Плоды от обтесок и обличений

27 июня 2020 г.

Автор: Юсинь (Южная Корея)

Всемогущий Бог говорит: «Сами люди изменить свой характер не могут; они должны подвергнуться суду и обличению, страданию и переплавке Божьими словами или быть ими исправлены, дисциплинированы и подрезаны. Лишь тогда они смогут достигнуть послушания и верности Богу и больше не быть по отношению к Нему небрежными. Характер людей меняется именно под воздействием переплавки Божьими словами. Лишь благодаря разоблачению, суду, дисциплинированию и исправлению Его словами они больше не смеют поступать опрометчиво, а становятся стойки и собраны. Самое важное — в том, что они способны покоряться нынешним Божьим словам и Его работе, даже если она не соответствует человеческим представлениям, способны отбросить эти представления и добровольно покориться» («Люди, чей характер изменился, — это те, кто вошел в реальность Божьих слов» в книге «Слово является во плоти»). Раньше, когда я читала эти Божьи слова: «Сами люди изменить свой характер не могут; они должны подвергнуться суду и обличению, страданию и переплавке Божьими словами или быть ими исправлены, дисциплинированы и подрезаны. Лишь тогда они смогут достигнуть послушания и верности Богу и больше не быть по отношению к Нему небрежными», я не совсем могла понять, почему люди не могут изменить собственный характер. Я каждый день без устали читала Божьи слова, всегда приходила на собрания вовремя и выполняла все обязанности, которые возлагала на меня церковь. Я считала, что раз я не грешу и выполняю свой долг, являюсь верующей долгие годы, и много читаю Божьи слова, то мой развращенный характер непременно изменится. Почему все еще нужно, чтобы Бог судил, обличил, подрезал и исправил меня? Я никогда не понимала эти прочтенные мною Божьи слова по-настоящему до тех пор, пока не была несколько раз строго подрезана и исправлена, что заставило меня задуматься о себе. Только тогда я увидела, насколько глубоко я была развращена сатаной, насколько глубоко во мне укоренилась моя высокомерная и тщеславная природа, и что если бы Бог не судил и не обличил меня, не подрезал и не исправил, я бы никогда не познала себя, и тем более не была бы очищена и преображена.

В начале 2016 года я выполняла обязанности церковного руководителя. Только начав, я чувствовала, что мне действительно много чего не хватало, поэтому я постоянно молилась Богу и опиралась на Него в своих обязанностях. Сталкиваясь с проблемой, которую не понимала, я была в поисках и общалась с соработниками, и могла принять предложения других людей. Я была довольно скромна. После более полугода практики я поняла некоторые принципы и сумела помочь братьям и сестрам преодолеть некоторые трудности через общение об истине. Понемногу я начала становиться самодовольной, думая: «Несмотря на то, что раньше я никогда не была церковным руководителем, у меня хороший уровень, и я сразу понимаю Божьи слова. Я уверена, что стану еще лучше, когда наберусь побольше опыта». Позже меня назначили ответственной за одну важную обязанность, и я стала еще более самодовольной. Я была самой молодой среди соработников и была верующей меньше времени, но чувствовала, что раз могу взять на себя что-то настолько важное, должно быть, я действительно талантлива! Какое-то время я даже ходила, задрав голову, будто у меня самая важная обязанность среди всех, и никто не может со мной поравняться. Время шло, и я становилась все более и более высокомерной. В дискуссиях о церковной работе, когда соработники вносили предложения, я придерживалась своих идей, думая: «Действительно ли дела обстоят так, как вы описываете? Я уже справлялась с такими вещами, так разве это не значит, что я лучше понимаю принципы? Я знаю, как лучше решить этот вопрос». Иногда, когда сестра, с которой я работала, воспринимала что-то слишком серьезно, я теряла терпение, думая, что такой простой вопрос решается легко, и нет нужды снова и снова искать истину и проводить беседы. Иногда на встречах соработников, я замечала, что ее предложения не были приняты другими братьями и сестрами, и начала смотреть на нее свысока. Я думала: «Даже если ты и была лидером дольше, чем я, ты не можешь ничего мне предъявить». Однажды она сказала мне, что я затянула работу над своими обязанностями и что я продвигаюсь медленно. Я не смогла принять это и парировала: «Я не могу принять от тебя такое общение. Разве ты не вовлечена в эту же работу? Разве ты не несешь за нее такую же ответственность? Как тебе может так не хватать самосознания и как ты можешь сваливать все на меня?» Сказав это, я просто встала и вышла. Позже лидер узнал о моем поведении и стал меня исправлять, сказав, что я слишком высокомерна. Я признала это на словах, сказав: «Я слишком высокомерна и не принимаю истину». Но я не задумалась и не попыталась понять свою природу и сущность, и продолжила важничать в своих обязанностях и делать все по-своему. Несколько моих соработников в то время были заменены, потому что им не хватало должного уровня, и они не могли выполнять практическую работу. Но я никогда не беспокоилась о том, что меня могут заменить. Я думала: «Сейчас в церкви я — настоящий талант, и я ответственна за довольно большое количество задач. Если меня не будет, смогут ли они найти другого подходящего человека в короткие сроки?» Как только я стала бездумно высокомерной, я была довольно сурово подрезана и исправлена.

