Пробуждение среди страданий и тягот

07 ноября 2019 г.

Подлинный опыт гонений, пережитый 17-летним христианином

Ван Тао (провинция Шаньдун)

Я христианин из Церкви Всемогущего Бога. Мне повезло больше всех моих ровесников, потому что в возрасте восьми лет я по примеру своих родителей принял работу Всемогущего Бога последних дней. Хотя в то время я был юн, я был вполне счастлив верить в Бога и читать Божье слово. Продолжив читать Божье слово и общаться со старшими членами Церкви, я спустя несколько лет пришел к пониманию некоторых истин. Особенно когда я увидел, как все братья и сестры стремятся к истине, работают, чтобы быть честными людьми, увидел, как все они мирно уживаются друг с другом, я почувствовал, что это были самые счастливые, самые радостные времена. Позже в одной проповеди я услышал: «Верить в Бога, стремиться к истине и следовать за Богом в материковом Китае действительно означает рисковать своей жизнью. И едва ли это преувеличение» («Вопросы и ответы» из книги «Проповеди и беседы о вхождении в жизнь III») Я не понимал в то время, что это значит, но из бесед братьев и сестер узнал, что полиция подвергает верующих арестам, и так как Китай является атеистической страной, здесь нет свободы вероисповедания. Однако тогда я не поверил этим словам. Я считал, что, поскольку я ребенок, то, даже арестовав меня, полиция ничего со мной не сделает. Все изменилось в тот день, когда я на себе испытал арест и жестокость со стороны полиции. Я наконец отчетливо увидел, что полицейские, на которых я с почтением смотрел, как на добрых дядюшек, на самом деле были сворой злобных дьяволов!

Вечером 5 марта 2009 года, я, семнадцатилетний, вместе с братом постарше возвращался домой после благовествования, как вдруг путь нам преградила полицейская машина. В одно мгновение из машины выпрыгнули пять полицейских и, без всякого предупреждения, словно разбойники, схватили наш электроскутер, повалили нас на землю и силой надели наручники. Я был ошеломлен внезапностью произошедшего. Мне часто доводилось слышать рассказы братьев и сестер о том, как арестовывали верующих в Бога, но я и представить не мог, что в тот день это произойдет со мной. Меня охватила паника; сердце билось так сильно, что казалось, вот-вот выскочит из груди. В своем сердце я постоянно взывал к Богу: «Всемогущий Боже! Меня арестовала полиция, и я очень напуган. Я не знаю, что мне делать и что они собираются сделать со мной, поэтому прошу Тебя защитить мое сердце». После молитвы я почувствовал себя намного спокойнее. Я думал, что полиция ничего не станет делать с ребенком вроде меня, поэтому не очень нервничал. Но ситуация оказалась далеко не такой простой, как я ожидал. Когда полицейские нашли у нас книги о вере в Бога, они использовали это как улику для того, чтобы оправдать доставку нас в полицейский участок.

