Прощай «любезность»!

19 октября 2019 г.

Лин Фан, Испания

Мое детство прошло под звуки воплей и ругани моей мачехи. Позже, когда я набралась ума, для того чтобы ладить со своей мачехой и окружающими меня людьми, я жила по сатанинским законам выживания: «Лучше держать язык за зубами, чем указывать на неприятности; «молчи — и будешь целее, а не то сам окажешься в чем-то виноват», и «Молчать о промахах друзей — залог долгой и хорошей дружбы». Этим я заслужила похвалу от окружающих, и все говорили, что со мной легко ладить. Постепенно я извлекла определенные жизненные уроки: чтобы выжить в этом темном и дурном обществе, я должна была ладить с окружающими людьми. Только тогда я могла бы приспособиться. Придя в церковь, я продолжала руководствоваться теми же принципами. Всякий раз, сталкиваясь с проблемой при выполнении своих обязанностей, я помалкивала, опасаясь, что, если указать на проблему, то это обидит людей и плохо обернется для меня. Моя неспособность практиковать истину наносила ущерб церковной работе и являлась прегрешением пред Богом. Обличение и суд Божьими словами явили мне истинное лицо моего облика «приятного» человека и позволили кое-что узнать о сущности таких «приятных» людей. Я видела, что «любезность» вредит другим и причиняет боль мне самой, что я пошла дорогой, с которой нет пути назад, — дорогой противостояния Богу — и поэтому я исполнилась решимости избавиться от ограничений моего «любезного» менталитета, набраться мужества жить по истине, быть принципиальной и хоть отчасти воплощать собой облик честного человека.

В 2018 году меня избрали в руководство среднего уровня. Я была очень благодарна Богу за эту возможность обучать и полна решимости выполнять свой долг должным образом, чтобы угодить Богу и оправдать Его ожидания. Когда я только приняла свои обязанности, я была не особенно знакома с некоторыми церковными делами. Сестра Лю, вместе с которой я работала, выполняла эти обязанности более года и в общем-то разбиралась в различных аспектах церковной работы. Всякий раз, когда я сталкивалась с проблемой, я обращалась к сестре Лю, и она часто помогала мне. Однако постепенно я поняла, что во время собраний сестра Лю говорила только о буквах и доктринах, в реальности же она не жила по Божьим словам. Она была еще и весьма пассивна, не занимаясь реальной работой, когда дело доходило до исполнения своих обязанностей. Когда братья и сестры сообщали ей о проблемах, она не пыталась их исправить; в частности, она не занималась проблемой лжеруководителей в церкви, которых нужно было срочно сменить, но вместо этого продолжала откладывать проблему. За это время сестра Лю несколько раз упоминала, что руководитель церкви, сестра Чжан, просто формалистка, что она вообще не занимается реальной работой при исполнении своих обязанностей, а на собраниях говорит одни лишь буквы и доктрины. Более того, сестра Чжан даже не принимала рекомендаций или помощи от других. Однако, высказав это, сестра Лю, похоже, вовсе не намеревалась заменять сестру Чжан. Позже, познакомившись с сестрой Чжан, я обнаружила, что она действительно была именно такой, как говорила о ней сестра Лю, поэтому я сказала сестре Лю: «Если принципиально оценивать то, что проявляется в сестре Чжан, то она лжеруководитель, — она не стремится к истине, не совершает реальной работы и не имеет работы Святого Духа. Ее нужно сменить». Однако сестра Лю беззаботно ответила: «Сестре Чжан, возможно, недостает способностей, но тем не менее в данный момент она все еще может выполнять некоторую работу. Давайте попробуем помочь ей». Про себя я подумала: «В наших рабочих распоряжениях сказано, что как только в церкви обнаруживаются лжеруководители, их необходимо своевременно заменить. Уже выявилось, что сестра Чжан лжеруководитель, поэтому ее следует заменить!» Я собралась было открыть рот, чтобы сказать это, но тут же про себя подумала: «Сестра Лю исполняет свои обязанности руководителя в течение столь длительного времени, и она должна знать о требованиях к организации работы. Если я буду настаивать, не сочтет ли она, будто я считаю, что, мол, она не выполняет реальную работу; не подумает ли она, что я суетлива и неуживчива? О-о! Я совсем новичок в этом и многого не понимаю. Кроме того, мне предстоит какое-то время работать с ней, — если из-за этого я поссорюсь с сестрой Лю, то как же нам вместе выполнять свои обязанности? Нужно просто забыть об этом!» Подумав таким образом, я промолчала.

