Божьи слова — единственное мерило для оценки людей

24 июня 2023 г.

Мы с Шейлой давно знакомы, и я хорошо ее знала. При каждой нашей встрече она рассказывала мне о своем состоянии. Она говорила, что всегда с подозрением смотрит на окружающих и очень беспокоится о том, что они о ней думают. Она также сказала, что бывает очень мелочной и всегда анализирует, что люди имеют в виду. Она могла расстроиться из-за мимолетного выражения лица человека, его тона или даже из-за случайного замечания. Ей это не нравилось, но она ничего не могла с собой поделать. Она часто говорила, что глубоко развращена, вероломна и лишена человечности, что ее бесит то, как сильно она дорожит репутацией и статусом, и плакала, рассказывая об этом. Видя, с каким раскаянием и отвращением она смотрит на себя, я думала, что она в самом деле хочет измениться. Возможно, у нее очень развращенный характер. Это ее «ахиллесова пята»; меняться трудно, и на это требуется время. Поэтому я думала, что надо отнестись к ней с сочувствием. Как бы я ни была загружена работой, но если она хотела поговорить, я откладывала дела и слушала, как она изливает свою душу, и часто ободряла, утешала и беседовала с ней. Но я никак не могла понять, почему всегда такая разумная и хорошо знающая себя Шейла считала, когда другие указывали на ее проблемы, что они относятся к ней с презрением, и впадала в негатив. Так происходило раз за разом и никогда не менялось. Более того, она со многими обсуждала эту проблему, не раз раскрывала душу, и многие люди беседовали с ней. Но прошло несколько лет, а она так и не проявила ни малейших признаков улучшения.

Помню как-то раз куратор разбирал проблему, возникшую у нас с поливанием новичков, и сказал, что мы не были достаточно заботливы и терпеливы с новичками, не беседовали и не поддерживали их сразу же после пропущенных собраний, что было безответственно. Куратор говорил это всем, кто поливает новичков, и не выделял никого персонально. Но Шейла сказала, что куратор разоблачил ее и унизил, поэтому она не хочет говорить на собрании. В другой раз один брат беседовал о своем состоянии и сказал, что иногда, общаясь с людьми более низкого уровня, он поступал с ними несправедливо. Далее он поделился своим опытом и рассказал, как совершенствовался и вошел в жизнь. Но когда Шейла услышала это, она решила, что он говорит о ней, и что брат принижает ее уровень и смотрит на нее свысока. После этого она долго сохраняла негативный настрой, была предубеждена против этого брата, избегала его и игнорировала. В другой раз, при обсуждении работы, куратор указал на мелкий недочет в том, как Шейла поливает новичков, а она вдруг расплакалась и убежала, и вернулась только через некоторое время. Она молча села в стороне, по ее лицу текли слезы, как будто ее сильно обидели. Когда я увидела на ее лице это выражение, я не могла успокоиться, и собрание было испорчено. В результате, куратору не осталось ничего другого, как утешать и ободрять ее, пока она наконец не успокоилась. Позже лидер побеседовал с ней, отметив, что она слишком дорожит репутацией и статусом, и исполняет свой долг лишь когда находится в центре всеобщего внимания и заботы. Она восприняла его слова в штыки: С одной стороны, она сказала, что куратор критиковал ее предвзято и несправедливо; а с другой — что у нее непростая натура, что она хочет измениться, но никак не выходит. Она также сказала: «Мне нет спасения. Почему у меня такой характер? Почему все остальные лучше меня и наделены менее сложными мыслями? Почему Бог не одарил меня хорошей натурой?» Услышав эти ее слова, я подумала: «Как возмутительно и неразумно с ее стороны. Как она может винить Бога?» Но потом я решила, что в последнее время она была в плохом состоянии и говорила так лишь потому, что под угрозой оказались ее репутация и статус. Возможно, когда ее состояние улучшится, она перестанет быть такой.

