Ложь приносит одну лишь боль

27 февраля 2022 г.

Я помню, как в мае этого года мы снимали видеоклип, в котором поет брат Лю, и я занимался освещением. Брат Лю двигался по сцене, а он довольно высокий и делает широкие шаги, и мне нужно было следить за тем, куда он идет, чтобы постоянно направлять на него свет. Если бы я не успел за ним и испортил заднюю подсветку его головы, то на финальном монтаже проблемно было бы обеспечить последовательную смену кадров. Перед тем, как мы начали снимать, я сказал себе, что нельзя терять бдительность. На первых кадрах проблем не было, так что я постепенно немного расслабился. Мы почти закончили съемки, когда режиссер сказал, что хочет отснять еще пару кадров, и, когда включили камеры, я все еще смотрел на другой монитор и ничего не замечал, пока брат Лю не вышел из освещенного участка. Я сразу же переместил свет, но сделал это недостаточно быстро, и голова брата Лю на миг осталась неосвещенной. Отснятые кадры были испорчены и непригодны. Обычно, когда у нас проблемы на сцене, мы должны сразу же сообщить об этом режиссёру и сделать еще один дубль, но я просто держал в руке рацию и не решался открыть рот. Я просто не мог выговорить нужных слов. Я ощущал страшную внутреннюю борьбу, и думал о том, что дело не только в режиссере, там было много других братьев и сестер. Если бы я сказал им, что допустил такую грубую ошибку, то что бы они подумали обо мне? Вдруг они сказали бы, что я небрежен? Это было бы очень неловко. Но если бы я ничего не сказал, это было бы безответственно. Если бы отснятый материал использовали, то моя ошибка напрямую сказалась бы на качестве видео. И вот пока во мне шла эта внутренняя борьба, я услышал, как режиссер сказал: «С этим все хорошо, переходим к следующему». Я видел, как брат, работавший с камерой, уже отключил свое оборудование, так что я начал искать себе оправдание. Я думал так: все уже снято, так что, если я что-то скажу, всем придется снова включать свое оборудование, и я доставлю всем кучу хлопот. Может, мне не стоит об этом упоминать, ведь в любом случае это всего лишь один кадр, и его, возможно, вообще не используют. Кроме того, если внимательно не присматриваться, можно даже не заметить, что там что-то не так. Я решил промолчать. После съемок во мне продолжало расти чувство вины. Разве это был не сознательный обман? Я мог одурачить людей, но как же Бог? Поэтому я рассказал режиссеру о своей ошибке. Он сказал: «Мы закончили, и все сложили оборудование. Почему ты говоришь об этом только сейчас? Почему не сказал сразу же? Если бы сказал сразу, то на повторную съемку не ушло бы столько времени». Когда я увидел беспомощный взгляд режиссера, мне стало еще хуже и очень захотелось дать себе пощечину. Почему было так сложно просто признать свою ошибку? Почему было так трудно просто поступить честно? Страдая от этой душевной боли, я помолился Богу: «Боже, я совершил ошибку, в которой не имел смелости признаться, боясь навлечь на себя презрение окружающих. Боже, мне мучительно больно сейчас. Прошу направь меня к самопознанию».