Позже я несколько раз общалась с сестрой Чжан, но в ее ситуации не было никакого прогресса. Затем другие братья и сестры в церкви сообщили мне, что сестра Чжан не занимается реальной работой, и я поняла, что проблема стала безотлагательной. Не теряя времени, я вернулась к сестре Лю, чтобы обсудить замену сестры Чжан. Но сестра Лю принялась отговариваться: «Руководители более высокого уровня проверяют содержащие обвинения письма. Замена произойдет, когда они подтвердят, что она лжеруководитель». Про себя я подумала: «Если она действительно лжеруководитель, то ее нужно заменить безотлагательно. Если будем тянуть с заменой в ожидании, пока все проверят, замедлится работа церкви, замедлится и вхождение братьев и сестер в жизнь. Это противление Богу!» Я хотела поговорить с сестрой Лю о важности замены лжеруководителей, но потом подумала: «Если я буду настаивать на замене сестры Чжан, то не подумает ли сестра Лю , что я слишком высокомерна и тщеславна, что я просто пытаюсь утвердиться в своей новой должности, выставляя себя здесь напоказ? Более того, сестра Лю не сказала, что с сестрой Чжан не будут разбираться; она лишь упомянула, что нужно ждать подтверждения от руководства более высокого уровня, прежде чем что-то делать, — так что мне лучше помалкивать. Это вопрос всего лишь нескольких дней». Итак, я не стала высказывать своих слов вслух. Несколько дней спустя руководители более высокого уровня строго упрекнули нас, руководителей среднего звена, за то, что мы не решили без проволочек проблему лжеруководителя в церкви. Они сказали, что мы не оберегали избранников Божьих, что мы — сообщники и щит сатаны, что мы вредим другим братьям и сестрам. Только тогда сестру Чжан быстро отстранили от должности. Пока шло разбирательство, я выяснила, что вот уже длительное время сестра Чжан не занималась никакой реальной работой. Она не добилась никаких результатов в евангельской работе церкви, за которую она отвечала, а все братья и сестры пребывали в слабости и пессимизме. Некоторые даже не хотели посещать собрания. Видя, какой огромный вред нанесен церкви из-за проволочек с заменой лжеруководителя, в глубине сердца я сильно упрекала себя. Тем не менее я не уделила больше времени, чтобы поразмышлять над этим вопросом и попытаться разобраться в себе, полагая, что достаточно того, что сестру Чжан сменили.

Затем во всех аспектах работы тех церквей, за которые отвечала сестра Лю, стали возникать серьезные проблемы. Когда руководители более высокого уровня подвергли ее обтеске и исправлению, сестра Ли не только не раскаялась, но пребывала в негативизме и противлении, не желая больше выполнять свои обязанности. Видя состояние сестры Лю, я хотела указать ей на эти проблемы, чтобы она могла поразмышлять над ними, но меня беспокоил такой вопрос: «Если я посоветую ей поразмышлять над собой, не скажет ли она, что я не проявляю к ней уважения, что я не люблю ее? Было бы трудно работать вместе, если отношения между нами станут холодными». Поразмыслив, я весьма осторожно побеседовала с ней о воле Божьей, посоветовав перестать быть негативной. После этого сестра Лю часто жаловалась и спорила о том, что правильно, а что неправильно, — в ней явно не было работы Святого Духа. Я подумала, что сестра Лю вообще не выполняла реальной работы все то время, что мы трудимся совместно, и о том, что, когда ее подвергли обтеске и исправлению, сестра не приняла этого и не пыталась искать истину. Это были проявления лжеруководителя! Именно в это время руководители более высокого уровня попросили меня дать письменную оценку сестры Лю. Сердце мое раздирали противоречия — должна ли я честно сообщить о том, что повседневно проявляется в сестре Лю? Не сообщая об этом, я бы прикрыла лжеруководителя и не поддерживала работу дома Божьего. Но в большинстве своем братья и сестры не знали, что на самом деле происходит. Они не могли разобраться в этом, и в общем-то все поддерживали сестру Лю. Если я проявлю инициативу и сообщу об ее проблемах, то не подумают ли они обо мне плохо? Более того, я жила с сестрой Лю каждый день. Она помогала мне с моими трудностями. Если я сообщу об ее проблемах, и ее действительно сменят, то не возненавидит ли она меня? Итак, взвесив все «за» и «против», я преуменьшила проявления неспособности сестры Лю выполнять реальную работу и отсутствие вхождения, когда писала оценку ее работы. После того, как оценка была предъявлена, я ощутила в душе сильное беспокойство. Я осознала, что скрыла факты и обманула Бога. В душе я горько осуждала себя. В последующие несколько дней я клевала носом, читая слова Божьи, и не получала ни просвещения, ни озарения во время собраний и общения. Я не ощущала Божьего водительства и не могла распознавать проблемы в церкви. Спустя несколько дней, когда проведенное расследование подтвердило, что сестра Лю была лжеруководителем, что она не совершала реальной работы, руководители более высокого уровня отстранили ее от должности. Хотя сестра Лю была отстранена, я пренебрегла истиной и согрешила ради сохранения отношений с ней. Размышляя об этом, я была объята стыдом и угрызениями совести. Я тотчас же обратилась с молитвой к Богу и предалась размышлениям о себе.

