возникали вспышки синего света, и я не смел открыть глаза, а только слышал потрескивание шокера и ощущал запах моей жженой плоти. Затем один из полицейских, похоже, обезумел. Он схватил пластиковый пакет, надел его мне на голову, и снимал только тогда, когда я уже готов был задохнуться. Другой начал яростно бить меня ногами ниже пояса, а еще один взял деревянную дубинку толщиной около 4 сантиметров, и принялся наносить ей удары, и все они при этом гневно кричали: «У нас тут больше сотни орудий пыток, и мы испробуем их все на тебе одно за другим. Тех, кто тут умирает, просто выбрасывают в яму – и делу конец! Если ничего не скажешь, получишь от восьми до десяти лет, и даже если мы тебя тут искалечим, все равно отсидишь свой срок. А когда выйдешь наконец, то остаток жизни будет тебе не в радость!» Меня очень обеспокоили эти слова и я подумал: «Если от побоев я стану инвалидом, как мне дальше жить? Полицейские сказали, что у них есть все данные с моего компьютера, поэтому если я не буду говорить, то когда они арестуют других, то скажут им, что это я их выдал. Все в церкви станут ненавидеть меня, и я не смогу показаться на людях». К тому моменту, когда полицейские сделали перерыв, я ощущал, что все мое лицо сильно распухло, так что я едва мог приоткрыть глаза и почти ничего не видел. С запястий текла кровь, и все тело было в ожогах. Я чувствовал, как сжимается сердце, и дышал с трудом. Мне казалось, что я сейчас умру. Затем я услышал, как полицейский сказал, что приходил компьютерщик и теперь у них есть доступ ко всему на моем компьютере. Меня неожиданно охватил страх. Я подумал: «Вот и все. Там есть информация о лидерах и соработниках, плюс список членов церкви и церковная бухгалтерия». Я почувствовал приступ паники и не знал, что делать дальше. В тот вечер полицейские установили в комнате треножник, туго связали мне руки за спиной и подвесили меня на треножнике. Я висел в полуметре от пола, а они принялись раскачивать меня взад и вперед. Каждый раз, когда они это делали, жуткая боль пронизывала мои руки, а по лицу катились крупные капли пота. Тогда я вспомнил слова полицейского о том, что им ничего не стоит забить меня до смерти, и что меня ожидает тюремный срок, даже если я стану инвалидом. Я вдруг почувствовал, что больше не вынесу этого, и подумал: «Что если я тут умру? Мне всего 30. Если меня забьют до смерти, моя жизнь будет потрачена впустую! Если я стану калекой и не смогу работать, как мне тогда быть? Раз у них уже все равно есть все данные с моего компьютера, то неважно, сознаюсь я или нет. Если я расскажу им немного, может, они оставят меня в живых». Но затем я подумал: «Нет, я не могу так поступить. Разве я не стану тогда иудой?» Во мне все продолжалась эта внутренняя борьба. Несмотря на мои молитвы Богу и решимость скорее умереть, чем стать иудой, со временем боль усиливалась, и к двум или трем часам ночи я был больше не в силах выносить пытки полиции и окончательно сломался. Я согласился дать им информацию о церкви. Тогда они наконец опустили меня. Опущенный на пол, я просто лежал на нем, не в силах пошевелиться и не чувствуя рук. Полицейские заставили меня подтвердить номера этажей и квартир двух людей, у которых проходили собрания, и я подчинился. В тот момент, когда я предал своих братьев и сестер, в мыслях у меня была полная пустота. Меня охватила паника, и я почувствовал, что вот-вот случится что-то ужасное. Мне на ум пришли такие слова Бога: «Любому, кто разбивает Мне сердце, в другой раз не будет пощады, а каждый». Я очень ясно понимал, что предал Бога и оскорбил Его характер, и что Он больше не простит меня. Мне было очень больно, и я всем сердцем ненавидел себя. Я подумал: «Почему я выдал их? Если бы я сжал волю в кулак и потерпел еще немного, возможно, я бы выстоял до конца». Меня переполняло чувство вины и раскаяния. После этого я больше не сказал ни слова, что бы ни делала полиция. Впоследствии, каждый раз, когда я вспоминал, как предал Бога и моих братьев и сестер, стал иудой, совершил такой непростительный поступок, я страшно мучился. Мне казалось, что путь моей веры окончен, словно меня приговорили к смерти и я могу в любой момент умереть в тюрьме.

