Как я перестала быть деспотом

27 февраля 2022 г.

На самом деле, когда лидер только поручила сестре Линь заниматься вместе со мной поливом новообращенных в одной церкви, мне эта идея не очень понравилась. До этого я в одиночку руководила двумя церквями — так зачем, думала я, мне партнер, чтобы руководить всего одной? Любые достижения определенно будут приписываться нам обеим, значит я не смогу выделиться и никто не будет меня почитать. Если бы я занималась этим одна, братья и сестры увидели бы, что я талантлива, раз смогла так много на себя взять. Я была бы незаменимым столпом этого долга. Я бы по-настоящему блистала. Плюс, имея партнера, я не могла принимать окончательные решения — так разве тогда в моих руках не оказалось бы вдвое меньше власти? Мне всегда пришлось бы справляться о мнении партнера, и выглядела бы некомпетентной. Эти мысли настроили меня против такого обустройства, и я задалась вопросом, совершила ли лидер ошибку или же она не уважает меня. Я знала, что за все другие церкви отвечает по двое людей, но мне казалось, что я особенная и способнее других. Я отмахивалась от сестры Линь и часто даже не рассказывала ей о том, что делала. Однажды нам нужно было объединить две группы, так как некоторые из членов ушли. Я посчитала, что такое простое дело я cмогу выполнить самостоятельно. Я выполняла похожие задачи в прошлом, поэтому обсуждать что-то было незачем. Я взяла и объединила их. Когда сестра Линь справилась об этом, я уверенно сказала ей, что обо всем позаботилась. В другой раз одна лидер захотела, чтобы мы подумали, кого из новичков можно научить проповедовать Евангелие, и я просто взяла и создала группу из хороших кандидатов. Когда они стали изучать принципы этой работы, я заметила, что один из них все время занят на своей работе. Я в одностороннем порядке исключила его из группы и лишила его права выполнять долг. Когда брат Чжан, отвечавший за проповедь Евангелия, узнал об этом, он со мной разобрался. Он сказал, что я деспотична и действую произвольно, принимая решения без участия моего партнера. Тогда я просто ответила, что он прав, но в глубине души не поверила, что я настолько сильно развращена.

После того, как подобное не раз повторилось, в один день меня нашла сестра Линь и сказала: «Мы партнеры. Даже если ты можешь делать что-то самостоятельно, ты должна держать меня в курсе, чтобы я тоже знала, как продвигается наша работа. Сестра Чжан всегда старается все обсуждать со своим партнером. Они все обсуждают вместе». Я подумала: «Если я буду тебе рассказывать, ты просто будешь следовать моему совету. Так разве это не формальность? Люди просят совета, когда не умеют чего-то делать. В чем смысл, если я прекрасно справляюсь? Наличие партнера — это такое неудобство. Приходится обо всем с ним говорить. Это будет выглядеть, будто я подчиненная и отчитываюсь перед начальством. Мне придется выглядеть некомпетентной». Она еще довольно много раз заводила об этом разговор, но я продолжала вести себя так же. Иногда она спрашивала меня о каких-то конкретных вещах, но я осаждала ее. Мне казалось, она спрашивает о чем-то, что мы уже обсуждали, поэтому я игнорировала ее. Обсуждая с ней работу, я иногда замечала, что она постоянно вздыхает, и задавалась вопросом, кажется ли ей, что я ее ущемляю. Мне и правда было немного не по себе от этого. Но потом я думала, что ничего плохого ей не сделала, поэтому не воспринимала это всерьез. Однажды она спросила меня: «Ты ведь смогла бы управлять этой церковью самостоятельно, правда?» Тогда я не поняла, почему она задала этот вопрос, и подумала, не собираются ли ее перевести. Было бы здорово, если бы мне не пришлось перед ней отчитываться, и я могла бы всем заправлять. Я ответила ей: «Смогла бы». Она промолчала. Позже я узнала, что ей на самом деле казалось, будто я вставляю ей палки в колеса, будто она ничего не может делать, и что она хочет уйти в отставку. Я лишь признала, что относилась к ней плохо, но не стала слишком глубоко анализировать себя.