Позже я прочитала в Божьих словах: «Наиболее фундаментальные и важные компоненты чьей-то человечности — это совесть и разум. Что за человек не имеет совести и не имеет разума нормальной человечности? В общем-то, это человек без человечности, человек с плохой человеческой природой… Такие люди небрежны в своих поступках и отстраняются от того, что их лично не касается. Они не считаются с интересами Божьего дома и не проявляют заботу о Божьей воле. Они не обременяется свидетельством о Боге или исполнением своих обязанностей и не имеет никакого чувства ответственности… И есть даже некоторые такие, кто видит проблему и молчит. Они видят, что кто-то мешает и досаждает, и ничего не делают, чтобы остановить их. Они нисколько не считаются с интересами Божьего дома и ничуть не заботятся о собственном долге или ответственности, которая на них возложена. Они говорят, занимаются деятельностью, выставляют себя напоказ, усердно трудятся, проявляют рвение только ради собственного тщеславия, репутации, положения, интересов и почестей» («Ты можешь обрести истину, отдав свое истинное сердце Богу» в книге «Записи разговоров Христа»). Я также прочитала беседу, в которой говорилось следующее: «Все, кто видит появление ложных лидеров и антихристов, кто способен распознать их, но не выполняет свои обязанности, не защищает избранных и не поддерживает Божью работу из боязни обидеть людей, будучи «любезными», — такие люди не любят Бога, и Бог не совершенствует таких людей. Бог не делает «любезных» людей совершенными; подобного рода люди изворотливы, хитры, коварны, они не идут против ветра, в них нет ничего хорошего, они образцовые бесы и сатана» («Проповеди и беседы о вхождении в жизнь»). Чтение Божьих слов и этой беседы вызвало у меня большую тревогу, и я не могла сдержать слезы стыда. Я поняла, что была «любезной», что делала все возможное, чтобы уберечь себя, когда что-то происходило, что я ничего не предпринимала для защиты интересов дома Божьего и не испытывала чувства ответственности за работу церкви и вхождение братьев и сестер в жизнь. Я прекрасно осознавала, что сестра Чжан была разоблачена как лжеруководитель. Работе церкви и вхождению братьев и сестер в жизнь, за что она несла ответственность, чинились препятствия, и я знала, что неспособность немедленно отстранить лжеруководителей есть прегрешение против Бога и оскорбление Его характера, однако предпочитала идти против своей совести и вызывать недовольство Бога, нежели вызывать недовольство людей, — и как результат лжеруководитель более двух месяцев чинил вред Божьим избранникам в церкви. Несмотря на это, я по-прежнему не обратила взор внутрь себя. Когда возникли серьезные проблемы в различных аспектах работы, за которые отвечала сестра Лю, а она не только не приняла обтеску и исправление от руководителей более высокого уровня, но и отторгла их от себя с негативностью, я должна была немедленно оказать помощь и своевременно вмешаться, должна была разоблачить и проанализировать природу и последствия таких проявлений, чтобы сестра могла немедленно раскаяться. Я, однако, оберегала свои собственные интересы и предоставила лишь несколько слов утешения и совета. Когда меня попросили написать оценку сестры Лю, я четко осознавала, что она уже утратила работу Святого Духа, что она не могла решать проблемы в церкви, что она — ложный руководитель, но из желания уберечь свое положение я пыталась утаить истинные факты и прикрыть сестру Лю. Я поняла, что вновь и вновь защищала лжеруководителя, что я предпочла, чтобы страдала работа церкви, нежели жить по истине и блюсти праведность; что меня заботили только свои личные интересы и я полностью пренебрегла церковной работой, проявив равнодушие к тому, живы братья и сестры или они умерли. Поступая таким образом, я была оградительным щитом для лжеруководителя, я была сообщницей сатаны, который приходит, чтобы чинить препоны и нарушать работу дома Божьего. Где же была моя человечность? Я была «приятной», то есть, эгоистичной и постыдной, изворотливой и коварной! Церковь доверила мне такие важные обязанности. Я кричала, что хочу воздать Богу за любовь и угодить Ему, но по сути пыталась обмануть Бога, и, столкнувшись с проблемами, я неизменно ощетинивалась, встав на сторону сатаны, чтобы противиться Богу. Мои действия давно уже оскорбили Божий характер, они заслужили Его презрение и ненависть. Моему стыду не было конца. Я не могла не взмолиться Богу: «О Боже! Вновь и вновь я шла против Твоей воли, оберегала себя, не практиковала истину, чинила препятствия и помехи церковной работе и жизни братьев и сестер. Я взбунтовалась против Тебя, я противилась Тебе, и если я не покаюсь, то буду наказана Твоей праведностью. О Боже! Я поступала дурно, я желаю покаяться перед Тобой, жить по истине, чтобы загладить свои прегрешения».