Однажды я прочла несколько статей об опыте и свидетельствах братьев и сестер, которые мне показались немного поверхностными. Я забраковала их, даже ни с кем это не обсудив. Узнав об этом, лидер по-настоящему разозлился. Он спросил меня: «Почему ты забраковала такие хорошие статьи? Ты вообще обсуждала это с соработниками?» Я ответила: «Нет, просто на тот момент мне показалось, что они были поверхностными». Не успела я закончить, как лидер сурово исправил меня, сказав: «Хоть их статьи и могут быть немного поверхностными, их опыт подлинен, и они демонстрируют практическое понимание. Эти статьи поучительны для людей. В них есть то, что делает хороший личный опыт свидетельством. Ты не ищешь истину в своем долге, ты своенравна и высокомерна. Ты не понимаешь истину и не обсуждаешь вопросы с другими. Отбрасывать вполне хорошие статьи, подавлять свидетельства о переживании Божьей работы — разве это не глупо? Разве сатана не поступил бы так же? Ты занимаешься подрывом!» Меня и раньше подрезали и исправляли, но так резко — никогда. Слова «глупо», «сатана», «подрыв», «своенравна и высокомерна» снова и снова звучали в моей голове, и я не могла сдержать слезы. Мне даже было тяжело дышать. И все же мне казалось, что меня обидели. Хотя я и не обсудила это со своими соработниками в то время, разве я не сказала им об этом позже? Бог действительно смотрит в самые сокровенные уголки наших сердец. Пока я думала об оправданиях, лидер строго продолжил: «В своих действиях ты сама для себя закон. Могла бы спросить, когда что-то не понимаешь, или обсудить это с другими, но ты даже этого не делаешь. Ты так высокомерна и совершенно лишена богобоязненного сердца!» На этом я неохотно сдалась. Если бы мое сердце было хоть чуточку богобоязненно, я бы хоть немного поискала истину, прежде чем действовать, но вместо этого я просто делала что хотела, не спрашивая мнения других. Я действительно была высокомерна и самодовольна.