Лидер поручила сестре Линь частично сосредоточить усилия на другом проекте, поэтому я стала отвечать за большее количество церковной работы. Втайне я была довольна этим. Я думала, что наконец-то смогу продемонстрировать свои навыки и принимать решения единолично. Но все вышло совсем не так. Очевидно, мне стало сложнее выполнять свой долг, и, когда у братьев и сестер возникала проблема, связанная с исполнением обязанностей, я не могла добраться до ее сути и устранить корень этой проблемы. Через некоторое время все больше и больше новичков посещали собрания нерегулярно, и лидер сказала мне, что моя работа дает наихудшие результаты. Сестра Линь тоже много раз указывала на мои проблемы, говорила, что я волк-одиночка, не советуюсь с другими и не ищу истину, когда что-то случается. В то время я была крайне бескомпромиссной. Я не восприняла этого и не проанализировала себя. Впоследствии мое состояние становилось все хуже и хуже, а в голове у меня был бардак. Однажды лидер сказала, что хочет поговорить со мной о моем состоянии, и назначила мне и еще одной сестре встречу. Я слышала, что та сестра плохо работает, поэтому решила, что лидер считает меня такой же, как она. Это меня немного напугало. Неужели моя проблема была настолько серьезной? Неужели меня отстранят от обязанностей? Ведь раньше все шло хорошо, когда я руководила двумя церквями. А теперь, когда я руководила одной и делала привычную мне работу, в которой у меня был опыт, почему у меня получалось хуже? Должно быть, со мной было что-то не так. Я предстала перед Богом в молитве и попросила Его направить меня, чтобы я смогла проанализировать и понять свою проблему. Затем однажды я прочла такой отрывок из Божьих слов: «Когда за какое-то дело отвечают двое, и у одного из них — сущность антихриста, что проявляется в этом человеке? О чем бы ни шла речь, он и только он один проявляет инициативу, задает вопросы, все расставляет по своим местам, предлагает решение. Напарника же своего он по большей части держит в полном неведении. Что, в его глазах, представляет собой напарник? Не его заместителя, а просто нечто, служащее для отвода глаз. В глазах антихриста это попросту не его напарник. Всякий раз, как возникает проблема, антихрист обдумывает ее у себя в голове, размышляет над ней, а когда решит, как поступить — сообщает всем, что делаться будет так-то и так-то, и ставить это под вопрос никому не дозволяется. В чем сущность его сотрудничества с другими? На самом деле все решения принимает он. Он действует в одиночку, говорит, решает проблемы и берется за работу один, а его напарники служат лишь для отвода глаз. И, будучи неспособен работать с кем бы то ни было вместе, общается ли он с другими о своей работе? Нет. Во многих случаях другие узнают о ней только тогда, когда все уже сделано или решено. Другие говорят ему: „Все проблемы надо обсуждать с нами. Когда ты разобрался с тем человеком? Как ты с ним обошелся? Как так вышло, что мы об этом не знали?“ А он ничего не объясняет и не обращает внимания; для него от напарника нет никакого толка. Когда что-то случается, он обдумывает произошедшее и принимает решение сам, поступая так, как считает уместным. Сколько бы людей ни было вокруг, их будто вовсе нет; для антихриста они — пустое место. Так что выходит ли что-нибудь реальное из его сотрудничества с другими? Нет, он просто делает вид, соблюдает „формальности“. Другие говорят ему: „Почему, столкнувшись с проблемой, ты не делишься ею со всеми?“ А он на это отвечает: „Да что они знают? Я — лидер команды, мне и принимать решение“. Другие говорят: „А почему же ты не пообщался со своим напарником?“ Он отвечает: „Я ему сказал, у него не было никакого мнения на этот счет“. Отговорками, что у напарника нет своего мнения или что он не может сам подумать, он прикрывает свой произвол. И за этим не следует ни малейшего самоанализа, не говоря уже о том, чтобы принять истину — это было бы невозможно. Вот в чем проблема с природой антихристов» («Они хотели бы, чтобы другие подчинялись только им, а не истине и Богу (часть I)» в книге «Разоблачение антихристов»). От этого отрывка у меня защемило сердце. Казалось, будто каждым словом Бог разоблачает меня. Я наконец поняла, что, всегда желая, чтобы последнее слово оставалось за мной, относясь к сестре Линь будто ее не существует, и не советуясь с ней под предлогом, что я могу все сделать сама, я вела себя как диктатор и шла по пути антихриста. С самого начала я выполняла свой долг таким образом. Я объединила те две группы, ничего не обсудив с сестрой Линь. Я даже не сказала ей, что сделала это. Увидев, что новичок занят своей работой, я не стала обсуждать лучший план действий, а сразу выгнала его из группы и отстранила его от обязанностей. Когда сестра Линь спрашивала о проектах и новообращенных, я теряла терпение, меня это раздражало. Мне казалось, что это все равно что отчитываться перед начальством, будто я ниже ее рангом, и я пренебрегала ею. Мне постоянно хотелось, чтобы последнее слово было за мной. Я жаждала власти. Выполняя свой долг, я была деспотична и действовала произвольно, не желая ни с кем сотрудничать. Я вставляла сестре палки в колеса. Это не было исполнением долга. Это подрывало работу Божьего дома. Я вела себя как приспешница сатаны.