Затем я прочитал один отрывок из слов Бога. «Если бы тебе пришлось либо признавать свои ошибки и быть честным человеком, говорить правду, чтобы все видели тебя таким, какой ты есть, так что твой образ и статус в сердцах людей полностью исчезли бы, либо пожертвовать ради Бога своей жизнью, что бы ты выбрал? Трудный был бы выбор, не правда ли? Возможно, ты скажешь: „Я бы лучше отдал жизнь ради Бога. Я готов умереть за Бога“. Может, ты способен это совершить, но если бы тебе надо было не умереть прямо сейчас, а быть честным человеком и говорить правду о том, как все обстоит на самом деле, о том, что касается твоего будущего и твоей участи, последствия чего, возможно, были бы для тебя неблагоприятными, и другие люди перестали бы тебя уважать, а твоя репутация была бы разрушена — смог бы ты это сделать? Сделать это — труднее всего, гораздо труднее, чем отдать свою жизнь. Возможно, ты скажешь: „Чтобы я говорил правду — ну уж нет. Лучше я умру ради Бога, чем стану говорить правду и буду честным человеком. Лучше я умру, чем все будут меня презирать и считать кем-то обычным“. Чем, как отсюда видно, люди больше всего дорожат? Больше всего люди дорожат не своей жизнью, а своим статусом и репутацией — тем, что подконтрольно сатанинскому, развращенному характеру. Жизнью человек может пожертвовать одним словом, отдать ее одним усилием. Бог хочет не того, чтобы ты жертвовал жизнью, но хочет, чтобы ты был по-настоящему честным человеком, который говорит то, что у него на сердце, и открывает это всем. Легко ли тебе так делать? (Нет.) Бог не просит тебя чем-либо жертвовать, не просит тебя пожертвовать своей жизнью. Разве не Бог дал тебе жизнь? Зачем твоя жизнь Богу? Она ему не нужна. Он хочет, чтобы ты говорил честно, рассказывал о том, что ты за человек и что у тебя на сердце. Можешь ли ты об этом говорить? Здесь задача становится трудной, и ты, возможно, скажешь: „Вели мне усердно трудиться — и у меня хватит на это сил. Вели мне приносить жертвы, и я отрекусь от всего своего имущества, от родителей, от детей, от своей юности, от брака и карьеры. Всем этим пожертвовать легко. Но говорить то, что у меня на сердце, честно высказываться — это то единственное, чего я не могу“. Почему ты этого не можешь? Потому, что стоит тебе начать так делать, как все, кто тебя знает, кто с тобой знаком, будут смотреть на тебя по-другому. Они больше не станут тебя уважать. Ты потеряешь лицо, исчезнут твои индивидуальность и достоинство. Не станет твоего возвышенного статуса и престижа в глазах других. Вот почему ты ни за что не станешь ничего рассказывать. Когда люди сталкиваются с этим, в сердцах у них разгорается битва; завершается же она тем, что одни в конце концов с боем преодолевают возникшие трудности, а другим пока что не удается их преодолеть, и ими по-прежнему управляет их сатанинский развращенный характер и их статус, репутация и так называемое достоинство. Это трудно, правда? Всего лишь говорить честно и правдиво — не такое уж великое деяние, но так много отважных героев, так много людей, клявшихся посвятить свою жизнь Богу и, пока живы, полностью отдавать себя Ему, так много тех, кто говорил Богу высокопарные фразы, приходит к выводу, что поступать так невозможно» («Хорошее исполнение долга требует, по крайней мере, совести» в книге «Беседы Христа последних дней»). Это было точное описание моего состояния. Репутация и статус были слишком важны для меня. Я не мог вымолвить и слова, чтобы признать свою ошибку, потому что боялся выставить себя в плохом свете. Когда я заметил свою ошибку, я подумал, что, если признаю ее, другие будут смотреть на меня свысока и посчитают, что я не могу справиться с предельно простой задачей. Желая защитить свой имидж, я ничего не сказал, и даже постарался скрыть свой промах, думая, что никто не узнает и не станет меня за это критиковать. Тогда я смогу сохранить свой имидж в их глазах. Я понимал, что это может повлиять на работу церкви, и, хотя из-за этого меня и мучила совесть, я слишком сильно боялся подрезки и исправления, а также удара по репутации, поэтому я нашел предлог для самоуспокоения: эти кадры, вероятно, и не будут использовать. Разве я не лгал себе? Как же это было эгоистично с моей стороны! Я очень сожалел о том, что нечестно поступил по отношению к Богу и братьям и сестрам, лишь бы защитить свою репутацию и статус. Поэтому я помолился Богу: «О Боже, я не признался в своей ошибке всего лишь из-за своей репутации и статуса. Я знаю, что не такова Твоя воля, но я был словно одержим и не смог противостоять своей развращенности. Боже, прошу, направь меня, чтобы я мог освободиться от своей развращенности».