Затем случилось нечто неожиданное. В начале шестого ночи, на четвертый день моего ареста, когда полицейские, охранявшие меня, глубоко спали, я очень тихо развязал веревку, которой меня связали, и выпрыгнул из окна. Преодолев много трудностей, я добрался до дома одного брата и не теряя времени написал письмо, в котором сообщил лидеру церкви о том, как я выдал двух людей, принимавших у себя верующих, и сказал, что им нужно немедленно принять меры предосторожности. Тогда лидер устроил меня в безопасном месте. Мне было тяжело видеть, как еще один член церкви идет на большой риск, приютив меня у себя. Я предал Бога и выдал братьев и сестер. Я стал иудой. Я совершенно не заслуживал того, чтобы меня принимал у себя кто-либо, и не смел показываться среди других братьев и сестер. Я прочитал такие Божьи слова: «Я больше не буду проявлять милосердие к тем, кто не проявил ни капли верности Мне во времена бедствий, поскольку Моё милосердие простирается лишь до сего момента. Вдобавок у Меня нет симпатии к тем, кто хоть раз предал Меня, а с теми, кто распродаёт интересы друзей, у Меня и подавно нет желания объединяться. Таков Мой характер, вне зависимости от того, кем может быть тот или иной человек. Я должен сказать вам следующее: любому, кто разбивает Мне сердце, в другой раз не будет пощады, а каждый, кто был Мне верен, навек останется в Моём сердце» («Готовь для своего предназначения достаточное количество добрых дел» в книге «Слово является во плоти»). Это до основания потрясло меня. Каждое слово отзывалось во мне болью. Это я был тем человеком, не сохранившим верность Богу во время страданий. Это я был тем, кто предал Бога и интересы своих друзей. Это я был тем, кто причинил душевную боль Богу. Я был трусом, я предал Бога и выдал братьев и сестер, и серьезно оскорбил Божий характер. Бог больше не явит мне Своего милосердия, я обречен на Божью кару. Чем больше я думал об этом, тем сильнее расстраивался, и больше не мог сдерживать слез.

Несколько дней спустя я узнал, что в одном из домов, адреса которых я выдал, арестовали пожилую сестру, а в доме провели обыск. Она пошла на риск, приютив меня и заботясь обо мне, а я ее выдал. Я прекрасно знал, как жестоко обходится компартия с христианами, да и сам испытал их пытки на себе, но спасая свою собственную жизнь, я передал ее в руки бесов. Какое ужасное злодеяние! Я несколько раз сильно ударил себя по лицу и простерся пред Богом в молитве: «О Боже, я предал Тебя и выдал братьев и сестер. Меня и человеком назвать нельзя, я не достоин жить. Я должен быть проклят и покаран. Даже убив меня, Ты поступишь праведно». Я не находил себе покоя и испытывал постоянные мучения. Ночью я часто просыпался от кошмарных снов и постоянно думал: «Как я мог предать Бога и стать иудой? За годы веры я отказался от своей семьи и карьеры ради Бога, и никогда не сдавался, какой бы опасной ни были мои обязанности. Как я мог в одночасье предать Бога и стать иудой? Почему я так поступил?» Сразу после ареста я хотел остаться стойким в свидетельстве, но когда меня зверски пытали и моя жизнь была в опасности, я в страхе отпрянул, А когда я услышал от полицейских, что те могут безнаказанно убивать верующих во Всемогущего Бога, и что я получу срок, даже если стану калекой, то я стал переживать, как смогу выжить будучи инвалидом. Мне было всего 30 лет, и жизнь будет потрачена впустую, если я погибну! Когда они сказали, что уже взломали пароль на моем компьютере и получили доступ ко всей церковной информации на нем, я внутренне сдался и мне показалось, что уже без разницы, признаюсь я или нет, и что я могу сохранить себе жизнь, если дам им чуть-чуть информации. Я потерял достоинство и стал иудой. Я понял, что главной причиной моего предательства Бога было желание спасти свою шкуру, то, что я слишком дорожил своей жизнью. Я раньше думал, что способен переносить страдания и предан Богу, и что уж кто-кто, а я точно никогда не предам Бога. Но как только меня арестовали и пытали, я явил свое подлинное лицо. Тогда я понял, что совершенно лишен реальности истины и не имею истинной веры в Бога. Когда я сталкиваюсь с испытаниями и трудностями, а жизнь моя в опасности, я готов противиться Богу и предать Его в любой момент. Я начал читать Божьи слова, чтобы найти решение своей проблемы страха смерти. Я прочитал такие слова: «Кто во всем человечестве не испытывает на себе заботу в глазах Всемогущего? Кто не живет согласно предопределению Всемогущего? Происходят ли жизнь и смерть человека по его собственному выбору? Управляет ли человек своей судьбой? Многие взывают к смерти, но она далека от них; многие хотят быть сильными в жизни и страшатся смерти, однако неведомый для них день кончины приближается, повергая их в бездну смерти» (Глава 11, «Слова Бога ко всей вселенной» в книге «Слово является во плоти»). «Когда люди готовы пожертвовать своей жизнью, все становится малозначимым, и никто не может одержать над ними верх. Что может быть более важным, чем жизнь? Поэтому сатана утрачивает способность что-то еще делать в людях. Нет ничего, что он мог бы сделать с человеком. Хотя в определении „плоти“ сказано, что плоть прельщена сатаной, если люди воистину отдают себя, и сатана больше не движет ими, тогда никто не может одержать над ними верх» (Глава 36, «Толкования тайн в Словах Бога ко всей вселенной» в книге «Слово является во плоти»). Благодаря словам Бога я понял, что все находится в Его руках, в том числе наша жизнь и смерть. Когда я умру, буду ли я избит и искалечен, какой будет моя жизнь — все это предопределено Богом. Все исходит от Бога, и живу ли я или умираю, я должен подчиняться Божьему обустройству. Даже погибни я от гонений со стороны сатаны, если я при этом смог стойко свидетельствовать о Боге, это была бы достойная, не бессмысленная смерть. Я вспомнил такие слова Господа Иисуса: «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее» (Лк. 9:24). Я подумал об апостолах и учениках Господа Иисуса и о том, как много их умерло мученической смертью, распространяя Божью благую весть и исполняя Его волю. Бог увековечил память об их смерти. И хотя физически они погибли, души их не умерли. Но я, предавший Бога, выдавший других и ставший иудой, опозорен навеки. Я был как живой мертвец, как ходячий труп, лишенный души. Я раскаивался в своем предательстве и презирал свою глупость. Я вспомнил о том, как я, поверив, что у полиции уже есть информация о церкви, решил, что мое признание ничего не будет значить. Но я был совершенно не прав. Когда меня истязал большой красный дракон, то Бог смотрел на мое отношение и на то, несу ли я свидетельство перед сатаной. Была ли у них на самом деле та информация или нет, я все равно не должен был ничего говорить. Дав показания в полиции, я поклонился сатане, и это стало клеймом позора. Я ужасно сожалел, что не следовал за истиной и не имел истинной веры в Бога. Я ненавидел свою жажду жизни, отсутствие достоинства и принципиальности. Более того, я ненавидел этого беса, большого красного дракона. Он безмерно ненавидит Бога и истину, неистово арестовывая и преследуя Его избранников. Он принуждает людей отрицать и предавать Бога и отнимает у них шанс на спасение. Я твердо решил полностью порвать связи с большим красным драконом и посвятить свою жизнь следованию за Богом.