Позже я прочла один отрывок из Божьих слов. «Некоторые антихристы говорят: „Сталкиваясь с проблемой, я люблю сам принимать решение. Обсуждать ее с кем-то еще мне не нравится — так я выглядел бы глупым и некомпетентным!“ Что это за точка зрения? Заносчивый ли это характер? Они считают, что сотрудничать с другими и обсуждать что-либо с ними, искать у них ответы и задавать им вопросы, — недостойно и унизительно, ущемляет твое достоинство. Поэтому, стремясь сберечь свое достоинство, они ни в каких своих делах не допускают прозрачности, не рассказывают о них другим, и тем более — не обсуждают их. Они считают, что посоветоваться с кем-то значит показать себя некомпетентным; что постоянно спрашивать других об их мнении означает, что ты глуп и неспособен самостоятельно мыслить; что, работая над выполнением задачи или решением проблемы вместе с другими, выглядишь бесполезным. Не смехотворны ли воззрения их сердца? И это ли не их развращенный характер? Когда такой характер управляет их разумом, они неспособны как следует работать вместе с другими. Не в заносчивости ли и уверенности в собственной правоте здесь дело? Несомненно. Считать, что они всегда правы, что именно они должны стоять во главе и принимать решения — не такой ли у них склад ума? С одной стороны, таковы их развращенные склад ума и побуждения; прежде всего — таков их развращенный характер. В рамках своего развращенного характера они считают, что работать вместе с другими значит размывать и фрагментировать свою власть, что когда они работают с другими, их собственная власть становится меньше. Делить с кем-либо свой авторитет равнозначно отсутствию реальной власти, а это для них — страшная утрата. И вот поэтому, с какой проблемой они бы ни столкнулись, если у них есть такая возможность, и они способны все сделать сами, тогда они ни с кем другим не станут обсуждать ее, предпочитая ошибиться, лишь бы люди не узнали о происходящем, предпочитая ошибиться, лишь бы не делиться с кем-то властью, предпочитая, чтобы их отстранили от должности, лишь бы другие не приложили руку к их работе. Вот каков он, антихрист. Он предпочтет причинить урон интересам Божьего дома, предпочтет поставить интересы Божьего дома на карту, лишь бы не делиться своей властью с кем-либо еще. Он полагает, что когда делает какую-то работу или решает какой-то вопрос, то коль скоро он понимает истину и способен все сделать сам, ему нет нужды сотрудничать с кем-либо еще или искать принципы; он думает, что должен делать и осуществлять все в одиночку, и только так окажется компетентным. Пользуясь этим предлогом, он достигает своей цели — делать все возможное для саморекламы, для того чтобы отличиться, чтобы обладать властью. Именно так антихристы упрочивают доставшуюся им власть и никогда, никогда от нее не откажутся» («Они хотели бы, чтобы другие подчинялись только им, а не истине и Богу (часть I)» в книге «Разоблачение антихристов»). Прочитав его, я пришла к выводу, что причиной, по которой я была так деспотична и не желала работать с другими, было мое беспокойство на тот счет, что, если в работу церкви будет вовлечено больше людей, мне придется делить свою власть с другими, и я не смогу всем заправлять и все решать и не заслужу восхищения других. Работая с сестрой Линь, я считала, что у меня есть опыт, смекалка и способности, так как раньше я уже отвечала за церкви новичков. Я воспользовалась ситуацией и стала высокомерной, думая, что я особенная, что я лучше всех. Она хотела, чтобы я держала ее в курсе своих планов и действий, но мне казалось, что если я стану обсуждать с ней дела, то буду выглядеть некомпетентной, поэтому делала все в одиночку. Иногда я раздумывала, надо ли мне пойти посоветоваться с ней, но, чтобы показать себя в лучшем свете и вызвать восхищение окружающих, я придумывала оправдания, говоря себе, что все равно у нее не будет своего мнения и она со мной согласится. Церковь поручила нам выполнять церковную работу вместе. Она имела право участвовать во всякой работе, знать о подробностях и о ходе работы, но я отталкивала ее, чтобы делать все самой, лишая ее права быть в курсе и права голоса и делая из нее марионетку. Я удерживала всю работу в своих руках, не позволяя ей участвовать в ней. Разве я не была антихристом, основавшим свою собственную империю? Я думала о диктатуре большого красного дракона и его абсолютном контроле, и что у людей нет выбора, кроме как слушаться его. Ведь я тоже хотела заправлять всем своей работе, была деспотична и не желала ничего обсуждать с другими. Я была диктатором в церкви и имела полный контроль. Чем я отличалась от большого красного дракона? Чем больше я думала об этом, тем серьезнее мне казалась моя проблема нежелания сотрудничать с другими. Мне стало немного страшно. В церкви власть принадлежит Христу и истине. Что бы ни случилось, мы должны искать истину и действовать в соответствии с принципами. Но мне постоянно хотелось, чтобы последнее слово в делах церкви, за которую я отвечала, было за мной. Разве я не хотела быть царем горы? Я думала не о том, как практиковать истину и защищать интересы Божьего дома, а о том, будут ли удовлетворены мои личные желания. В конце концов, церковная работа, которой я руководила, нисколько не продвигалась, и помехой, безусловно, была я. Бог возвысил меня, поручив мне этот долг и надеясь, что я на самом деле буду искать истину, гармонично сотрудничать с братьями и сестрами и поливать новообращенных, чтобы они смогли в скором времени встать на истинный путь. Но я воспользовалась этим как шансом выставить себя в выгодном свете, вершить власть и заставить остальных почитать меня. Я всегда была властна и хвасталась своими навыками. Это не только мешало работе дома Божьего, но и вредило братьям и сестрам. Плюс это навредило моей собственной жизни.