Затем я прочитал пару отрывков из слов Бога, которые действительно указали мне путь. Всемогущий Бог говорит: «Бог предначертал, чтобы только честные люди могли быть частью Царства Небесного. Если ты нечестен и если в жизни ты не практикуешь честное поведение и не раскрываешь своего подлинного лица, тогда у тебя никогда не будет никакого шанса обрести Божью работу или похвалу. Что бы ты ни был мотивирован сделать, у тебя должно быть честное отношение. Например, требует ли честного отношения выполнение обязанности? Если в процессе выполнения своей обязанности ты кое-что сделал ненадлежащим образом, то ты должен открыться и проанализировать себя, а затем начать искать принципы истины, стремиться в следующий раз выполнять обязанности как следует, а не поверхностно. Если ты не будешь пытаться угодить Богу с честным сердцем, а будешь постоянно стремиться к тому, чтобы ублажить свою плоть или собственную гордыню, то разве сможешь ты хорошо сделать работу, работая таким образом? Можешь ли ты в таком случае хорошо выполнять свои обязанности? Конечно, нет» («Самая основная практика того, как быть честным человеком» в книге «Беседы Христа последних дней»). «Если, совершив ошибку, ты будешь способен правильно к этому отнестись и допустить, чтобы все остальные свободно о ней говорили и оценивали ее, и сможешь открыться и проанализировать произошедшее, каким будет мнение всех о тебе? (Что я честный человек.) Их мнение о тебе мгновенно улучшится. О тебе скажут, что ты честный человек, что сердце у тебя открытое; твое сердце смогут увидеть по твоим поступкам и поведению. Но если ты попытаешься замаскироваться или всех обмануть, тогда люди станут плохо думать о тебе и говорить, что ты глупец и человек неразумный. Если ты не стараешься притворяться или оправдываться, все скажут, что ты честен и мудр. Что же делает тебя мудрым? Все порой совершают ошибки, у каждого есть свои недостатки и изъяны. И, на самом деле, у всех один и тот же развращенный характер. Не считай, будто ты благороднее, совершеннее и добрее других; это совершенно неразумно. Как только тебе станут ясны развращенный характер, а также сущность и подлинное лицо развращенности человека, ты уже не будешь удивляться собственным ошибкам, как не станешь и закручивать гайки, когда ошибки совершает кто-то еще, а будешь правильно подходить как к тому, так и к другому. Только тогда ты станешь прозорливым и не будешь совершать глупостей, а это и сделает тебя мудрым. Те, кто не мудр, а глуп, вечно зацикливаются на своих мелких ошибках, а за кулисами — хитрят. Видеть это отвратительно. Ведь на самом деле твои поступки тут же становятся очевидны другим, а ты все-таки нагло притворяешься. Для других это словно клоунада. Ну не глупо ли? Очень глупо. У глупых людей мудрости нет вовсе. Сколько бы проповедей они ни прослушали, все равно они не понимают истину и ничего не видят в истинном свете. Они вечно задирают нос, считают, будто они не такие, как все, будто они стоят большего — а это глупо. У глупых людей нет духовного понимания, верно? То, в чем ты глуп и лишен мудрости, — это то, в чем у тебя нет духовного понимания, и ты не понимаешь в этом истину. Именно так» («Принципы, которыми следует руководствоваться в своем поведении» в книге «Беседы Христа последних дней»). Из этого видео я усвоил, что, исполняя свой долг, ошибки совершают все. Это нормально. Нельзя скрывать свои ошибки, мы должны называть вещи своими именами, рассказывать начистоту о своей развращенности и недостатках. Нельзя защищать свою репутацию и статус, нужно быть честными людьми, как того требует Бог. Только это достойное поведение, которое приносит одобрение Бога и Его благословения. Но меня слишком сильно заботило то, что думают другие, я был занят только сохранением своей репутации и имиджа в глазах людей. Я хотел скрыть свои ошибки, боясь, как бы не узнали другие, и, даже несмотря на мучившее меня чувство вины, у меня не хватило смелости честно во всем признаться. Я даже не думал об ущербе, который это может нанести работе Божьего дома. Я не заботился об интересах дома Божьего, и во мне не было ни капли честности. Как я мог хорошо выполнять свой долг с таким отношением? Я чувствовал себя ужасно, когда думал об этом. После этого я захотел изменить свой подход к исполнению долга. Если мы подумаем, то все совершают ошибки в своей работе. Это нормально. Если спокойно признавать ошибки и сразу же исправлять их, то такой подход поможет нам стать лучше. Тогда ошибка не скажется на работе, да и не так уж и мучительно ее признавать. Впоследствии, когда я делал ошибки во время съемок и ощущал внутреннюю борьбу и нежелание их признавать, я понимал, что просто пытаюсь сохранить свою репутацию и статус. Тогда я молился Богу и просил Его направить меня к практике истины и честности, чтобы я мог признать свою ошибку. Когда я поступил так, то понял, что братья и сестры не винят меня, они спокойно подходили к проблеме, и мы делали еще один дубль. Я почувствовал себя гораздо лучше и ощутил мир и радость, которые приносит практика истины.