Но позже я поняла, что, с кем бы она ни общалась, она всегда смотрела только на выражение лица — если ей казалось, что кто-то холоден с ней, или ей не нравился его тон, она делала вывод, что человек настроен против нее. Сама общаясь с ней, я всегда старалась быть крайне осторожной, чтобы она ненароком не обиделась, не впала в негативизм и не бросила дела. Общение с Шейлой было утомительным, и мне часто хотелось обойти ее стороной. Но потом я вспоминала, что я тоже развращена и не должна всегда критически смотреть на других. Я должна проявлять заботу и внимание к трудностям других людей, быть терпимой и сострадательной. Поэтому я заставляла себя общаться с ней и изо всех сил старалась не обижать ее.

Позже, поскольку Шейла совсем не принимала истину, вела себя неразумно и подрывала работу церкви, лидер отстранил ее и попросил уединиться и поразмышлять. Я очень удивилась, когда услышала эту новость, ведь, хотя Шейла была слишком озабочена репутацией и статусом и часто подозрительна к другим, она все же была готова к открытости и общению, и, казалось бы, ищет истину. Зачем же ей велели уединиться? Только позже на собрании, когда лидеры зачитали оценку Шейлы и с помощью Божьих слов разобрали ее поведение, я получила некоторое представление о ней. Всемогущий Бог говорит: «Неразумные, неустанно назойливые люди поступают, думая только о своих интересах. Они творят, что им вздумается, а их речь полна нелепых ересей. Они невосприимчивы к разуму и исполнены порочных черт характера. Никто не осмеливается связываться с ними, и никто не желает беседовать с ними об истине, боясь навлечь на себя беду. Люди боятся говорить с ними открыто, опасаясь, что если скажут хоть слово, которое окажется им не по вкусу или не будет соответствовать их желаниям, то те ухватятся за это и станут выдвигать против них самые ужасные обвинения. Разве такие люди не злы? Разве они не являются живыми бесами? Все, кто обладает порочным характером и нездоровым разумом, являются живыми бесами. И когда кто-то взаимодействует с живым бесом, то он может навлечь на себя беду всего лишь минутной неосторожностью. Не грозит ли церкви беда, если в ней будут такие живые бесы? (Грозит.) Закатив истерику и выплеснув свой гнев, эти живые бесы могут некоторое время разговаривать по-человечески и извиняться, но после этого они не изменятся. Кто знает, когда их настроение снова испортится и когда они закатят очередную истерику, выкрикивая свои нелепые ереси. Объект их ярости и гнева каждый раз разный, как и источник и подоплека их выпадов. Их может вывести из себя что угодно. Что угодно может заставить их почувствовать недовольство, и что угодно может заставить их отреагировать грубым и неразумным образом. Как это страшно и как неприятно! Эти злые люди ведут себя словно душевнобольные. Они могут в любой момент потерять рассудок, и никто не знает, на что они способны. Я испытываю величайшую ненависть к таким людям. От каждого из них следует избавиться — все они должны быть изгнаны. Я не желаю с ними взаимодействовать. Их мысли беспорядочны, а нрав груб, они исполнены нелепых ересей и чепухи, а когда с ними что-либо случается, они не сдерживаются в выражениях... Они не признают, что у них есть проблемы; вместо этого они перекладывают ответственность на других. Они даже обвиняют