Я увидела видео-чтение Божьих слов, перевернувшее мои ошибочные взгляды. Всемогущий Бог говорит: «Для гармоничного сотрудничества требуется давать другим возможность высказаться и внести альтернативные предложения, а это значит научиться принимать чужую помощь и советы. Иногда люди ничего не говорят, и ты должен побудить их к тому, чтобы они озвучили свое мнение. С какой бы проблемой вы ни столкнулись, нужно искать принципы истины и стараться достичь консенсуса. Результатом такого подхода и станет гармоничное сотрудничество. Если ты, будучи лидером или работником, всегда ставишь себя выше других и получаешь наслаждение от своих обязанностей, словно какой-то государственный чиновник, всегда домогаешься связанных с твоей должностью преимуществ, всегда строишь свои собственные планы, всегда ведешь собственную деятельность, всегда стремишься к успеху и карьерному росту, тогда плохо дело: поступать таким образом, подобно какому-то государственному чиновнику, — крайне рискованно. Если именно так ты себя всегда и ведешь, и не хочешь ни с кем больше сотрудничать, делиться с другими своим авторитетом, чтобы никто не отнял у тебя твои почести, не сорвал с твоей головы твой венец — если ты лишь хочешь пользоваться властью единолично, тогда ты и есть антихрист. Но если ты постоянно ищешь истину, если ты отворачиваешься от плоти, от своих собственных побуждений и помыслов, и если ты способен инициативно сотрудничать с другими, часто советуешься с ними и обращаешься к ним за советом с открытым сердцем, и если ты умеешь принимать чужое мнение и внимательно выслушивать то, о чем думают и что говорят другие люди, тогда ты движешься по верному пути, в правильном направлении. Перестань важничать и отбрось свои громкие титулы. Не заботься об этом, относись к этому как к чему-то, не имеющему значения, не рассматривай это как признак статуса, как лавры. В своем сердце считай себя равным другим; научись ставить себя вровень с другими и наклоняться и спрашивать у других их мнение. Умей искренне, чутко и внимательно слушать, что говорят другие. Так ты создашь мирное сотрудничество с окружающими. Какую же роль играет мирное сотрудничество? На самом деле — огромную. Ты обретешь то, чего прежде ты никогда не имел, нечто новое, нечто из высшей сферы; ты откроешь для себя достоинства других и почерпнешь для себя их сильные стороны. И еще кое-что: там, где в твоем представлении люди глупы, бестолковы, неразумны и уступают тебе, — когда ты прислушиваешься к их предложениям, или когда они говорят с тобой с открытым сердцем, ты невольно осознаешь, что никто из них не прост, что у каждого, кем бы он ни был, найдется несколько достойных внимания мыслей. И вот так-то ты перестанешь быть всезнайкой, уже не будешь считать себя умнее и лучше всех прочих. Это не даст тебе постоянно пребывать в состоянии нарциссического самолюбования. Это послужит тебе защитой, верно? Вот итог и польза, которую приносит совместная работа с другими» («Они хотели бы, чтобы другие подчинялись только им, а не истине и Богу (часть I)» в книге «Разоблачение антихристов»). Посмотрев это видео, я поняла, что причина, по которой я не хотела сотрудничать с сестрой Линь и боялась делить свою власть с другими, заключалась в том, что в данном мне Богом долге я не видела Его поручения и своей миссии. Я воспринимала это как свою официальную должность, видела в этом статус и венец. Я отказывалась сотрудничать с другими и все время вела себя надменно, желая выделиться. Это был неверный путь. Этот период времени выявил мое поверхностное понимание истины и однобокий подход к проблемам. Я не рассматривала нашу работу как одно целое и почти не занималась практической работой. Помогать братьям и сестрам с их проблемами вхождения в жизнь было нелегко, и многие из задач я не могла выполнить в одиночку. Мне нужен был партнер, чтобы вместе работать, обсуждать вопросы и получать обратную связь и чтобы его сильные стороны восполняли мои недостатки. Я подумала о том, как много истин изрекает воплощенный Бог для спасения человечества. Но ведь Он никогда не ставит Себя на место Бога. Он во многом прислушивается к предложениям людей. В Нем нет ни капли высокомерия, и Он никогда не бахвалится. Он всегда скромно изрекает истину, чтобы поливать и подпитывать человечество. Я увидела, насколько добра и прекрасна Божья сущность. Но я была развращена сатаной, преисполнена сатанинских черт характера и не понимала истины. Я многого не могла понять. Но я все еще была надменна, думая, что я особенная, что я могу взять на себя кучу работы и выполнить ее без партнера, ни с кем не считаясь. Я осознала, что была невероятно высокомерна. На самом деле, заниматься обсуждениями и беседовать, выполняя свой долг, — разумно и мудро. Это не есть проявление некомпетентности. Это помогает нам получать от других то, что мы сами не в состоянии увидеть или понять. Это помогает нам не встать на ложный путь из-за своей чванливости. Это единственный способ хорошо исполнить свой долг и обрести Божью защиту. Теперь я понимаю Божью волю. Обсуждать вопросы, сотрудничать и восполнять слабости друг друга — единственный способ хорошо исполнять свой долг и угождать Богу.