Позже, во время собрания, братья и сестры рассказывали, что брат Ли, с которым я работала, по сути не делал дела. Они сообщили, что он лишь выполнял формальности во время собраний, когда у них возникали проблемы и трудности, он не беседовал сразу и не искал решения при исполнении своих обязанностей. Позже я несколько раз искала брата Ли, чтобы пообщаться. Однако он лишь согласился со сказанным мной; он поспешно признал, — и это было все. Некоторое время спустя братья и сестры вновь начали сообщать, что брат Ли не проводил никакой реальной работы, и это давно уже стало помехой работе церкви и препятствовало ее развитию. Принципиальная оценка показала, что брат Ли тоже был ложным руководителем, который не выполнял реальной работы. Я должна была немедленно сообщить об этом высшему руководству, чтобы его отстранили. Но как только речь зашла о том, что нужно доложить о брате Ли, мое сердце вновь охватили беспокойство и тревога: «Брат Ли исполняет свои обязанности здесь дольше всех из нас. Он считается „старейшиной“. Я также часто консультируюсь с ним по церковным делам, и он всегда помогает мне. Если он узнает, что его отстранение — это следствие моего доклада, то что он подумает обо мне? Не назовет ли он меня неблагодарной? Как же будет неловко, когда после этого мы с ним встретимся. Другие же сотрудники не сообщили о брате Ли, поэтому лучше бы мне не высовываться; не следует поднимать шум, и лучше бы мне не заниматься этим, пока руководство более высокого уровня не обнаружит это. Но если я не сообщу о ситуации сразу, чтобы брата Ли отстранили от должности, то я буду задерживать вхождение братьев и сестер в жизнь; я буду создавать помехи и прерывать работу церкви». В тот момент мое сердце было охвачено столь противоречивыми чувствами, что, не теряя времени, я обратилась с молитвой к Богу в поисках истины. Я думала о Божьих словах: «Мои слова должны непрестанно работать внутри тебя, вне зависимости от того, перед кем ты предстаешь; ты должен обладать способностью твердо стоять в своем свидетельстве обо Мне и выказывать внимание к Моим бременам. Ты не можешь впасть в смущение, слепо соглашаться с людьми, не имея собственных идей. Вместо этого ты должен обладать мужеством встать и возражать против того, что исходит не от Меня. Если ты четко знаешь, что что-то не так, но при этом молчишь, тогда ты не тот, кто практикует истину. Если ты знаешь, что что-то не так, и затем меняешь тему, но сатана перекрывает твой путь, — ты говоришь, не оказывая никакого воздействия, и ты не в состоянии стойко держаться до конца — тогда в своем сердце ты все еще несешь страх, и разве твое сердце все еще не исполнено помыслами от сатаны?» (Слово, том I. Божье явление и работа. Слова Христа в начале эпохи, глава 12). «Все говорили, что будут внимательны к бремени Бога и будут защищать свидетельство Церкви. Кто воистину был внимателен к бремени Бога? Спроси себя: выказывал ли ты внимание к бремени Божьему? Можешь ли ты быть праведным ради Бога? Можешь ли ты подняться и выступить в Мою поддержку? Способен ли ты неуклонно претворять истину в практику? Хватит ли тебе смелости бороться со всеми сатанинскими действиями? Смог бы ты отбросить в сторону свои эмоции и разоблачить сатану ради Моей правды? Можешь ли ты позволить Моей воле исполниться в тебе? Предлагаешь ли ты свое сердце, когда наступает решающий момент? Являешься ли ты человеком, который выполняет Мою волю? Почаще спрашивай себя и думай об этом» (Слово, том I. Божье явление и работа. Слова Христа в начале эпохи, глава 13). В каждом из укоряющих вопросов Бога заключались Его чаяния в отношении меня. Когда в церкви происходило нечто нарушающее принципы истины, Бог ожидал, что я встану на Его сторону, исполнюсь мужества разоблачить сатану и поддержать церковную работу, что у меня появится чувство праведности. Но судя по тому, что раскрылось и проявилось во мне, меня не беспокоила воля Божья, и я не жила по истине: когда я поняла, что брат Ли лжеруководитель и его нужно сменить, то, оберегая свои интересы и ради сохранения своей репутации в его глазах, я воздерживалась от того, чтобы сообщить об этой ситуации, и даже когда я обнаружила проблемы, то попыталась переложить решение этого вопроса на плечи руководителей более высокого уровня, не проявив ни малейшей заботы об интересах дома Божьего. Я увидела, насколько эгоистична и хитра была моя природа! Ведь когда наступал решающий момент, разве не оказывалась я всегда «приятной», не осмеливаясь встать на защиту церковной работы?