Однажды я прочитал несколько статей со свидетельствами победителей об их опыте и заметил, что когда их пытал большой красный дракон, все они побеждали сатану и стойко свидетельствовали, полагаясь на Божьи слова. Мне стало еще более стыдно. Все эти верующие, как и я, подверглись гонениям, так как же им удалось вынести боль и быть стойкими в свидетельстве? Почему я был так себялюбив, жалок и так трусливо цеплялся за жизнь, что стал предателем Иудой? Мысли о том, что в своем предательстве я стал посмешищем для сатаны, ножом вонзались мне в сердце. Было неимоверно больно, и я не мог простить себя. Я очень сильно пал духом. Именно тогда я прочитал такие слова Бога: «Большинство людей совершило проступки, например, некоторые противились Богу, некоторые бунтовали против Бога, иные роптали на Бога а другие совершали действия против Церкви или делали нечто, наносившее ущерб Божьему дому. Как следует относиться к таким людям? Их исход будет определен в соответствии с их природой и упорством их поведения... Бог разбирается с каждым человеком в соответствии со средой и контекстом в конкретное время, действительной ситуацией, действиями людей, а также их поведением и выражением. Бог никогда и ни с кем не обойдется несправедливо. В этом праведность Божья» («Какие люди будут наказаны» в книге «Записей разговоров Христа»). Затем я прочел такое место из проповеди: «Есть люди, которые попав в руки полиции совершают по слабости небольшое предательство. Они, однако, не служат сатане, и в сердце они по-прежнему верят в Бога и по-прежнему молятся Богу. Причина, по которой они совершают небольшое предательство, та, что в плане духовного роста они слишком незрелы и плоть их слишком слаба. Тем не менее, предательство их не велико, и сатане они не служат; можно считать, что они остались стойкими в свидетельстве. Те же, кто, находясь под арестом, полностью предают церковь и своих братьев и сестер, и сотрудничают с большим красным драконом в слежке за братьями и сестрами и в их арестах, и даже подписывают заявления, давая клятву никогда больше не верить в Бога... те будут полностью отсеяны и непременно прокляты Богом... В прошлом некоторые братья и сестры, находясь в тюрьме, совершали по слабости небольшие предательства. Позже, мучаясь угрызениями совести, они раскаивались, начинали ненавидеть себя и постоянно плакать. Они давали обет перед Богом, прося Его покарать их, умоляя Его позволить им еще раз оказаться в тяжелых обстоятельствах, чтобы иметь возможность принести прекрасное свидетельство, угодное Богу. Они часто молились таким образом Богу, пока в конце концов не научились следовать за истиной и исполнять свои обязанности как обычно, и даже обретали работу Святого Духа. Такие люди искренне покаялись и стали честными. Бог помилует их» («Проповеди и беседы о вхождении в жизнь»). Меня очень тронули эти слова, и я не мог перестать плакать. Определение, которое дает человеку Бог, основывается на прошлой жизни человека и степени тяжести его преступлений, и на том, по-настоящему ли он покаялся. Бог не определяет исход человека только на основании одного преступления. Я понял, как праведен характер Бога, и что Его праведность включает в себя как суд, так и милосердие к людям. Я совершил такое тяжкое преступление, как предательство Бога и своих братьев и сестер, однако Бог не отсеял меня. Он дал мне шанс покаяться. Он просвещал и направлял меня, Он позволил мне понять Его волю. Я по-настоящему осознал, что Бог дает каждому из нас величайшее спасение и то, как невероятно великодушен Бог. Во мне росли чувства раскаяния и вины, и я ощущал себя в большом долгу перед Богом. В сердце я принял такое решение: «Если меня снова арестуют коммунисты, я готов пожертвовать жизнью. Даже если полиция замучит меня до смерти, я буду стойко нести свидетельство и посрамлю сатану!»

