Мой дух освободился

30 июля 2020 г.

Автор: Мибу (Испания)

«Если человек в своей жизни желает очиститься и добиться изменений своего характера, желает прожить осмысленную жизнь и исполнить долг Божьего создания, тогда он обязан принимать Божье обличение и суд, и не должен позволить Божьему дисциплинированию и Божьим ударам отступить от него, чтобы он мог освободиться от влияния и манипуляций сатаны и жить в Божьем свете. Знай, что Божье обличение и суд являются светом, светом спасения человека. Для человека нет лучшего благословения, благодати или защиты» («Божьи обличение и суд — свет спасения людей» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Пение этого гимна на основе Божьих слов напоминает мне о том, что я пережила несколько лет назад.

В октябре 2016 года видеоклип с пением и танцами, в котором я помогала с хореографией, был выложен в интернет. Он очень понравился братьям и сестрам, и мне порекомендовали руководить церковной танцевальной группой. Я была очень взволнована и про себя произнесла молитву Богу о том, что я, безусловно, добросовестно выполню этот долг и сниму еще больше видео, свидетельствующих о Боге. Вскоре работа танцевальной группы начала набирать обороты. Братья и сестры относились ко мне с настоящим уважением и приходили ко мне за помощью, когда у них возникали какие-либо трудности с танцами. Это чрезвычайно подпитывало мое тщеславие, и мне казалось, что в церкви я обладаю незаменимым талантом. Вскоре церковный лидер назначила сестру Е работать вместе со мной. Я по-настоящему обрадовалась этому, думая: «У сестры Е тоже есть опыт в области профессионального танца, и она превосходит меня в разных танцевальных стилях. Одна из нас может восполнить то, чего не хватает другой. Мы наверняка хорошо справимся со своим долгом». Через некоторое время мы уже готовились снимать музыкальный клип, и хореографические идеи сестры Е были тщательнее проработаны и лучше продуманы, чем мои. Они понравились всем братьям и сестрам. Я была не слишком довольна этим и задавалась вопросом: «Что другие подумают обо мне? Не решат ли, что я и в подметки не гожусь сестре Е? Если она превзойдет меня, смогу ли я по-прежнему играть главную роль в команде?» Я особенно забеспокоилась, когда увидела, что другие идут говорить с сестрой Е всякий раз, когда у них возникают проблемы. Я была главной, но всякий раз, когда у них возникали проблемы, они обращались к ней. Не означало ли это, что она лучше меня? Я понимала, что не могу позволить ей превзойти меня и что в нашей следующей программе я должна была подготовить действительно хорошее выступление, чтобы все увидели, что я не хуже ее.

Чтобы приспособиться к режиму работы, мы сестрой Е впоследствии разделили наши задачи. В моем ведении были музыкальные видеоклипы, в то время как она отвечала за сценическую постановку. Втайне я была довольна этим. Раньше, когда мы работали вместе, я чувствовала себя отодвинутой на задний план, поэтому понимала, что должна воспользоваться данным шансом, чтобы показать всем, что я более способная, чем она. Я потратила сверхурочные часы на подготовку и саму хореографию, чтобы отлично справиться с видеоклипом, но когда увидела, что танцевальная постановка сестры Е почти готова, в то время как я не закончила даже хореографию, я встревожилась не на шутку. Стараясь ускорить темп и улучшить качество, я стала слишком требовательной к братьям и сестрам во время репетиций. Как-то раз я резким тоном отчитала одного брата, когда увидела, что он неправильно выполняет несколько танцевальных движений. Я опасалась, что если он не будет хорошо танцевать, это скажется на программе, и тогда я не смогу опередить сестру Е. Перед съемками один из братьев заметил, что во вступлении мало танцев. Я решила, что он прав, но в тот момент не могла придумать что же добавить, поэтому он предложил мне обсудить это с сестрой Е. Я не очень-то обрадовалась услышанному. Идти говорить с ней в такой критический момент — не создаст ли это впечатление, что я менее способна, чем она? И если сюда будет вовлечена сестра Е, то кто в итоге получит все лавры? Я потратила на это столько времени и сил, и вот-вот должна была выдать конечный продукт. Я ни за что не пошла бы спрашивать ее. Я сказала: «Давайте не будем сейчас зацикливаться на мелких деталях. Как только клип будет отснят, мы сможем посмотреть, как он получается в целом». Потом лидер посмотрела наш клип и сказала, что он не соответствует стандартам свидетельствования о Боге, и его следует переделать. Я очень расстроилась, услышав это — мне словно нож в сердце вонзили. Я подумала: «Теперь я по-настоящему унижена. Все остальные увидят, что я из себя представляю, и определенно решат, что я не настолько хороша, как сестра Е, и что я не способна к своей работе. Как мне теперь отстаивать свое положение в команде?» Эти несколько дней я не могла думать ни о чем, кроме своей репутации и статуса. Я не могла уснуть по ночам, дремала на собраниях и не вкладывала всю душу в исполнение своего долга.