Однажды мы работали над другим музыкальным клипом. Перед началом съемок режиссер по рации спросил: «Освещение готово? Тщательно проверь все кадры». Я думал, что внимательно просмотрел все кадры, поэтому сказал уверенно: «Готово, все в норме!» Но после одного эпизода я понял, что забыл включить пару прожекторов. Я запаниковал. Хотел что-нибудь сказать, но не решался. Я подумал, что, раз уверенно заявил на глазах у всех о полной готовности, то, если признаюсь в своей ошибке, что же они подумают обо мне? Вдруг они утратят ко мне доверие? Забыть включить прожектор мог разве что новичок. Как я буду потом смотреть людям в глаза, если признаюсь в таком? Вдруг они подумают, что я бесполезен, если не справился с такой простой задачей? Эта внутренняя борьба продолжалась во мне какое-то время. Я был как на угольях, не зная, говорить ли мне, что я наделал. Мы уже отсняли несколько эпизодов, так что я боялся, что, если скажу что-нибудь, все разругают меня за то, что я ничего не сказал сразу же. Поломав над этим голову, я решил, что могу поговорить наедине с братом, который занимается монтажом видео, и попросить его подправить освещение, и тогда мне не придется публично признавать свою ошибку. Это решило бы проблему с видео и не навредило бы моей репутации. Итак, по окончании съемок я поговорил с братом, который занимается монтажом, но преуменьшил серьезность проблемы: «У меня впервые возникла проблема с освещением. Если сравнить кадры, там ничего серьезного, просто разница в яркости. Было бы здорово, если б ты помог с этим». Он поверил мне на слово и сказал, что поможет откорректировать освещение. Стоило мне сказать это, и я почувствовал себя ужасно, потому что на самом деле проблема была серьезной, а я сказал, что это мелочи. Разве я не лгал на голубом глазу? В итоге тому брату потребовалось больше трех часов, чтобы исправить освещение кадров. На следующее утро режиссер первым делом спросил меня, почему я сразу же не сказал ему о такой серьезной проблеме с освещением. Я не знал, что сказать, поэтому попытался найти какое-то оправдание. Он сказал: «Такое уже случалось раньше, и ты ничего не сказал. Ты задерживаешь нашу работу». «Тебе крайне необходимо заняться самоанализом». После этих слов я ощутил острое чувство вины. Мне было жутко неприятно, что мной управляла моя развращенность и что я снова не сумел практиковать истину. Я преклонил колени перед Богом и помолился: «Боже, я слишком дорожу своей репутацией. На этот раз я не только отказался признаться в своей ошибке, но и прибег к хитрым уловкам, чтобы скрыть ее. Я очень лукавый человек. Боже, я хочу покаяться. Прошу, направь и спаси меня».