На севере Китая была ранняя весна, и погода все еще была очень холодной, по ночам температура опускалась до минус 3-4 градусов по Цельсию. Начальник полицейского участка силой отобрал у нас пальто, обувь и даже ремни, а руки крепко сковал за спиной наручниками. Это было очень больно. Он приказал нескольким офицерам прижать нас к полу, после чего нас стали безжалостно хлестать кожаными ремнями по голове и лицу, из-за чего моя голова тут же начала раскалываться от боли — казалось, она вот-вот взорвется, и слезы сами собой покатились по лицу. В тот момент я был вне себя от ярости, потому что на стене был отчетливо написан лозунг «При рассмотрении дел проявляйте культурность», но они обращались с нами как грабители с большой дороги или убийцы! Никакой культурности в этом не было! Я гневно потребовал объяснений: «Какое преступление мы совершили? Почему вы нас арестовали и избиваете?» Продолжая хлестать меня, один из этих полицейских злодеев злобно ответил: «Ты, мелкий ублюдок, не смей говорить со мной таким тоном! Мы здесь отлавливаем верующих во Всемогущего Бога! Ты молодой парень, мог бы заниматься чем угодно — зачем выбрал это? Кто ваш руководитель? Откуда у тебя эти книги? Отвечай! Если не будешь отвечать, я из тебя душу выбью!» Тут я заметил, что старший брат стиснул зубы и отказывается произнести хоть слово, поэтому я дал себе клятву: «Я тоже отказываюсь быть Иудой! Даже если меня забьют до смерти, я не заговорю! Моя жизнь в Божьих руках, и сатана с его дьяволами не имеют надо мной власти». Увидев, что ни один из нас не говорит, начальник участка пришел в ярость и заревел, тыча в нас пальцем: «Ладно! Вы хотите жесткой игры? Не будете говорить? Устройте им хорошую взбучку! Покажите им, что на самом деле происходит, пускай попробуют, что значит жестко!» В тот же момент злобные полицейские набросились на нас и, ухватив за подбородки, нанесли жестокий удар в лицо, до того сильный, что у меня посыпались искры из глаз, а лицо обожгло жгучей болью. Мои родители проявляли заботу обо мне, лелея меня с самого детства; я никогда не испытывал подобного насилия. Я был так унижен, что не мог сдержать слез, думая: «Эти полицейские так жестоки и так неразумны! В школе учителя всегда советовали нам в случае беды обращаться в полицию. Нам говорили, что полиция „служит народу“, что это „герои, которые защищают хороших людей от насилия“, но теперь они без всяких оснований арестовывают нас и безжалостно избивают только за то, что мы верим во Всемогущего Бога и идем в жизни правильным путем. Так как же они могут считаться „Народной милицией“? Это всего лишь стая дьяволов! Неудивительно, что в проповеди сказано: „Одни говорят, что большой красный дракон — это злой дух, другие — что это стая злодеев, но какова природа и сущность большого красного дракона? У него сущность злого беса. Это стая злых бесов, которые противятся Богу и нападают на Него! Эти люди — физическое олицетворение сатаны, сатана во плоти, воплощение злых бесов! Эти люди — не кто иной, как сатана и злые бесы“ («Истинное значение отречения от большого красного дракона ради получения спасения» из книги «Проповеди и беседы о вхождении в жизнь III»). В прошлом я был обманут их ложью, полагая, что полиция — это „хорошие люди“, которые работают в интересах простого народа. Я не осознавал, что это была ложная личина, но сегодня я, наконец, вижу, что на самом деле они — стая злых дьяволов, которые противятся Богу!» Я не мог не возненавидеть их всей душой. Видя, что мы по-прежнему молчим, начальник участка крикнул: «Отлупите их хорошенько еще раз!» Двое его прихвостней кинулись к нам. Нам приказали сесть на пол и вытянуть ноги, после чего они стали яростно пинать нас по ногам носками ботинок, а также становились нам на ноги и топтали их изо всех сил. В ногах у меня была такая боль, что казалось, они вот-вот сломаются, и я не мог удержаться от крика, но чем больше я кричал, тем сильнее они меня били. У меня не было выбора, кроме как сносить боль, про себя взывая к Всемогущему Богу: «Боже! Эти дьяволы невероятно жестоки! Я в самом деле не могу этого вынести. Пожалуйста, дай мне веру и защити меня, чтобы я не предал Тебя». И тогда в памяти моей вспыхнул следующий отрывок из Божьих слов: «Вам следует знать, что все сущее в среде обитания вокруг вас находится там с Моего позволения, Я устраиваю это. Ясно представляйте себе и угождайте Моему сердцу в той окружающей среде, которую Я вам даровал. Не бойся, Всемогущий Бог воинств непременно будет с тобой, Он — страж позади вас, и Он ваш щит» (Глава 26, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова были для меня источником великой веры и силы. Я понял, что обстоятельства, которые я переживал, происходили с одобрения Божьего престола, и что это было время, когда от меня требовалось оставаться стойким и свидетельствовать о Боге. И хотя я был юн, Бог был моей крепкой опорой, так что мне нечего было бояться! Я был полон решимости оставаться стойким и свидетельствовать о Боге, ни в коем случае не быть трусом и не подчиняться сатане! Благодаря наставлениям и водительству в Божьем слове я обрел уверенность и решимость переносить страдания, оставаться стойким и свидетельствовать о Боге.