Однажды лидер пришла побеседовать со мной. Видя, что я совершенно не понимаю саму себя, она разоблачила и исправила меня, говоря, что я стала завидовать чужому таланту, чтобы отстоять свое собственное имя и положение, что я вообще не думаю о работе церкви, и что я эгоистична и достойна презрения. Она посоветовала мне по-настоящему проанализировать себя и прочитала мне следующий отрывок из Божьих слов: «Как только это затрагивает положение, престиж или репутацию, у каждого сердце начинает биться быстрее в предвкушении, каждому постоянно хочется отличиться, стать знаменитым, обрести признание. Никто не хочет уступать, все постоянно готовы к соперничеству, несмотря на то, что соперничество постыдно и недозволительно в доме Божьем. Но не соперничать вы не согласны. Когда вы видите, что кто-то выделяется, вы завидуете, чувствуете ненависть, ощущаете несправедливость: „Почему я не могу отличиться? Почему всегда отличается этот человек, а до меня очередь никогда не доходит?“ Возникает некоторое раздражение. Вы стараетесь подавить обиду, но ничего не получается. Вы молитесь Богу и некоторое время чувствуете облегчение, но затем, как только вновь столкнетесь с подобной ситуацией, вы не можете с ней справиться. Это ли не проявление незрелого духовного состояния? Это ли не ловушка — когда человек впадает в подобное состояние? Таковы узы прельщенной натуры сатаны, которыми скован человек... чем больше ты станешь бороться, тем плотнее будет окутывать тебя тьма, тем больше будешь ты испытывать зависти и ненависти, желание стяжать у тебя станет лишь расти. Чем сильнее желание стяжать, тем хуже у тебя это будет получаться, а раз ты стяжаешь меньше, ненависть твоя будет усиливаться. По мере роста ненависти внутренне ты будешь становиться всё мрачнее. Чем ты внутренне мрачнее, тем хуже будешь исполнять свои обязанности. А чем ты хуже исполняешь свои обязанности, тем менее ты полезен. Это взаимосвязанный порочный круг. Если ты совсем не можешь добросовестно выполнять свой долг, тогда постепенно ты будешь отсеян» («Отдай свое истинное сердце Богу, и ты сможешь обрести истину» в книге «Записи речей Христа последних дней»). Эти Божьи слова были для меня настоящим ударом. Открытое Богом в точности соответствовало моему собственному состоянию. Я постоянно завидовала способностям сестры Е, просто борясь за имя и выгоду. Богу это было так отвратительно! Я вспомнила о том, как я стала завистливой с тех пор как сестра Е присоединилась к группе, и я увидела, насколько она искусна. Я боялась, что другие будут смотреть на нее почтительно, а на меня свысока, и мое положение окажется под угрозой. Я начала тайно настраиваться против нее, пытаясь придумать способы проявить себя. Когда я увидела, что подготовка хореографии ее танцевальной программы продвигается быстрее, чем моя, я, чтобы не отстать от нее, стала слишком требовательной к братьям и сестрам. Было совершенно ясно, что нам с сестрой Е следовало бы кое-что обсудить, но я находила отговорки, чтобы не вовлекать ее в это, боясь, что она присвоит себе всю славу. В результате некоторые вопросы не были решены вовремя, и даже после того, как братья и сестры вложили в видеоклип все свое время и энергию, оказалось, что он недостаточно хорош, чтобы служить свидетельством о Боге. Когда церковный лидер договорилась о том, чтобы сестра Е работала со мной над исполнением моего долга, это было сделано для того, чтобы мы могли принести пользу, объединив разные сильные стороны, и хорошо ставить танцы, свидетельствующие о Боге, но я совсем не считалась с Божьей волей. Я постоянно соперничала за имя и выгоду и подрывала работу церкви. Я не делала ничего, кроме зла, и противилась Богу. Эта мысль слегка испугала меня, я очень сожалела. Я молилась Богу и больше не хотела завидовать чужим успехам или соперничать за имя и выгоду. Я хотела покаяться перед Богом, добросовестно работать с сестрой Е и дружно исполнять наш долг.