Затем я прочитал такой отрывок из слов Бога: «Человеческая природа антихристов бесчестна, что означает, что в них нет ни капли искренности. Ко всем их словам и делам примешаны их личные умыслы и цели, во всем этом кроются их негласные и неблаговидные уловки уловки, приемы, намерения и тайные замыслы. В их словах столько воды, что просто невозможно понять, какие из них истинны, а какие лживы, где правда, а где кривда. Поскольку они бесчестны, у них крайне изощренный, весьма извилистый и коварный ум. Ни одно их высказывание не бывает прямолинейным. Они не говорят, что дважды два — четыре, что „да“ значит „да“, а „нет“ значит „нет“. Вместо этого они во всех вопросах ходят вокруг да около, по несколько раз прорабатывают все у себя в уме, обдумывают причины и следствия, всесторонне взвешивают достоинства и недостатки. Затем они манипулируют словами так, что все сказанное ими звучит довольно тяжеловесно. Честные люди никогда не понимают того, что говорят антихристы, так что тем легко их прельстить и запутать, и всякому, кто разговаривает с такими людьми, беседа кажется утомительной и тягомотной. Никогда они не говорят, что дважды два — четыре, никогда не говорят того, что думают, и никогда не описывают вещи такими, как на самом деле. Все, что они говорят, непостижимо, а цели и намерения, стоящие за их поступками, весьма сложны. А если, высказавшись, они раскрываются или их разоблачают, то они поспешно выдумывают в качестве прикрытия еще какую-нибудь небылицу. Эти люди часто лгут, прикрывают свою ложь и прельщают других, чтобы защитить свои секреты и личное пространство, а когда — как случается нередко — ложь их обнаруживают, видят насквозь и разоблачают, то они, чтобы выгородить себя, лгут снова, громоздя один обман поверх другого. У большинства людей о них остается такое впечатление: неясно, что из сказанного ими правдиво, непонятно, когда они говорят правду, а еще больше непонятно — когда говорят неправду. Лгут такие люди не краснея и не дрогнув, словно говорят правду. Разве не значит это, что обман стал их натурой? Например, в простейшем вопросе они внешне кажутся добрыми по отношению к другим, участливыми, сердечными в своих речах, которые приятно и трогательно слушать, — но даже в таком простом вопросе никто не определит, искренни ли они — или же за их словами кроется какое-то намерение или цель, и ради чего именно они это делают. Даже что-то настолько простое, как слова заботы, в их устах неискренне и пропитано фальшью. Разве не стал обман их натурой? Такие люди лгут, не взирая на последствия. Коль скоро то, что они скажут, приносит непосредственную выгоду и способно обольстить других, коль скоро это служит достижению их целей, на последствия им наплевать. Будучи разоблачены, они тут же продолжают таиться, лгать, хитрить. Принцип и метод, согласно которому эти люди взаимодействуют с другими — это запутывать тех своей ложью. Они двуличны, каждому говорят то, что тот хочет услышать, и играют любую роль, какой потребует ситуация. Они гладкие и скользкие, уста их исполнены лжи, и доверять им нельзя. Всякий, кто в течение какого-то времени соприкасается с ними, становится прельщенным или лишается покоя и не может принимать обеспечение, помощь или наставление. И не важно, гадки или приятны слова, исходящие из уст таких людей, разумны или нелепы, согласуются с человечностью или не согласуются, грубы или культурны, — по сути своей все это ложь» («Экскурс 4. Обобщая сказанное о нраве антихристов и сущности их характера (часть I)» в книге «Разоблачение антихристов»). Божьи слова разоблачают лукавую и коварную природу антихристов. Антихристы нечестны как в словах, так и в поступках. Ни единого слова правды не слетает с их уст. Чтобы замять свои ошибки, они постоянно бессовестно лгут и скрывают свои гнусные мотивы. Люди, подобные антихристам, невероятно порочны. Анализируя себя, я понимал, что в Божьих словах говорится обо мне. Я был невнимателен во время съемок, что привело к ошибке. Я не признался в этом, боясь, что другие станут относиться ко мне пренебрежительно, поэтому принялся искать способ скрыть свой промах. Я наедине поговорил с братом, занимающимся монтажом, и попросил его все исправить, я прибег к хитрости, солгал ему, что проблема небольшая, чтобы он подумал, что это какой-то пустяк. Я поступил очень коварно. Разве я не был так же порочен, как антихрист? Бог любит честных людей, но моей природой стали лукавство, зло и ложь. Разве это не так же противно и ненавистно Богу, как и сами антихристы? Я вспомнил такие слова Господа Иисуса: «Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Мф. 5:37). «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8:44). Бог говорит, что ложь исходит от лукавого, от дьявола, а те, кто всегда обманывает, — бесы. Раз я постоянно лгу и новым обманом прикрывают старую ложь, то разве я не подобен сатане? В моих словах было нечто бесовское, они вводили в заблуждение и подрывали работу дома Божьего. Ошибку, которую я допустил на съемках, можно было решить простым признанием, и тогда не было бы огромного, но вполне предотвратимого ущерба. Но из желания спасти свой имидж и положение в глазах других людей я снова и снова обдумывал все, но так и не сказал ни одного честного слова. В итоге я наврал еще больше, скрывая изначальную ложь, и обманул братьев и сестер. Брату, отвечавшему за монтаж, пришлось потратить более трех часов, чтобы помочь мне исправить ошибку. Я не считался с чужой работой и не думал, к каким последствиям для финального варианта клипа могут привести те испорченные кадры. Я повел себя эгоистично. Все, что я делал в силу своего развращенного характера, причиняло вред как мне самому, так и другим. Это было действительно противно и отвратительно Богу. Меня переполняли раскаянье и угрызения совести. Я помолился Богу с желанием перестать защищать свою репутацию и статус, и стать простым, открытым и честным человеком.