Позже я прочла Божьи слова: «Порочный характер человека обусловлен тем, что сатана отравляет и попирает людей, а также тем вопиющим вредом, который сатана нанёс мышлению, морали, способности к осмыслению и благоразумию человека. Именно потому, что эти наиболее существенные атрибуты человека были искажены сатаной, и они абсолютно не такие, какими их изначально создал Бог, именно поэтому человек противостоит Богу и не понимает истину» (Слово, том I. Божье явление и работа. Не иметь перемен в характере означает враждовать с Богом). «Ты веришь в Бога, и ты предстаешь перед лицом Божьим, но по-прежнему живешь так же, как и прежде, разве твоя вера в Бога что-то значит и чего-то стоит? Если цели и принципы жизни, а также образ жизни у тебя не изменились, ты больше неверующего лишь тем, что признаешь Бога, и если со стороны кажется, что ты следуешь за Богом, но твой характер жизни ничуть не изменился, то в конце ты не спасешься. Разве это не пустая вера и не пустая радость?» («Только воплощая истину в жизнь, можно освободиться от пут развращенного характера» в книге «Записи разговоров Христа»). Затем я прочитала в беседе такие слова: «Могут ли люди в церкви, живущие по философии сатаны и старающиеся никогда никого не обидеть, получать похвалу от Бога? Они никоим образом не могут восхваляться Богом. Те, кто пытается никогда никого не обидеть, не несут никакого свидетельства. Они не стоят на стороне Бога и категорически непослушны Богу. Пытающиеся никогда никого не обидеть не обладают реальностью истины, поэтому их невозможно спасти! Пытающиеся никогда никого не обидеть глубоко развращены сатаной и живут философией сатаны. Их считают хорошими людьми, Бог же считает их теми, кто не обладает принципами истины, кто стоит на стороне сатаны и повинуется сатане. Не тот ли это случай? В наши дни в церкви много таких людей. Если их взгляды не изменятся, то рано или поздно они придут к краху. Если вы не можете стоять на стороне Бога, тогда с вами покончено» («Проповеди и беседы о вхождении в жизнь»). Чтение этих слов просветило мое сердце. Только тогда я поняла, что причина, по которой я всегда заботилась о своих интересах и пыталась быть «любезной», когда возникала проблема, заключалась в том, что сатанинские законы выживания — «Лучше держать язык за зубами, чем указывать на неприятности; Tмолчи — и будешь целее, а не то сам окажешься в чем-то виноват», «Чем меньше забот, тем лучше», и «Молчать о промахах друзей — залог долгой и хорошей дружбы», — давно уже стали моей жизнью, так что с самой молодости я была осторожна и весьма предусмотрительна во взаимоотношениях с семьей, с соседями и друзьями, полагая, что у меня будет место в мире только при условии, что у меня будут хорошие отношения с людьми и я никого не обижу. Даже замечая, как другие делают что-то не то, я не осмеливалась говорить об этом; я оберегала только свои интересы и жила без чувства собственного достоинства. Когда я уверовала в Бога и начала выполнять свои обязанности, я все равно действовала в соответствии с этими сатанинскими законами выживания. Когда я увидела в церкви действовавшего во вред ее работе лжеруководителя, я первым делом озаботилась своими собственными интересами; я предпочла нанести оскорбление Богу, нежели обидеть других людей, я не осмеливалась следовать принципам истины и стоять на стороне Бога, — я вновь и вновь пренебрегала церковной работой. Я была презренной Богом рабой сатаны. На сей раз, выяснив, что брат Ли был лжеруководителем, я все так же пыталась жить по сатанинской философии межличностных отношений, чтобы сохранить свой образ в его сердце. Меня занимали свои собственные интересы. Я увидела, что, живя так, чтобы быть «приятным человеком», я становилась все более эгоистичной и постыдной, изворотливой и коварной, утратив всякое подобие человечности. И при этом я выяснила, что «приятные» люди также лживы и раболепны, что они лишь мешают всем аспектам работы Божьего дома и нарушают ее, что они искусные в своей вредоносности и причинении ущерба людям лакеи сатаны, что они бегущие псы, враги Бога. Бог презирает и гнушается людей, которые «приятны», и Он не спасает и не совершенствует их. Если бы я не раскаялась и продолжала идти по пути «любезности», то была бы, в конечном счете, отсеяна и наказана Богом! Осознав это, я поняла, что мое положение весьма опасно, что так не может больше продолжаться; что я должна искренне покаяться перед Богом, жить по истине и быть человеком с чувством праведности.