В тот же вечер, после семи часов, начальник участка снова пришел меня допрашивать. Он приказал мне сесть на ледяной цементный пол — нарочно, чтобы я замерз. Только когда мне стало так холодно, что обе ноги окоченели, и меня всего била дрожь, он приказал своим прихвостням поднять меня и прислонить к стене, после чего безжалостно стал бить меня по рукам и подбородку разрядами электрошоковой дубинки. От электрических разрядов мои руки покрылись волдырями, а зубы свело от боли (даже сегодня мне все еще больно жевать). Но этому дьяволу, по-прежнему бесившемуся от ярости, даже того было мало; он просто стал применять электрошокер к нижней части моего тела. Пытка причиняла мне невыразимую боль, а он смеялся, закидывая голову назад. В тот момент я до глубины души ненавидел этого беса, совершенно лишенного человечности. И как ни допрашивали и ни пытали меня эти злобные полицейские, я стиснул зубы, отказываясь произнести хоть слово. Так продолжалось до двух или трех часов ночи, и к этому моменту все мое тело онемело — я ничего не чувствовал. Наконец, после того как они устали меня избивать, меня затащили обратно в маленькую комнату и приковали наручниками к старшему брату, арестованному вместе со мной. Нам приказали сесть на ледяной пол, и двоим из них было поручено следить, чтобы мы не засыпали. Каждый раз, когда кто-то из нас закрывал глаза, они били и пинали нас. Позже той ночью мне захотелось в туалет, но злобные полицейские заорали на меня: «Ах ты дрянь мелкая, пока не расскажешь нам все, что мы хотим знать, никуда не пойдешь! Ссы себе в штаны!» В итоге я и вправду не мог дольше сдерживаться, и мне пришлось помочиться в штаны. В такую морозную погоду мои утепленные штаны насквозь пропитались мочой, от чего мне стало так холодно, что нельзя было унять дрожь.

После того, как я перенес жестокую пытку этих бесов, все тело мое невыносимо болело, и я не мог не почувствовать слабость и не упасть духом: «Я и вправду не знаю, какие пытки применят ко мне завтра. Смогу ли я выдержать это?» Но в этот момент старший брат, обеспокоенный тем, что я могу не вынести страданий и что я упал духом, обеспокоенно прошептал мне: «Тао, что ты думаешь о тех злых дьяволах, которые сегодня нас так мучили? Сожалеешь ли ты о вере во Всемогущего Бога и об исполнении своего долга?» Я ответил: «Нет, я просто чувствую себя униженным из-за того, что эти дьяволы меня избили. Я думал, они ничего не станут делать со мной, потому что я всего лишь ребенок. Я и подумать не мог, что они в самом деле захотят убить меня». Старший брат стал искренне беседовать со мной: «Мы выбрали путь веры в Бога, и благодаря Божьему руководству мы идем в жизни правильным путем, однако сатана не хочет, чтобы мы следовали за Богом и были полностью спасены. Что бы ни случилось, нам следует твердо стоять в своей вере. Мы ни за что не должны подчиняться сатане; мы не можем удручать Божье сердце». Слова брата были очень обнадеживающими. Я успокоился и не мог не вспомнить слова Бога: «Что такое победитель? Добрые воины Христовы должны быть смелыми и полагаться на Меня, чтобы быть духовно сильными; они должны биться, чтобы стать воинами, и сражаться с сатаной насмерть» (Глава 12, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). В тот момент я понял Божью волю и в душе своей ощутил силу. Я больше не чувствовал себя униженным и несчастным, но обрел готовность смело встретить это испытание. Как бы ни мучил меня сатана — чтобы победить его, я буду полагаться на Бога; я продемонстрирую сатане, что верующие во Всемогущего Бога — это Его избранные солдаты, несокрушимые воины, бьющиеся до последнего.