в своем поведении других людей, утверждая, что с ними плохо обошлись, как будто все их истерики и бессмысленные скандалы были вызваны кем-то другим, и у них не было выбора, кроме как вести себя таким образом. Они прикидываются, будто действовали в целях самозащиты, будто во всем виноваты другие люди. Как только они испытывают недовольство, то начинают выплескивать свой гнев, нести чушь и изрекать свои нелепые ереси. Они ведут себя так, будто во всем виноват кто-то другой, будто только они одни хорошие, а все остальные плохие. И сколько бы истерик они ни закатывали, какие бы абсурдные ереси ни изрекали, им все равно хочется, чтобы другие отзывались о них хорошо. Когда они делают что-то плохое, они не позволяют никому разоблачить или обвинить их. Если же ты скажешь о них что-то плохое, они станут бесконечно донимать тебя этим и никогда не забудут об этом. Кто эти люди? Это неразумные, неустанно назойливые люди, и все они — злы» (Слово, том V. Обязанности руководителей и работников). Стоит сказать что-либо, угрожающее их интересам, как такие люди начинают говорить неразумно и устраивать сцены. Их характер настолько злобен, что другие боятся их обидеть и противостоять им. Они очень мешают братьям и сестрам и церковной жизни. Шейла всегда была такой. Когда другие указывали на ее проблемы, она не задумывалась о том, правду ли они говорят, и не анализировала, а только обращала внимание на их тон и отношение. Если они ей не нравились, она срывалась и либо обижалась на них и начинала плохо о них думать, сочтя, что они ее травят и смотрят на нее свысока, либо выплескивала свое недовольство в слезах. Это мешало другим людям, которым приходилось либо избегать ее, либо приспосабливаться к ней. Наш куратор рассказал о проблемах в нашей работе по поливу, чтобы помочь нам исправиться и лучше выполнять свои обязанности, но Шейла подумала, что куратор выделил ее и напомнил о ее прошлых ошибках, поэтому у нее сложилось плохое мнение о кураторе, и она все время плакала, как будто ее обидели, что помешало вести собрание и расстроило всех. Когда один брат беседовал о своем состоянии, сказав, что он не может относиться к людям справедливо, она решила, что он принижает и презирает ее, поэтому начала его игнорировать и даже раскричалась, чтобы выплеснуть свое недовольство. Поэтому люди не решались возражать ей или обижать ее, и могли говорить с ней только очень деликатно, угождая ей и идя ей навстречу. Только тогда она выполняла свой долг. Шейла вела себя так годами. Она была плохого мнения о тех, кто наносил ущерб ее репутации и статусу или угрожал ее интересам. Она даже говорила, что ее негативный настрой — результат отношения к ней других людей, что было абсолютно безосновательным искажением истины. Не была ли она попросту из тех неразумных людей, которых обличил Бог? Только осознав это, я поняла, что подозрительность и излишняя забота о репутации были не единственными проблемами Шейлы; она совсем не принимала истину и была обидчивым и неразумным человеком. Я думала о том, что, увидев, как Шейла часто обсуждает свое состояние, рассказывает о своей развращенности, анализирует себя на собраниях и даже заливается слезами и раскаивается, обсуждая свою развращенность, я подумала, что она по-настоящему знает себя и ищет истину. В чем я ошибалась?