Позже я сообщила высшему руководству о ситуации с братом Ли. После проведенного расследования и проверки оно пришло к выводу, что брат Ли был лжеруководителем, и меня попросили освободить его от исполнения обязанностей. При мысли о том, что я заменю брата Ли — разоблачу его и подвергну критическому анализу за то, что он не выполнял реальной работы, — я ощутила некоторую робость в своем сердце; я не хотела встречаться с ним лицом к лицу, я боялась причинить ему боль. В тот момент я подумала о словах Бога: «Если ты склонен „угодничать“ и так же подходишь к делам, в этих вопросах ты всегда будешь падать и терпеть неудачу. Как же поступать в подобных ситуациях? Столкнувшись с чем-то в этом роде, ты должен помолиться Богу. Попроси Бога дать тебе силы, позволить тебе придерживаться принципа — сделать то, что тебе следует сделать, решить вопрос принципиальным образом, устоять и не отступить, не допустить, чтобы работе дома Божия был причинен ущерб. Если ты сможешь поступиться собственными интересами, не будешь печься о том, как к тебе будут относиться и чтобы всем „угодить“, а будешь делать то, что надлежит, с искренностью в сердце и в простоте сердечной, то превозможешь сатану и обретешь в этом вопросе истину» («Следовать за истиной можно, лишь познав самого себя» в книге «Записи разговоров Христа»). В одной из бесед сказано: «Некоторые из избранников Божьих обладают чувством праведности; ради защиты избранных и работы Божьего дома они имеют мужество разоблачать лжеруководителей и антихристов. Такие люди честные и прямые, они возлюблены Богом, именно они действительно любят истину. Лишь любящие истину и реально проявляющие ее раскаиваются искренне, и именно они будут спасены» («Проповеди и беседы о вхождении в жизнь»). Из слов Бога и этой беседы видно, что Бог любит тех, кто честен и имеет чувство праведности, что именно эти люди будут спасены и усовершенствованы. Сегодня в церкви появился лжеруководитель. Бог смотрел на то, как я подошла к этому вопросу, защищала ли я свои личные интересы или же учитывала интересы церкви, могла ли я претворять истину в жизнь и не делать уступок сатане. В прошлом я игнорировала Божью волю и обманула те надежды, которые возлагал на меня Бог. На этот раз в деле о замене брата Ли я приму испытующий взгляд Бога, исправлю свои помыслы, и, что бы ни думал брат Ли обо мне, и как бы он ко мне ни относился, я не должна более оберегать свои собственные интересы. Разоблачать и заменять лжеруководителей — мой неизменный долг и это моя обязанность. Я должна поддерживать работу церкви, помнить о вхождении братьев и сестер в жизнь, стоять на стороне Бога, немедленно сместить брата Ли и разоблачить его проявления. Если брат Ли стремится к истине, тогда его отстранение поможет ему задуматься о себе, и это было бы полезно для его вхождения в жизнь, что предотвратило бы его новые прегрешения пред Богом. И поэтому я молилась Богу: да направит Бог меня и придаст Он мне смелости общаться с братом Ли. После того, как я разоблачила и подвергла критическому анализу каждое из проявлений неспособности брата Ли выполнять реальную работу, он не только не возненавидел меня, но и покаялся, сказав: «То, что меня сегодня заменили — это праведность Божья. Это Божья любовь и защита по отношению ко мне. Не укажи ты мне на это, я бы и не узнал, насколько большой вред я причинял церкви. Слава Богу! Я буду размышлять над этим. Скажи, в чем еще моя испорченность — это поможет мне правильно поразмышлять над собой…» Меня тронули эти слова брата Ли; я полагала, что разоблачение проступков ранит его, но оказалось, что это были мои фантазии. Не раскрой я ему на них глаза, я действительно причинила бы ему вред. В тот момент я ощутила твердость, душевный покой и особую близость к Богу. К тому же я воистину уяснила, что реально помогать братьям и сестрам можно только тогда, если претворяешь истину в жизнь и стоишь на стороне праведности. Впоследствии, когда я видела, что братья и сестры нарушают принципы истины, во мне все же в какой-то мере проявлялась «любезность» и опасение кого-то обидеть, но я тут же представала пред Богом, чтобы помолиться, отречься от себя и относиться ко всему согласно принципам истины. Слава Богу. То, что я обрела толику практики и вхождения — это результат воздействия Божьих слов!