На следующее утро гнусные полицейские снова привели меня в комнату для допросов, и этот дьявол, начальник участка, снова попытался вытянуть из меня признание. Он стукнул по столу, поднес к моему носу указательный палец, и, выматерив меня, сказал: «Ну что, парень, одумался после вчерашней ночи? Как долго ты веришь во Всемогущего Бога? Скольким людям вы проповедовали? Отвечай на наши вопросы, иначе будет намного больнее!» Я подумал: «Мне нельзя больше бояться сатаны. Нужно быть мужчиной и обладать отвагой!» Поэтому я решительно ответил: «Я ничего не знаю!» Злобный начальник участка пришел в ярость и закричал: «Парень, тебе жить надоело? Я ведь убью тебя раньше, чем мы закончим, и вот тогда ты в самом деле заткнешься!» Выкрикивая это, он бросился ко мне, яростно схватил меня за волосы и ударил головой об стену. У меня сразу же зазвенело в ушах, а боль была такой сильной, что я не смог сдержать крик, и по лицу покатились слезы. В конце концов, когда эти дьяволы поняли, что не добьются от меня того, чего хотят, им ничего не оставалось, кроме как отправить меня обратно в маленькую комнату. Затем на допрос повели старшего брата. Вскоре я услышал, как он кричит от боли, и понял, что они сделали с ним что-то ужасное. Я лежал в маленькой комнате, свернувшись калачиком, словно ягненок, окруженный злобными волками, чувствуя себя отчаявшимся и беспомощным, и со слезами, текущими по лицу, молился Богу, чтобы Он защитил этого брата от злых дьяволов, которые пытками пытались вырвать у него признание. Нас допрашивали таким образом в течение трех суток, не давая нам ни кусочка еды, ни капли воды. Я замерзал и мучился от голода, я был словно в тумане, а голова распухла и невероятно болела. Они испугались, что убьют нас, поэтому им ничего не оставалось, как прекратить пытки.

После жестоких и бесчеловечных пыток коммунистических властей я действительно пережил то, о чем слышал в проповеди: «Неважно, мужчина ты или женщина, в застенках большого красного дракона они могут издеваться над тобой так, как им заблагорассудится. Они мерзавцы и звери. По своей прихоти они мучают людей электрошокерами и делают с вами то, чего вы больше всего боитесь. Под властью большого красного дракона люди перестают быть людьми и становятся ничтожнее животных. Вот насколько жесток и бесчеловечен большой красный дракон. Это звери, дьяволы, полностью лишенные рассудка. Невозможно воззвать к их разуму, поскольку разума у них нет». («Истинное значение отречения от большого красного дракона ради получения спасения» из книги «Проповеди и беседы о вхождении в жизнь III»). В тот момент я наконец ясно увидел реакционную сущность коммунистических властей как врагов Бога. Они воистину являются олицетворением сатаны, беса, убивающего, не моргнув глазом! Не имея морали и совести, они не щадят даже меня, несовершеннолетнего ребенка. Они вполне готовы убить меня только за то, что я верю в Бога и иду правильным путем в жизни. Они не что иное, как безжалостные чудовища без принципов, этики и человечности. Я больше не питал ложных надежд на то, что из-за моего возраста полиция будет снисходительна по отношению ко мне; я молился лишь о том, чтобы Всемогущий Бог защитил меня и помог преодолеть жестокие пытки сатаны и этих бесов, чтобы я мог претерпеть все страдания, чтобы мог стать звучным свидетелем Бога.