Позже, после беседы о Божьих словах с моими братьями и сестрами, я, наконец, получила представление о ее так называемом «самопознании». «Когда некоторые люди делятся своим представлением о себе, первое, что они говорят: „Я дьявол, живой сатана, человек, противящийся Богу. Я не повинуюсь Ему и предаю Его; я аспид, злой человек, который должен быть проклят“. Разве это истинное представление о себе? Они говорят только. Почему они не приводит примеров? Почему не могут вынести на свет свои постыдные дела так, чтобы их можно было проанализировать? Некоторые непрозорливые люди слышат их и думают: „Вот оно, истинное знание себя! Знать, что ты дьявол, сатана, и даже проклинать себя — каких высот они достигли!“ Многих людей, особенно новообращенных, такие речи могут ввести в заблуждение. Они думают, что говорящий чист и разбирается в духовных вопросах, что он любит истину и подходит на роль лидера. Однако, пообщавшись с ним какое-то время, они обнаруживают, что это не так, что этот человек не тот, кого они себе представляли, а исключительно фальшивый и лживый, искусно маскирующийся и выдающий себя за кого-то еще, что приводит к огромному разочарованию. На основании чего можно считать, что люди на самом деле знают себя? Нельзя принимать в расчет лишь их слова, главное — определить, способны ли они практиковать и принимать истину. Те, кто на самом деле понимают истину, не только обладают истинным знанием о себе, но, что самое важное, способны практиковать истину. Они не только говорят о своем истинном понимании, но и способны делать то, что говорят. То есть их слова и действия полностью совпадают. Если их речи звучат складно и приятно, но они не делают того, что говорят, не живут этим, то в этом они стали фарисеями; они лицемеры и абсолютно не являются людьми, по-настоящему знающими себя. Многие люди, беседуя об истине, говорят очень складно, но не осознают, когда в них проявляется развращенный характер. Разве такие люди обладают самопознанием? Если люди не знают себя, то разве они понимают истину? Все, кто не знают себя, не понимают и истины, а все, кто говорят пустые слова о самопознании, имеют ложную духовность, они лжецы. Некоторые люди выражаются очень складно, когда говорят словами доктрин, но дух их находится в состоянии тупости и онемения, они невосприимчивы и ни на что не реагируют. Можно сказать, что они оцепенели, но, если иногда послушать, как они говорят, их дух кажется довольно проницательным. Например, сразу после инцидента они способны сразу узнать что-то в себе: „Мне только что пришла идея. Я подумал о ней и понял, что это было лукавство, что я обманывал Господа“. Некоторые непроницательные люди завидуют, когда слышат такое, говоря: „Этот человек немедленно осознает свои проявления развращенности, он также способен открыться и поделиться этим. Он реагирует так быстро, у него проницательный дух, он намного лучше нас. Он действительно стремится к истине“. Является ли это точным способом оценки людей? (Нет.) Так на чем же должна основываться оценка того, знают ли люди себя? Это должны быть не только слова, звучащие из их уст. Вы также должны