После этого я прочитал один отрывок из слов Бога. «Чтобы решить любую возникающую проблему, какова бы она ни была, ты должен искать истину и ни в коем случае не маскироваться и не надевать перед другими фальшивую личину. Твои недостатки, твои изъяны, твои промахи, твой развращенный характер — будь обо всем этом полностью открыт, беседуй обо всем этом. Не держи это внутри себя. Научиться открываться — это первый шаг ко вхождению в истину, и это первое препятствие, которое сложнее всего преодолеть. Как только ты его преодолел, входить в истину легко. Сделать этот шаг означает, что ты открываешь свое сердце и показываешь все, что у тебя есть — хорошее или плохое, позитивное или негативное; обнажаешься перед другими и перед Богом, чтобы тебя могли увидеть; ничего не прячешь от Бога, ничего не скрываешь, ничего не маскируешь, свободен от лжи и хитрости и так же открыт и честен с другими людьми. Так ты живешь во свете, и не только Бог тебя исследует, но и другие люди тоже могут видеть, что ты поступаешь, имея принцип и некую степень прозрачности. Тебе не нужно ничего скрывать, ничего менять или задействовать какие-либо уловки ради собственной репутации, самоуважения и статуса. Это также относится к любым ошибкам, которые ты совершил — подобная бессмысленная работа не нужна. Если ты так не поступаешь, то будешь жить легко и не утомляясь, и полностью в свете. Только такие люди могут заслужить Божью похвалу. Далее ты должен научиться анализировать свои мысли и идеи. Если ты делаешь что-то неправильное, или твое поведение не по нраву Богу, ты должен быть в состоянии немедленно повернуть вспять и исправить это. В чем цель такого исправления? В том, чтобы принять и взять на вооружение истину, отвергая внутри себя то, что принадлежит сатане, и заменяя его истиной. Раньше ты полагался на такие проявления своей сатанинской природы как хитрость и обман, но теперь ты этого не делаешь; теперь ты действуешь с умонастроением честности, чистоты и послушания. Если ты во всем открыт, не приукрашаешь своих достоинств, не делаешь вид, не притворяешься, но обнажаешься перед братьями и сестрами, не утаиваешь свои самые сокровенные мысли и размышления, чтобы люди видели твое настоящее отношение, тогда истина постепенно укоренится в тебе, расцветет и принесет плод, мало-помалу будет давать результаты» («Богобоязненны лишь те, кто практикует истину» в книге «Беседы Христа последних дней»). В Божьих словах я нашел пути практики и научился, сталкиваясь с проблемами, открыто говорить о них и открывать свое сердце Богу, вместо того, чтобы лукавить или хитростью и ложью защищать свой имидж. Я знал, что мне нужно без утайки рассказать другим о своей развращенности, недостатках и ошибках, в том числе и о моих скрытых мотивах. Это самая важная часть вхождения в истину. Обретение этого — единственный способ постепенно освободиться от развращенности и проявлять в жизни истинное человеческое подобие. Я знал, что нельзя так и дальше действовать в интересах своего статуса, что мне нужно принимать Божью проверку и контроль со стороны братьев и сестер.