9 марта, во второй половине дня, увидев, что от нас в самом деле ничего нельзя добиться, злодеи из полиции в прямом смысле схватили нас за руки и заставили подписать ложные признания, предъявив нам обвинения в «подрыве законности в стране, нарушении общественного порядка и попытке свержения государственной власти», после чего отправили нас в следственный изолятор. Как только мы прибыли туда, нас обрили наголо, сняли с нас одежду, а затем, раскромсав ее практически на ленты, вернули нам. Ремня у меня больше не было, поэтому пришлось связать веревку из пластиковых пакетов, чтобы поддерживать штаны. Несмотря на морозную погоду полицейские приказали другим задержанным мыть нас, выливая таз за тазом холодную воду нам на головы. Я до такой степени замерз, что с головы до ног меня била дрожь, а кровь в жилах, казалось, застыла. После такого я даже стоять не мог. Заключенные, содержавшиеся в этой тюрьме, все поголовно были насильниками, ворами, грабителями или убийцами. Они все были один злее другого, и мысль о том, что я заперт вместе с ними в этом адском месте, заставляла меня дрожать от страха. Ночью более 30 человек спали вместе на твердом бетонном уступе, а одеяла воняли так отвратительно, что уснуть было почти невозможно. Пищи, которую эти злодеи из полиции давали нам, — лишь маленькая булочка, приготовленную на пару, да немного жидкой кукурузной каши — было недостаточно, чтобы наесться, к тому же в течение дня мы были перегружены изнуряющим физическим трудом. Если мы не выполняли свои дневные задания, нас наказывали, заставляя всю ночь стоять дежурными по камере, то есть мы должны были стоять в течение четырех часов и только два часа могли поспать. Иногда я так уставал, что засыпал стоя. Вдобавок злодеи из полиции приказали старшему заключенному в камере придумывать мне мучения, например, давать мне рабочие нагрузки сверх нормы или заставлять меня стоять всю ночь. Мне казалось, что я вот-вот упаду в обморок. Эти бесы столько раз мучили меня и издевались надо мной, что казалось, будто у бродячей собаки на улице больше свободы, чем у меня, а свиньи и псы питаются лучше, чем я. Думая об этом, я ужасно скучал по дому и родителям и понимал, что следственный изолятор — не место для жизни людей. Я не хотел оставаться там ни на секунду. Больше всего на свете мне хотелось немедленно покинуть это ужасное место. И как раз на пике моих страданий и беспомощности, когда я мог только искренне молиться Богу, слова Всемогущего Бога просветили меня и дали наставление: «Не впадай в уныние, не будь слабым, Я открою тебе. Дорога в Царство не такая гладкая, ничто не бывает таким простым! Вы желаете, чтобы благословения приходили легко, да? Сегодня каждому предстоит испытать горькие испытания, иначе то верное сердце, которым вы располагаете по отношению ко Мне, не станет сильнее... Имеющие долю в Моей горечи непременно будут иметь долю в Моей сладости. Это Мое обетование и Мои благословения вам» (Глава 41, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова были великим источником утешения и ободрения. Они помогли мне понять, что страдания и тяготы, которые я испытывал, были Божьим благословением. Бог использовал эти трудные обстоятельства, чтобы переплавить и усовершенствовать меня, сделать меня тем, чья любовь и верность Богу достойны Божьего обетования. Думая о том, как с самого детства я был изнежен и не мог вынести не только страданий, но даже малейшего оскорбления, я понял, что если я хочу обрести истину и жизнь, мне нужна решимость переносить страдания, а также непоколебимая вера. Не испытав этого страдания, я никогда не очищусь от внутренней развращенности. Мое страдание было воистину Божьим благословением, и поэтому я должен иметь веру, взаимодействовать с Богом и позволить Богу вершить Свою истину внутри меня. Как только я понял Божью волю, в уме спонтанно возникла молитва к Нему: «Господи! Я больше не чувствую себя слабым и павшим духом. Я буду твердо стоять, решительно полагаться на Тебя, сражаться с сатаной до конца, а также стремиться любить Тебя и угодить Тебе. Я прошу, чтобы Ты дал мне веру и стойкость». В те дни, страдая в следственном изоляторе от оскорблений и унижений, я молился и полагался на Бога больше, чем когда-либо с тех пор, как обрел веру во Всемогущего Бога; я никогда не был ближе к Богу, чем тогда. В течение всего этого времени мое сердце не оставляло Бога ни на мгновение, и я всегда чувствовал Его рядом с собой. Как бы я ни страдал, это не казалось мне страданиями, и я ясно понимал, что все это было заботой Бога обо мне и Его защитой.