смотреть на то, что на самом деле проявляется в них. Здесь самый простой метод — это посмотреть, способны ли они практиковать истину; вот что является наиболее важным. Их способность практиковать истину доказывает, что они действительно знают себя, поскольку те, кто по-настоящему себя знают, проявляют покаяние, и только когда люди проявляют покаяние, они действительно знают себя» (Слово, том III. Беседы Христа последних дней. Только самопознание может помочь в поисках истины). Читая Божьи слова, я поняла, что те, кто действительно знает себя, способны принять истину, почувствовать стыд после выявления развращенности, а также искренне раскаяться и преобразиться после этого. Другие, напротив, говорят правильные слова, называют себя демонами или сатаной, как будто они глубоко изучили себя, но столкнувшись с подрезкой, они совсем не принимают ее и не анализируют, а даже упорно защищаются и приводят нелепые отговорки. Каким бы самопознанием ни обладали на первый взгляд такие люди, это все уловка. Я вспомнила, как Шейла всегда болтала с людьми о своем состоянии, говоря, что она слишком озабочена репутацией и отношением к ней людей. Она также признавалась в вероломстве и подозрительности по отношению к другим. На первый взгляд казалось, что она прямолинейна и откровенна, способна распознать свою развращенность и проанализировать себя, и даже иногда плакала, рассказывая. Казалось, она действительно раскаивается и презирает себя. Поэтому я решила, что она ищет истину. Но она говорила о своем поведении годами и, кажется, совсем не менялась. Только через откровение Божьих слов я увидела, что так называемое самопознание Шейлы было лишь притворством; на деле она не приняла истину и не анализировала свою развращенность. Она часто использовала в отношении себя глубокомысленные, но пустые утверждения, говоря, что у нее низкая человечность, она вероломная, злобная, она антихрист и должна отправиться в ад. Казалось, что она глубоко познала себя, но когда другие указывали на ее недостатки, подрезали ее и разбирались с ней, она ни с чем не соглашалась, и даже противилась, обижалась, досадовала и вела себя неразумно. Она заливалась слезами и спорила о добре и зле, раздражая других до того, что они не могли собраться и нормально выполнять свои обязанности. Она сильно подрывала церковную жизнь и работу церкви. Раньше я не понимала истину и не умела различать, поэтому меня обманула ее открытость. Я даже думала, что она — искатель истины. Какая же я была неразборчивая и глупая. Только позже я осознала, что Шейла обсуждала свое состояние с другими не потому, что искала истину, хотела решить свои проблемы и улучшить свое состояние, а просто потому, что ей хотелось кому-то высказать свои обиды, чтобы ее утешили и помогли облегчить ее страдания. Скольким бы людям она ни открылась, она всегда была помехой. Если бы ее не отстранили и не проанализировали ее состояние, я бы не сумела ее распознать. Я бы относилась к ней как к сестре, терпеливо и с пониманием, и, возможно, даже была бы невольно обманута ею. Именно тогда я поняла, как важно судить о людях по Божьим словам!