Я прочла еще один отрывок: «Когда для исполнения своих обязанностей ты координируешь свои действия с другими людьми, способен ли ты быть открытым ко мнениям, расходящимся с твоим? Можешь ли ты принимать то, что говорят другие? Думаете, кто-то совершенен? Какими бы сильными, способными и талантливыми люди ни были, они все равно не совершенны. Люди должны признать это; это факт. Это также наиболее подобающее отношение любого, кто правильно воспринимает свои сильные стороны, преимущества и недостатки; это рациональность, которой должны обладать люди. С такой рациональностью ты можешь правильно обращаться и со своими, и с чужими сильными и слабыми сторонами, и это позволит тебе гармонично работать вместе с другими. Если ты вооружен этим аспектом истины и можешь войти в этот аспект реальность истины, то можешь гармонично ладить со своими братьями и сестрами, опираясь на сильные стороны друг друга, чтобы компенсировать любые свои слабости. Таким образом, независимо от того, какой долг ты выполняешь и что делаешь, ты всегда будешь совершенствоваться в этом и иметь Божье благословение» («Обладать нормальной человеческой природой можно, лишь претворяя истину в жизнь» в книге «Беседы Христа последних дней»). Это правда. Опыт и способности не означают, что человек целостный. У каждого есть свои сильные и слабые стороны, и к ним нужно подходить должным образом. Мы должны научиться прислушиваться к предложениям других и поддерживать друг друга. Только при таком разумном подходе мы можем гармонично работать с людьми. Прежде я занималась только поливом новообращенных, а сестра Линь была ответственна за евангельскую работу. Если бы я взяла на себя и то и то, я никогда бы с этим не справилась, либо справилась бы кое-как. Мои взгляды на многие аспекты моего долга были ограничены. Я была опрометчива. Всякий раз, когда лидер спрашивала о моей работе, выявлялось множество ошибок и задач, которые были сделаны не совсем правильно. Я осознала, что для выполнения этого долга мне действительно нужен партнер. Я никогда раньше не понимала этого и совсем не знала себя. Я была высокомерна, хотела всем заправлять и не умела работать с другими. Это задерживало работу церкви. Я чувствовала себя невероятно виноватой, поэтому молилась про себя Богу, не желая больше жить, погрязнув в развращенности. Я была готова гармонично работать с сестрой Линь, выполняя свой долг.