Месяц спустя однажды утром тюремные охранники неожиданно вызвали меня и старшего брата. Услышав, что нас зовут, я почувствовал прилив волнения, думая, что нас, возможно, отпускают и что мне больше не придется страдать в этом аду. Реальность отнюдь не оправдала моих надежд. Начальник полицейского участка приветствовал нас зловещей улыбкой и письменными приговорами, сказав: «За веру во Всемогущего Бога вы оба приговорены к году трудового перевоспитания. Даже если вы ничего не говорите, мы все равно можем вынести вам приговор. Нашей страной правит Коммунистическая партия, и даже судебное разбирательство вам ничего не даст!» Видя, как он радуется нашему несчастью, я пришел в ярость: коммунистические власти не соблюдают ни законы, ни этику — мало того, что меня, несовершеннолетнего, жестоко пытали, мне еще и вынесли приговор ни за что! В тот же день меня и другого брата привезли в провинциальный трудовой лагерь. Во время медицинского осмотра врач обнаружил, что у брата высокое кровяное давление, болезнь сердца и другие проблемы со здоровьем. Охранники трудового лагеря боялись, что будут привлечены к ответственности, если он умрет в их учреждении, поэтому они отказались принять его. Полиция ничего не могла поделать, кроме как забрать его обратно, а это означало, что я остался там один. Тогда я заплакал — горько заплакал. Я тосковал по дому и родителям, а учитывая то, что я остался без брата, с которым мог бы общаться, как я собирался пережить такой долгий год? В прошлом месяце, когда эти дьяволы мучили меня и жестоко издевались надо мной, всякий раз, когда я чувствовал себя отчаявшимся и слабым, потому что не мог вынести их жестокости, он беседовал со мной о Божьем слове, чтобы ободрить и утешить меня, помогая мне обрести силу через понимание Божьей воли. Кроме того, возможность наблюдать его решимость придавала мне веру и силу бороться вместе с ним и побеждать тех бесов. Но в тот момент меня оставили вести этот бой в одиночку. Смогу ли я и вправду проявить стойкость?.. Чем больше я об этом думал, тем более несчастным себя чувствовал, и тем сильнее уныние, ощущение одиночества, горечь и чувство унижения укоренялись в моей душе. Подталкиваемый своим горем к краю безнадежности, я изо всех сил воззвал к Богу: «Господи! Мой духовный рост слишком мал. Как я смогу выдержать такое огромное испытание? Как мне пережить этот долгий год трудового перевоспитания? Боже! Я прошу тебя направлять и помогать мне, дай мне веру и силу...» Я беззвучно плакал, и слезы текли по моему лицу. Молясь, я вдруг вспомнил, как Иосиф в возрасте семнадцати лет был продан в Египет. Хотя он был один в Египте и терпел унижения и страдания, он никогда не оставлял истинного Бога и не уступал сатане. Хотя в то время бесы заставили меня страдать в тюрьме, это происходило с Божьего разрешения, и до тех пор, пока я действительно полагался на Бога и отказывался поддаться сатане, Бог также вел меня к победе над сатаной и к выходу из бесовского логова. В этот момент я снова вспомнил Божьи слова: «Не умаляй себя, поскольку ты молод; ты должен предложить себя Мне. Я не смотрю, каковы люди на поверхности или насколько они старые. Я смотрю лишь на то, любят ли они Меня искренне или нет, и следуют они или нет Моим путем, и практикуют ли истину, не взирая на все остальное. Не беспокойся о том, на что будет похоже завтра или каким будет будущее. Пока ты полагаешься на меня в своей каждодневной жизни, Я непременно буду вести тебя» (Глава 28, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова, словно летнее солнце, согревали мне сердце. Они позволили мне увидеть, что у Бога нет лицеприятия, и хотя я был молод, пока сердце мое было исполнено искренней любви к Богу, и я мог жить по Божьему слову, я всегда получал Божье наставление. Я думал о том, как с момента моего ареста Бог каждую минуту был со мной, помогая мне пройти через все трудности и давая возможность оставаться сильным. Смог бы я выдержать зверские избиения и жестокие пытки этих бесов без Божьего присутствия и водительства? Полагаясь на Бога, я пережил такие серьезные тяготы, а теперь мне предстоял год трудового перевоспитания — так почему же мне не хватало веры? Разве Бог не есть все, на что мне нужно полагаться? Бог был со мной и ежесекундно давал мне наставление, так почему же я должен чувствовать себя одиноким или испуганным? Эти обстоятельства были для меня возможностью испытать самостоятельную жизнь и стать более зрелым. Я больше не воспринимал себя как ребенка, и я не мог вечно полагаться на других людей, не благоговея при этом пред Богом. Я должен повзрослеть, должен полагаться на Бога, чтобы идти своим собственным путем, и верить, что я, безусловно, продолжу идти по этому пути, опираясь на Бога. Сатана никогда не сможет победить людей, у которых есть решимость полагаться на Бога и любить Его! Пришло мне время обрести мужскую храбрость и позволить Богу обрести славу через мои деяния. Как только я понял Божью волю, то почувствовал, будто меня поддерживает мощная сила, и глубоко в сердце у меня возникла решимость без страха встретить свою жизнь в тюрьме.