Когда мы после этого вместе работали над постановкой хореографии, мое отношение несколько улучшилось. Были времена, когда я все еще испытывала к ней зависть, но я знала, что должна отстаивать дело церкви, а не личные интересы. Я сознательно отреклась от плоти и отринула себя, думая лишь о том, как работать с моей сестрой над улучшением программы. Сталкиваясь с проблемами или трудностями, мы часто вместе с ней беседовали. Мы сразу же признавались в любой развращенности, которую проявляли, и совместно искали истину, чтобы исправиться. После этого я испытала Божье водительство и благословение — танец был поставлен очень быстро. Я также испытала чувство легкости и освобождения, которое приходит от претворения истины в жизнь.

Несколько месяцев спустя мы с сестрой Е снова работали вместе, продумывая сценическое представление. Поначалу все шло очень быстро, и то, как мы ставили танцы, нравилось остальным. Я была очень довольна собой. Однажды лидер спросила меня, как идут дела с хореографией, и я радостно ответила: «Мы делаем большие успехи». Но тут вмешалась одна из сестер: «У сестры Е есть отличные идеи, и общая структура тоже довольно хороша». Испытывая раздражение, я подумала: «Зачем ты это говоришь? Теперь все будут знать, что идеи для танца исходят от сестры Е, и решат, что я не настолько хороша, как она. Я должна найти способ, как достичь чего-то самой, иначе что подумает обо мне лидер, а также братья и сестры?» Однажды во время постановки хореографии я придумала новое акробатическое движение. Воодушевленная, я подумала: «Я преуспеваю в акробатике. Если мы хорошо отрепетируем это движение, оно не только добавит яркости танцу, но и продемонстрирует всем мои сильные стороны. Тогда все посмотрят на меня с уважением». Но когда на следующий день я стала обучать этому движению братьев и сестер, они сказали, что темп слишком быстрый и что движение слишком трудное. В тот вечер одна из сестер предупредила меня: «Из-за этого движения люди легко могут получить травму. Я думаю, что нам не следует над ним работать». Я очень беспокоилась, что они могут заменить его другим движением, и потом, когда придет время, как я смогу сравниться с сестрой Е? Я призывала всех отрепетировать это движение еще несколько раз, и сдалась только тогда, когда несколько сестер упали и ушиблись. Я была расстроена и чувствовала себя плохо, поэтому извинилась перед командой и изменила движение, однако в свете всего этого по-прежнему не пыталась анализировать себя. До начала съемок оставалось всего ничего. Мы с сестрой Е обе принимали участие в представлении. Во время съемок я чувствовала, что плохо танцевала, пока была в кадре, поэтому попросила режиссера переснять несколько сцен. Позже я увидела, что почти все кадры, в которых присутствовала сестра Е, сняты анфас, а мой единственный крупный план был сбоку. Я совсем упала духом. На следующих съемках я просто не могла выдавить улыбки, а в моем танце не было жизни. Я была просто одержима мыслью, что могу танцевать лучше сестры Е. Мне не хватало духу посмотреть танцевальные сцены, которые я должна была проверить, и мне было все равно, свидетельствовало ли это представление о Боге или нет. И вот, когда видеоклип был выпущен, все говорили, что танец был слишком неловким, слишком скованным, и он не только недостаточно хорош, чтобы свидетельствовать о Боге, но и посрамляет Бога. Позже лидер сказала, что я застряла в состоянии борьбы за имя и выгоду и ничего не достигла в выполнении своего долга, и поэтому отстранила меня от моей ответственной должности. Я была очень расстроена. Сначала я просто хотела хорошо исполнять свой долг и угождать Богу, но так как я работала ради собственных эгоистичных целей, программы, которые я составила, не только не могли свидетельствовать о Боге, но и срамили Его. Это было прегрешением. Я упустила свой шанс исполнить свой долг с помощью танца. Я очень долго плакала.