Через несколько месяцев церковь поручила мне новую работу. Это чрезвычайно тронуло меня. Мое предательство Бога глубоко опечалило Его, но в силу Своего огромного терпения и милосердия Он дал мне шанс покаяться. Я знал, что должен дорожить этой возможностью и целиком посвятить себя выполнению долга, чтобы воздать Ему за Его любовь.

Время летело, наступил декабрь 2012 года, и компартия начала очередную крупномасштабную операцию по аресту и подавлению Церкви Всемогущего Бога. Множество братьев и сестер было арестовано с помощью прослушивания телефонов и слежки. 18 декабря после прослушивания телефонных разговоров арестовали двоих сестер, которые выполняли свои обязанности вместе со мной, а немного спустя арестовали и двух лидеров. Узнав об этом, я начал сильно нервничать. Я понимал, как высока вероятность того, что компартия уже следит за мной и что меня могут схватить в любой момент. Невозможно было знать наперед, переживу ли я еще один арест. От таких мыслей мне стало очень страшно, но я знал также, что все происходит с Божьего позволения. Я обратился с молитвой к Богу и сказал, что не желаю больше считаться с физической опасностью для себя лично, но что мне хотелось бы справиться с этим кризисом и как можно лучше выполнить свой долг. Даже если меня арестуют, я стойко буду свидетельствовать, посрамляя сатану, пусть даже это будет стоить мне жизни. После этой молитвы у меня стало спокойнее и легче на душе, и затем я занялся организацией церковной работы. Благодарение Богу, немногим больше месяца спустя работа церкви вернулась в нормальное русло. Благодаря этому опыту я понял, что когда люди живут не ради своих собственных интересов, но выполняют свой долг, на душе у них легко и мирно, и их не мучает совесть.

Каждый раз, вспоминая, как я стал презренным иудой и предал Бога, я чувствую себя ужасно. Однако именно эта неудача и мое разоблачение привели меня к пониманию Божьего праведного характера и вселили в меня страх Божий. Я увидел, как мудр Бог. Я понял, что Бог использовал аресты и преследования со стороны большого красного дракона для разоблачения моих недостатков, и только тогда я познал и возненавидел себя, а также по-настоящему начал искать истину. И еще я увидел, как практична Божья работа по спасению человечества! Благодарение Богу!

Предыдущая статья: Борьба за личную честность
Не озадачены ли вы тем, почему Бог не отвечает на ваши молитвы? Мы будем рады услышать вас и помочь вам найти ответы.
Свяжитесь с нами через Whatsapp
Свяжитесь с нами через Messenger

Похожие темы

Победить сатану в битве

Чан Моян г. Чжэнчжоу, провинция Хэнань Слова Всемогущего Бога гласят: «Когда ты восстанешь против плоти, внутри тебя неизбежно будет...

Божья защита

В слове Божьем сказано: «Люди не могут самостоятельно изменить свой характер; они должны пройти через суд и обличение, страдание и...

Только Божья любовь реальна

Сяодун Провинция Сычуань Господь сказал: «Китайская нация, тысячелетиями развращаемая, дожила до нынешнего дня, пройдя через всевозможные...