Узнав, что я верю во Всемогущего Бога, охранники трудового лагеря стали намеренно мучить меня. Они отправляли меня на тяжелую физическую работу — с пяти утра до полуночи таскать большегрузные мешки весом более 50 кг с третьего этажа на первый, и если бы я не выполнил свою норму, мне пришлось бы работать сверхурочно до поздней ночи. Я никогда до этого не занимался физическим трудом, и в СИЗО никак не мог поесть досыта, поэтому все время был измотан. Вначале я вообще не мог поднять мешок, но позже, благодаря тому, что я искренне полагался на Бога, это постепенно стало у меня получаться. Тяжелый труд ежедневно доводил меня до невыразимого изнеможения, до боли в пояснице и ногах. Охранники нередко приказывали другим заключенным жестоко избивать меня, я часто был весь в ранах и синяках. Однажды охранники приказали главному заключенному избить меня за то, что я поздно вернулся после того, как носил воду. Во время избиения мне пробили барабанную перепонку в ухе, в ней началось воспаление, и я почти оглох. Негодуя из-за того, что приходится терпеть такого рода издевательства и оскорбления, я стискивал зубы, однако сопротивляться не было возможности. Я был несчастен и терпел обиды, мне некуда было обратиться за помощью. Я мог только предстать пред Богом и в молитве поделиться с Ним своим горем. В этой мрачной тюрьме я научился быть ближе к Богу, полагаться на Него и во всем на Него надеяться — наибольшей радостью в жизни для меня было молиться Богу, делиться с Ним моими самыми сокровенными мыслями. Каждый раз, когда я испытывал грусть или беспомощность, я больше всего любил петь гимн «Я исполнен решимости любить Бога»: «Боже! Я увидел, как прекрасны Твоя праведность и святость. Я твердо намерен стремиться к истине и исполнен решимости любить Тебя. Я хотел бы, чтобы Ты раскрыл глаза духу моему; я хотел бы, чтобы Дух Твой коснулся моего сердца, чтобы пред Тобой я избавился от всех пассивных состояний и не был бы ограничен ни человеком, ни делом, ни вещью. Я полностью раскрываю пред Тобой свое сердце, так что все мое естество всецело посвящено Тебе, а Ты можешь испытать меня, как пожелаешь. В общем, я совершенно не задумываюсь о своих планах на будущее, и смертью я также не связан. При помощи своего сердца, любящего Тебя, я желаю стремиться к пути жизни. Все сущее и все события находятся в Твоих руках, судьба моя в Твоих руках, более того, Своими руками ты распоряжаешься моей жизнью. В общем, я стремлюсь к Твоей любви, и независимо от того, позволишь ли Ты мне любить Тебя, вне зависимости от вмешательства сатаны, я исполнен решимости любить Тебя» (Следуйте за Агнцем и пойте новые песни). Я пел и пел, и это трогало меня до слез и приносило моему сердцу невероятное утешение и ободрение. Всемогущий Бог вновь и вновь помогал мне и поддерживал меня, позволяя мне по-настоящему испытать истинную Божью любовь. Словно милосердная мать, Бог берег меня, во все времена утешая и поддерживая, давая мне веру и силу и направляя меня на протяжении всего того года, который я никогда не сумею забыть.