После этого я снова и снова размышляла: «Я ведь отлично знаю, что бороться за имя и выгоду, — это неправильно, так почему же я не могу удержать себя от того, чтобы раз за разом не гоняться за этими вещами? В чем же истинная причина?» Однажды, когда я пребывала в молитвенных размышлениях, я прочитала следующие Божьи слова: «С помощью почета и выгоды сатана контролирует мысли человека, пока все помыслы человека не будут о почете и выгоде. Люди прилагают все усилия ради почета и выгоды, претерпевают тяготы ради почета и выгоды, сносят унижение ради почета и выгоды, жертвуют всем, что имеют, ради почета и выгоды. Люди вынесут любое суждение или решение ради почета и выгоды. Таким способом сатана сковывает человека невидимыми оковами, и у него нет ни сил, ни мужества сбросить их. Поэтому люди, сами того не осознавая, несут эти оковы и с огромными трудностями неустанно бредут вперед. Ради этого почета и выгоды человечество удаляется от Бога, предает Его, и становится все более нечестивым. Вот так, в итоге, одно поколение за другим гибнет ради сатанинских почета и выгоды. Если взглянуть при этом на деяния сатаны, разве не омерзительны его коварные намерения? Возможно, сегодня вы еще не в состоянии раскусить коварные намерения сатаны, потому что полагаете, что без почета и выгоды нет жизни. Вы думаете, что, отвратившись от почета и выгоды, люди более не смогут увидеть лежащий перед ними путь, более не смогут разглядеть свои цели, их будущее покроется мраком, потускнеет и станет беспросветным. Не сразу, но однажды вы осознаете, что почет и выгода — это чудовищные оковы, которыми сатана опутывает человека. Когда этот день наступит, ты полностью воспротивишься власти сатаны и тем оковам, которыми сатана связывает тебя. Настанет время, и ты пожелаешь отбросить все, что привил тебе сатана, произойдет твой полный разрыв с сатаной, и ты также испытаешь настоящее отвращение ко всему, что принес тебе сатана. Только тогда род человеческий обретет реальную любовь и стремление к Богу» («Сам Бог, уникальный Бог VI» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова открыли тактику сатаны и его злые намерения развратить человечество. Он использует славу и выгоду, чтобы развращать людей и управлять ими, так что они становятся все более испорченными и развращенными, творя зло и противясь Богу. С самого детства я находилась под влиянием и воспитанием сатаны. «Отличись сам и прославь предков» и «Дикий гусь пролетит — останется крик, человек пройдет — останется имя». Эти сатанинские философские идеи глубоко укоренились во мне. В какой бы группе я ни была, мне хотелось быть исключительной, чтобы мной восхищались и хвалили меня. Когда я видела, что кто-то преуспевает, я испытывала зависть и старалась придумать что угодно, лишь бы добиться успеха, вечно сражаясь за имя и выгоду, став несчастной из-за коварства сатаны. Мой характер также становился все более высокомерным и порочным. Если вернуться к хореографии, то я хотела превзойти сестру Е своими техническими навыками, и меня не заботило, смогут ли исполнители физически справиться с этим, и это закончилось тем, что несколько сестер получили травмы во время репетиций. Во время съемок я хотела использовать свой единственный крупный план, чтобы продемонстрировать, что я лучше, чем сестра Е, поэтому, когда мои танцевальные движения в кадре казались мне недостаточно совершенными, я заставляла режиссера много раз переснимать дубли, задерживая работу. И когда в итоге я увидела, что в фильм попала только половина моего лица, в то время как почти все кадры сестры Е были сделаны анфас, я преисполнилась обидой и жила в состоянии негатива и противления, и мне не хватало духу хорошо танцевать, чтобы свидетельствовать о Боге. В результате мой танец посрамил Бога. Цель моей хореографии состояла не в том, чтобы свидетельствовать о Боге, а в том, чтобы покрасоваться самой. Моя борьба за имя и выгоду серьезно мешала работе церкви и причиняла боль моим братьям и сестрам. Для Бога мое поведение было таким отвратительным, таким отталкивающим! Тогда на ум мне пришли эти Божьи слова: «Выражение „злой путь“ подразумевает не ряд злодеяний, но источник зла, из которого проистекает поведение людей» («Сам Бог, уникальный Бог II» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова помогли мне осознать, что я была отстранена от своих обязанностей не потому, что совершила несколько плохих поступков. Это произошло потому, что основой, отправной точкой моих действий и того пути, по которому я шла, было зло. С тех пор как сестра Е начала работать со мной, я завидовала ей и боролась за свои интересы. Я занималась своим личным делом. Я просто творила зло и противилась Богу. Меня охватил ужас. Я поняла, что стремление к имени и статусу — это путь к противлению Богу, и если бы я не раскаялась, то в конечном счете была бы отсеяна и наказана. Испытывая очень сильное сожаление, я горько плакала и молилась Богу: «Боже! Меня отстранили от моих обязанностей. Так мне открывается Твой праведный характер и Твоя защита. Спасибо Тебе за то, что Ты обустроил эту ситуацию, чтобы вовремя остановить меня на пути зла. Я хочу покаяться перед Тобой».