После этого, работая с ней вместе, я увидела, что у нее много сильных сторон. Она была более вдумчива, чем я, и искала принципы истины, когда возникали проблемы. В своих беседах она подробно разбирала проблемы. Я была лидером не очень долго, поэтому у меня было лишь смутное представление о том, как управлять работой церкви. Я не имела слишком четкого представления о деталях работы и общения. С ней в этом отношении мне было не сравниться. Поливая новообращенных, она также была более любящей, чем я. Помогая им, она непрестанно беседовала с ними и доводила дело до конца. Когда мне казалось, что она проделала уже большую работу, она говорила, что ей надо еще кое-что доработать. Я подумала о том, как отказывалась сотрудничать с ней и считала ее лишней. Временами она становилась негативной, но потом разом меняла свой настрой и продолжала исполнять свой долг. Несмотря на то, что я относилась к ней пренебрежительно, она продолжала задавать вопросы. Она была любящей и терпеливой и брала на себя настоящую ответственность за свой долг. Это были качества, которых не хватало мне. Осознав это, я почувствовала себя ужасно. Я увидела, как сильно мой развращенный характер навредил сестре Линь и работе дома Божьего. Если бы я с самого начала была готова с ней сотрудничать и все обсуждать, то сейчас не оказалась бы в этой ситуации. Полная сожаления, я предстала перед Богом и помолилась: «Боже, я увидела свою развращенность и недостатки и поняла Твою волю. С этого момента я буду сотрудничать с сестрой Линь и воплощать человеческое подобие».

После этого, работая с сестрой Линь, я обязательно спрашивала ее, например: «Что ты думаешь на этот счет? Есть ли у тебя другое предложение?» Однажды, когда мы обсуждали нашу работу, она спросила меня, как идет полив новичков. Я подумала: «Мы только что об этом говорили пару дней назад, к чему снова это обсуждать? Если возникнут какие-то проблемы, я с ними справлюсь». Я снова захотела отмахнуться от нее. Тогда я поняла, что моя прежняя проблема снова вылезает наружу, что я опять хочу всем заправлять. Я быстро помолилась, прося Бога направить меня, чтобы я перестала действовать, исходя из своей развращенности. После молитвы я подумала обо всех своих неудачах за это время — как деспотично и по-диктаторски я себя вела, всегда желая поступать по-своему и хвастаться. Все это было сплошь проявлением сатаны. Я должна была отречься от себя, практиковать слова Божьи и сотрудничать с ней. Итак, я искренне поделилась с ней всем, что знала о своей работе, и, когда я закончила, она озвучила свои мысли. Я кое-чему научилась из ее бесед и почувствовала, что это прекрасный способ исполнять свой долг. После этого я приходила к ней, чтобы обсуждать наш долг, и вместе мы искали истину и беседовали о проблемах новичков. Через некоторое время мое состояние и моя результативность в исполнении долга улучшились. Я так благодарна Богу. Я увидела, что претворение истины в жизнь во время исполнения своего долга, гармоничное сотрудничество с другими и взаимная поддержка благословлены Богом!

Предыдущая статья: Суд есть Божья любовь

Во время чтения и просмотра, если у вас появились вопросы, непонятные места или другие мнения, пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы вместе обсудить это.

Похожие темы

Страдания большой ценности

Первый раз это случилось 1 июля 1997 года. Я ожидал одного человека на обочине дороги с двумя коробками книг Божьих слов. Ко мне подошел...

Примеси в моих жертвах Богу

Однажды в апреле прошлого года я вдруг почувствовала ужасную боль справа в спине. Я подумала, что как-то повредила ее, так что не придала...

Ложь приносит одну лишь боль

Я помню, как в мае этого года мы снимали видеоклип, в котором поет брат Лю, и я занимался освещением. Брат Лю двигался по сцене, а он...