Пережив мрак своего тюремного заключения, я стал гораздо более зрелым, а также многое узнал об истине. Я больше не был наивным, невинным ребенком. Слова Всемогущего Бога раз за разом направляли меня в преодолении пыток и мучений, причиняемых злыми полицейскими, снова и снова позволяя мне выйти из слабости и уныния, подняться и стать сильным. Благодаря этому я смог понять, как быть внимательным к Божьему сердцу и утешать его, как полагаться на Бога и быть стойким, а также как свидетельствовать о Боге, чтобы воздать Ему за Его любовь. Это также позволило мне ясно увидеть жестокость и порочность сатаны и его бесов, а также их злую реакционную сущность как врагов Бога. Я научился различать ложную личину «Народной милиции, любящей народ». Меня никогда больше не обманывала сатанинская ложь. Преследования и страдания, которые я пережил, не только не сломили меня, но и стали основанием, благодаря которому я иду по пути веры. Я благодарен Всемогущему Богу за то, что он провел меня по этому трудному, каменистому пути и в столь юном возрасте позволил мне научиться переносить жестокие муки. Благодаря этому я увидел Божье всемогущество и владычество, увидел, что это было для меня особым Божьим спасением! Я остро ощутил, что в злом мире, управляемом бесами, только Бог может спасти людей, только Бог может быть нам поддержкой и оказывать нам помощь, когда мы нуждаемся в нем, и только Бог истинно любит людей. Гонения и тяготы, которые я пережил, стали для меня бесценным сокровищем жизненного роста и были очень полезны для обретения мной полного спасения. Хотя в то время я страдал, это страдание было невероятно ценным и значимым. Все именно так, как говорит Божье слово: «Если ты желаешь быть в этом потоке и радоваться этому суду и этому необъятному спасению, радоваться всему этому благословению, которое невозможно найти где-либо в человеческом мире, и радоваться этой любви, тогда послушно оставайся в этом потоке, чтобы принять работу завоевания, чтобы ты мог стать совершенным. Хотя сейчас ты проходишь через определенную боль и переплавку по причине суда, эта боль ценная и значимая» («Внутренняя истина работы завоевания (4)» в книге «Слово является во плоти»).

Предыдущая статья: Бог — моя сила в жизни

Во время чтения и просмотра, если у вас появились вопросы, непонятные места или другие мнения, пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы вместе обсудить это.

Похожие темы

Богатства жизни

Ван Цзюнь, провинция Шаньдун За годы, прошедшие со времени принятия работы Всемогущего Бога последних дней, мы с женой прошли это вместе...