Позже я прочла отрывок из Божьих слов, который дал мне представление о мотивах Шейлы и тактике, которую она использовала для обмана. Всемогущий Бог говорит: «Как определить, любит ли человек истину? С одной стороны, нужно посмотреть, может ли этот человек познать себя на основе Божьего слова, может ли он анализировать себя и испытывать истинное раскаяние; с другой стороны, нужно посмотреть, может ли он принять и практиковать истину. Если он может принять истину и практиковать ее, значит, такой человек любит истину и может повиноваться Божьей работе. Если он только признает истину, но никогда не принимает и не практикует ее, как некоторые люди говорят: „Истину я полностью понимаю, но практиковать ее не могу“, — это доказывает, что он не тот, кто любит истину. Некоторые люди признают, что Божье слово есть истина и что у них испорченный характер, также они говорят, что желают покаяться и переделать себя заново, но после этого никаких изменений не происходит. Их слова и дела остаются теми, что и были. Когда они говорят о познании себя, они как будто рассказывают анекдот или выкрикивают лозунг. Они совсем не анализируют и не познают себя в глубине души, а самое главное, у них нет отношения раскаяния. Еще меньше они открыто рассказывают о своей развращенности в простой форме, чтобы искренне анализировать себя. Скорее, они притворяются, что знают себя, формально изображая процесс самопознания. Это не те люди, которые на самом знают себя и принимают истину. Когда такие люди говорят о самопознании, они только делают вид; заняты же они притворством, мошенничеством и ложной духовностью. Некоторые люди лживы, и когда они видят, что другие делятся знанием о самих себе, то думают: „Все остальные открыто говорят о своей лжи и анализируют ее. Если я ничего не скажу, все будут думать, что я не знаю себя. Значит, мне нужно притвориться!“ После чего они описывают свой обман как очень серьезный, с драматическими иллюстрациями, и их самопознание кажется особенно глубоким. Каждому, кто их слышит, кажется, что они на самом деле себя знают, и поэтому он смотрит на них с завистью, которая, в свою очередь, заставляет этих людей ощущать себя так, будто они знамениты, будто они только что украсили себя нимбом. Этот способ самопознания с помощью притворства в сочетании с маскировкой и мошенничеством, совершенно вводит других в заблуждение. Разве их совесть может быть спокойной, когда они это делают? Разве это не просто вопиющий обман? Если люди только говорят пустые слова о познании себя, то, каким бы возвышенным или хорошим это знание ни казалось, в них все равно будет обнаруживаться развращенный характер, как и прежде, без каких-либо изменений. Это не подлинное самопознание. Если люди могут сознательно притворяться и обманывать таким образом, это доказывает, что они совсем не принимают истину и просто подобны язычникам. Рассказывая о своем самопознании в такой манере, они лишь следуют моде и говорят то, что всех устраивает. Разве их знание и анализ самих себя не обманчивы? Разве это подлинное самопознание? Ни в коем случае. Дело в том, что они не откровенны и не анализируют себя от души, а лишь немного говорят о познании себя в фальшивой и обманчивой манере, ради того, чтобы сделать вид. Еще более серьезно то, что они намеренно преувеличивают свои проблемы, чтобы во время обсуждения самопознания те казались более серьезными, с целью заставить других восхищаться и завидовать, а это значит, что к их открытости примешиваются личные намерения и цели. Делая это, они не чувствуют себя виноватыми, их не мучает совесть, когда они маскируются и занимаются мошенничеством, они ничего не чувствуют, взбунтовавшись против Бога и обманув Его, и они не молятся Богу, чтобы признать свою ошибку. Разве такие люди не упрямы? Если они не чувствуют себя виноватыми, могут ли они когда-нибудь испытывать угрызения совести? Может ли человек без искренних угрызений совести отречься от плоти и практиковать истину? Может ли кто-то без искренних угрызений совести искренне покаяться? Нет, конечно. Если у них даже нет угрызений совести, не абсурдно ли говорить о самопознании? Разве это не притворство и мошенничество?» (Слово, том III. Беседы Христа последних дней. Только самопознание может помочь в поисках истины). Ей нравилось говорить о своем состоянии с другими, и она пользовалась Божьими словами, чтобы анализировать себя на собраниях. Она описывала себя в самых ужасных выражениях. Казалось, что она обладает глубоким самопознанием и испытывает раскаяние и ненависть к себе, но все это было лишь представлением, которое она разыгрывала, чтобы обмануть окружающих и убедить их, что она принимает истину и знает себя. С помощью этого якобы самопознания она обманывала и дурачила других, заставляя их думать, что она смело обнажает себя, чтобы они не только не распознали ее, но и прониклись к ней большим уважением. Кроме того, каждый раз, вскрывая свою развращеннность, Шейла описывала себя ссылалась на Божье откровение об антихристах, и говорила, что она жаждет репутации и статуса, идет путем антихриста, что жажда статуса поглотила ее жизнь, и если она не покается, эта жажда убьет ее. Но как только ситуация ставила под угрозу ее репутацию и статус, она возвращалась к старому, и поэтому, несмотря на многолетние беседы о своем состоянии, она не дошла до преобразования. Лидеры указывали на ее проблемы и много раз беседовали с ней, но она не слушала и ничего не меняла. Она даже стала противиться, беспрестанно спорить и приводить благовидные отговорки. Увидев, что другие сумели забыть о своем эго и искать истину, она не стала перенимать их сильные стороны, считая, что они просто родились с хорошей характером, а она не может практиковать истину и всегда подозрительна к людям, потому что Бог не наделил ее хорошим характером. Она не презирала свой сатанинский характер и вместо этого обвиняла Бога, укоряла Его и говорила, что Он не праведен. Это показывает, что сущность Шейлы была сущностью демона, невероятно абсурдной и неразумной. Если бы не откровение Божьих слов, я бы так и считала ее искателем истины.