Итак, я рассказал другим без утайки все о своих ошибках и развращенности, которые я проявлял в работе. Я также принял некоторые меры себе в наказание, чтобы этот урок лучше запечатлелся в моей памяти. На самом деле признавать ошибки несложно. Что по-настоящему трудно, так это оказаться в ловушке развращенного характера. Этот случай позволил мне лучше понять свой коварный характер, и я поклялся, что изменю его. На следующий день во время съемок, когда я изучал данные на экране другой камеры и утратил бдительность, певец вышел за пределы освещенного участка сцены. Пока я понял, что происходит, он уже спел довольно много строк, так что из-за проблем с освещением у нас вышло более 10 секунд материала, непригодного для использования. Я поразился, как я снова смог совершить ту же ошибку. Я так много брака наделал за последнее время. Что подумают остальные, если я признаюсь в ошибке? Вдруг они скажут, что я несерьезно отношусь к своему долгу? И вот пока я колебался, стоит ли сказать что-то или нет, меня вдруг осенило, что я снова пытаюсь защитить свой статус, и я вспомнил, как уже раньше отразились на братьях и сестрах и на работе церкви мои попытки защитить себя и отсутствие практики истины. Еще я вспомнил о том, насколько позорны были мои попытки скрыть свои ошибки, а также о всей той боли и страданиях, что были вызваны ложью. Я понимал, что нельзя хитрить и обманывать, что в этот раз мне нужно отречься от своего я и практиковать истину. Так что я перестал колебаться, схватил рацию и сообщил режиссеру о случившемся.

После этого я начал, исполняя свои обязанности, сознательно практиковать честность, сразу же признавать свои ошибки. Я перестал постоянно думать о своем статусе и репутации и стал учитывать интересы дома Божьего. Это значило не только то, что стало требоваться меньше работы для устранения ошибок, но и то, что работа Божьего дома не страдала из-за моих промахов. Иногда я слышал, как братья и сестры упрекают и наставляют меня по рации, но, работая таким образом, я чувствовал себя спокойным и умиротворенным. И я по-настоящему узнал на опыте, как мучительно это — лгать и обманывать ради репутации. Практиковать истину и быть честным человеком — вот единственный способ обрести достоинство и жить во свете. Слава Богу!

Следующая статья: Пробуждение лжелидера

Во время чтения и просмотра, если у вас появились вопросы, непонятные места или другие мнения, пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы вместе обсудить это.

Похожие темы

Так приятно сбросить маску

Автор: Чэнь Юань (Китай) В сентябре 2018 г. меня выбрали лидером церкви. В тот момент я была очень рада. Я думала, что это произошло,...

Лекарство от зависти

Автор: Суньцю (Китай) Всемогущий Бог говорит: «Человеческая плоть — от сатаны, она исполнена бунтарского характера, прискорбно скверна, это...

Сущность злоупотребления властью для личной мести

Я не могла удержаться от сравнения того, как разительно различалось мое отношение до и после беседы с тем братом. Сначала я была готова назначить его районным лидером, но он сказал нечто, из-за чего я потеряла лицо, разговаривая с ним, поэтому я сразу же изменила свое мнение о нем и более не планировала его назначать. Разве это не было злоупотреблением властью ради личной мести? В чем разница между мной и большим красным драконом, который дискриминирует и поражает несогласных?