В последующие дни я проповедовала в церкви благую весть, одновременно занимаясь молитвенными размышлениями и самоанализом. Каждый раз, когда я думала о выходках, на которые я шла при исполнении своего долга только ради имени и выгоды, я не испытывала ничего, кроме угрызений совести. Я возненавидела себя за то, что не дорожила возможностью, которую Бог даровал мне в танцевальной группе. Когда я смотрела эти музыкальные клипы, мне так сильно хотелось вернуться назад и начать все с нуля, но я знала, что это невозможно. Все, что я могла сделать, — это усердно выполнять свой евангельский долг, чтобы искупить свои прошлые прегрешения. К моему удивлению, спустя всего лишь месяц лидер церкви поручила мне снова присоединиться к танцевальной группе. Эта новость так растрогала меня, я что просто не могла сдержать слез, и я решила по-настоящему дорожить этим шансом, перестать гоняться за именем и выгодой, ладить с братьями и сестрами во время работы и добросовестно исполнять свой долг, чтобы отплатить Богу за Его любовь.

После возвращения в группу на одной из наших репетиций Сестра Е обмолвилась, что танцевальное движение, которому я учила братьев и сестер, не соответствует стандартам. В тот момент мне стало очень стыдно и я подумала: «Как ты можешь так критиковать меня перед другими? Теперь они уж точно решат, что я не дотягиваю до твоего уровня. Я не могу позволить им смотреть на меня свысока. Я ведь, знаешь ли, тоже профессионал, и я заметила, что твои танцевальные движения тоже не идеальны». Я хотела выбросить из танца движения, которые поставила она. Но потом я осознала, что снова думаю о собственном имени и выгоде, поэтому в сердце своем я стала молиться Богу. После молитвы я вспомнила эти Божьи слова: «Чем серьезнее момент, тем проще людям подчиниться, оставить личные интересы, тщеславие и гордость, и должным образом выполнять свой долг. Только тогда Бог запомнит их. Таковы все благие дела! Что бы ни делали люди, что важнее — их тщеславие и гордость или слава Божья? (Слава Божья!) Что важнее — ваши обязанности или личные интересы? Самое важное — это исполнение обязанностей, это ваш долг... первостепенное внимание ты уделяешь своему долгу, Божьей воле, свидетельству о Нем и своим обязанностям. Это такой замечательный способ свидетельства, постыжающий сатану!» («Обретение Бога и истины — самое большое счастье» в книге «Записи речей Христа последних дней»). Внутри меня вспыхнул свет. Разве Бог не испытывал меня этой ситуацией? Всякий раз, когда между моими личными интересами и интересами дома Божьего возникает конфликт, я должна сосредоточиться на выполнении Божьей воли и претворении в жизнь истины, чтобы посрамить сатану. Как только я успокоилась и подумала об этом, я увидела, что в самом деле неправильно научила танцоров тому движению. Сестра Е высказалась прямолинейно, и это смутило меня, но она была права, и я знала, что должна принять ее совет. После того как я отринула себя и исправила свои мотивы, мы с сестрой Е очень быстро закончили совместную постановку танца. Также, выполняя свой долг таким образом, я почувствовала себя легко и спокойно.

Этот опыт воистину показал мне, что Божий суд и обличение являются Его любовью и спасением для меня. Божий суд и обличение разбудили меня и заставили увидеть суть и опасные последствия погони за именем и выгодой. Это исправило мои неверные взгляды, и я начала искать истину и исполнять свой долг, твердо стоя на земле и воплощая человеческое подобие. Благодарение Богу!

Предыдущая статья: Лекарство от зависти

Во время чтения и просмотра, если у вас появились вопросы, непонятные места или другие мнения, пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы вместе обсудить это.

Похожие темы

Служба такого рода воистину презренна

Слова Бога снова помогли мне осознать, как моя служба Богу в действительности несла свидетельство о себе самой и возвеличивала саму себя, и помогла мне увидеть все серьезные последствия такого поведения. Слова Бога помогли мне увидеть, что мой характер, подобный характеру архангела, мог превратить меня в тирана, и что я могла бы стать причиной великой катастрофы. Я подумала о том, что моя служба Богу не соответствовала правильным принципам служения; она не возвеличивала Бога и не свидетельствовала о Боге, и я не выполняла свой долг. Вместо этого мои дни проходили в выставлении себя напоказ, в свидетельствовании о себе, в привлечении братьев и сестер в свое присутствие. Разве служение подобного рода не отвратительно?