Позже, на одном собрании, я увидела такой отрывок из Божьих слов. «Только те, кто любит истину, принадлежат к Божьему дому; только они — настоящие братья и сестры. Ты думаешь, что все те, кто ходит на собрания — братья и сестры? Необязательно. Какие люди не являются братьями и сестрами? (Те, кого тошнит от истины, кто не принимает истину.) Те, кто не принимает истину и кого тошнит от нее, являются злыми людьми. Все они являются людьми без совести и разума. Никого из них Бог не спасает. Эти люди лишены человечности, они небрежны в работе и необузданны в поведении. Они живут в соответствии с сатанинской философией, идут на хитрые уловки, используют, обхаживают и обманывают других. Они не принимают ни малейшей доли истины, они просочились в Божий дом только для того, чтобы получить благословения. Почему мы называем их неверующими? Потому что их тошнит от истины, и они не принимают ее. Как только начинается беседа об истине, они теряют интерес, их тошнит от истины, они терпеть не могут этого слышать, им кажется, что это скучно, и они не могут усидеть на месте. Определенно, они язычники и неверующие. И что бы ты не делал, ты не должен относиться к ним как к братьям и сестрам... Если истина им неинтересна, как они могут ее практиковать? Чем же тогда они живут? Без сомнения, они живут сатанинской философией, они всегда хитры и коварны, у них нет жизни нормальной человечности. Они никогда не молятся Богу и не ищут истину, а разбираются со всем при помощи человеческих хитростей, уловок и жизненной философии, что делает их существование изнурительным и мучительным... Люди, которые не любят истину, на самом деле не верят в Бога. Людей, которые вообще не в состоянии принять истину, нельзя назвать братьями и сестрами. Только те, кто любит истину и способен ее принять, являются братьями и сестрами. Ну а кем же являются те, кто не любит истину? Все они язычники. Те, кто совсем не принимает истину, пресытился истиной и отрекся от нее. Точнее, все они язычники, которые просочились в церковь. Если они могут творить всевозможные злодеяния, мешать и препятствовать работе церкви, значит они приспешники сатаны. Они должны быть удалены и отсеяны. К ним нельзя относиться как к братьям и сестрам. Все, кто проявляет к ним любовь, чрезвычайно глупы и невежественны» (Слово, том III. Беседы Христа последних дней. Часть третья). Из слов Бога я поняла, что настоящие братья и сестры — это те, кто любит истину и способен принять ее. Они полностью посвящают себя Богу и имеют свидетельства того, что практикуют истину. Возможно, они не обладают глубоким самопознанием, но они любят истину и применяют на практике Божьи слова в меру своего понимания. Они порой совершают проступки, проявляют развращенность и впадают в негативизм, но, поскольку они ищут истину, то, когда их подрезают, разбираются с ними или когда их постигает неудача, они смогут получить ее от Бога, искать истину и анализировать себя. Когда они признают свои проблемы, они могут постепенно исправлять их и совершенствоваться. Только такие люди — подлинные братья и сестры. Что же касается тех, кто не принимает и даже презирает истину, то они не могут называться братьями и сестрами. Если у них низкая человечность и они вершат всякое зло, подрывая работу церкви, то они — злодеи и антихристы и еще менее заслуживают того, чтобы называться братьями и сестрами. Даже если они остаются в церкви, они всего лишь лжеверующие, проникшие в дом Божий. Как бы долго они ни веровали, в конечном итоге они будут разоблачены и изгнаны Богом. Внешне Шейла, казалось, не совершала большого зла, но все, что она делала, тревожило мысли людей и мешало им выполнять свои обязанности, и она занималась этим постоянно. Как бы другие ни беседовали с ней и ни поддерживали ее, она никогда не шла ни на какие изменения, а даже спорила, возражала и вела себя неразумно. Это показывает, что Шейла совсем не принимала истину и брезговала ею по своей натуре. Она из дьявольского рода, а не наша сестра. Раньше я не понимала этот аспект истины и не умела различать. Я считала, что если человек верит в Бога и признает Его имя, то к нему надо относиться как к брату или сестре. Я слепо сочувствовала им и относилась к ним терпимо, легкомысленно проявляла доброту и помогала им без всякого различия. В итоге многие мои усилия пропали даром. Как же я была глупа и неразборчива.

Теперь, когда Шейла живет в уединении, я убедилась, насколько праведен Бог. Те, кто не ищет истину и поступает неразумно, не могут утвердиться в церкви и в конце концов будут изобличены Богом. Я также поняла, что у Бога благие намерения: Бог создает такие ситуации, чтобы я могла извлечь уроки. И я должна начать извлекать их. В дальнейшем я буду уделять больше времени и энергии истине, смотреть на все и поступать исходя из Божьих слов.

Если вы готовы возложить свои заботы на Бога и получить Божью помощь, нажмите на кнопку, чтобы присоединиться к нашей учебной группе.

Похожие темы

Больше никакого позерства

Автор: Мо Вэнь (Испания) Помню как в 2018 году я исполнял евангельский долг в церкви, а позже меня назначили ответственным за эту работу. Я...

Добавить комментарий