Испытав суд и обличение Божьими словами и будучи изобличена фактами, я поняла, что «приятные» люди коварны, недоброжелательны, лишены совести или человечности, и у них нет никаких шансов на спасение Богом. Я была благодарна Божьим словам за руководство и водительство; они позволили мне избавиться от ограничений моего настроя на «любезность» и отчасти воплотить в жизнь подобие честного человека. Пройдя через это, я воистину оценила то, как истина и праведность владычествуют в доме Божьем. В доме Божьем только практикующие истину, только действующие в соответствии с принципами истины и честные, обладающие чувством праведности, могут твердо стоять и обрести одобрение от Бога. В будущем я сделаю все возможное, чтобы стремиться к истине, чтобы обладать чувством праведности, должным образом исполнять свой долг, угождать Богу и утешать Его сердце!

Предыдущая статья: Вступление на путь веры в Бога

Если вы готовы возложить свои заботы на Бога и получить Божью помощь, нажмите на кнопку, чтобы присоединиться к нашей учебной группе.

Похожие темы

Освобождение от связывающих уз

Автор: Цуй Бай (Италия) В слове Божьем сказано: «Ради своей судьбы вы должны искать одобрения Бога. Иными словами, поскольку вы признаете,...

Прочь из сумасшедшего дома

В январе 2012 года. Сосед поделился со мной Евангелием последних дней от Всемогущего Бога, Управляя своим бизнесом, я довела себя до...

Добавить комментарий