Лидер навел справки и обнаружил, что я была слишком высокомерна, не понимала истину и не подходила для такой важной обязанности, и поэтому меня заменили. Я по-настоящему впала в негативность. Я чувствовала, что в этой ситуации лидер увидел меня насквозь и счел, что я не стремлюсь к истине, что я невероятно высокомерна, и что меня даже не стоит совершенствовать. Я думала, что перспектив в Божьем доме у меня больше нет. Я становилась все более и более негативной, и меня переполняли ложные представления. Мне казалось, будто я стала сатаной. Как вообще я могу быть спасена? Я полагала, что братья и сестры определенно считали, что я не тот человек, так что толку продолжать стремиться? В то время, хоть я неохотно и выполняла некоторые обязанности, я не хотела стремиться к истине. Ответственная за это много раз общалась со мной по воле Божьей, но я так и не изменила свое отношение. Затем она подвергла меня подрезке и исправлению, сказав, что я была намеренно неуживчивой в своих обязанностях, всегда негативно настроенной, что я противодействовала Богу, и что если я не изменюсь, Бог рано или поздно отсеет меня. Услышав это, я испугалась, и осознала всю серьезность ситуации. Я поспешила предстать перед Богом, чтобы помолиться, поискать истину и поразмыслить о себе. Почему за эти шесть месяцев я не смогла должным образом справиться с тем, что меня подрезали и исправляли? Во время своих размышлений я прочла вот эти Божьи слова: «Подвергшись подрезке и исправлению, некоторые люди становятся пассивными; они утрачивают энергию, необходимую для исполнения своих обязанностей, и в конечном итоге утрачивают свою преданность. Почему так? Отчасти по причине недостаточной осведомленности о сущности своих действий, а это приводит к тому, что они неспособны принять подрезку и исправление. Это определяется их высокомерной и тщеславной природой, лишенной любви к истине. Это также отчасти связано с тем, что они не понимают, в чем состоит значимость подрезки и исправления. Люди полагают, что подвергнуться подрезке и исправлению означает, что их итог уже определен. В результате они ошибочно полагают, что, если у них есть определенная преданность Богу, тогда они не должны подвергаться исправлению и подрезанию; а если они все же подвергаются исправлению, то это явно не свидетельствует о Божьей любви и праведности. Такое превратное понимание приводит к тому, что многие люди осмеливаются не быть „преданными“ Богу. По большому счету, это происходит потому, что люди чрезмерно лживы и не желают терпеть тяготы. Они просто хотят легким путем получить благословения. Люди не имеют представления о Божьей праведности. Это не значит, что Он не сделал ничего праведного или что Он не делает ничего праведного; это лишь означает, что люди никогда не верят, что все совершаемое Богом праведно. В глазах людей, если Божья работа не соответствует человеческим желаниям или не отвечает их ожиданиям, то Бог не должен быть праведным. Однако люди никак не поймут, что деяния их неуместны и не соответствуют истине, равно как они никогда не осознают, что их деяния противостоят Богу» («Последствия определения Богом исхода людей на основании их действий» в книге «Записи речей Христа последних дней»). Прочитав это откровение в Божьих словах, я наконец поняла, что причина моей негативности была в том, что я была слишком высокомерной и тщеславной и не осознавала природу своего собственного поведения. Я думала, что всего лишь совершила ошибку, что исправлять меня таким образом было уж слишком. Вот почему я оставалась обремененной негативностью, неправильно понимая Бога и принимая все в штыки. Читая Божьи слова, я спрашивала себя: действительно ли меня подрезали и исправили так жестко только лишь за одну-единственную ошибку? В том, как Божий дом исправляет людей, есть свои принципы. Все это основано на природе и сущности людей и их общем поведении. Лидер исправил меня вовсе не без причины на то. Итак, какие же проблемы, присутствующие во мне, привели к тому, что меня так сурово подрезали и исправили?

Потом я прочла такие Божьи слова: «Если в тебе действительно есть истина, то ты естественным образом пойдешь по правильному пути. Без истины легко творить зло, и ты будешь совершать его против своей воли. Например, невозможно не противоречить Богу, если внутри тебя высокомерие и тщеславие, но вместо этого вы принуждались бы противоречить Ему. Вы не делали бы этого намеренно. Вы делали бы это под господством вашей высокомерной и тщеславной природы. Ваши высокомерие и тщеславие заставили бы смотреть на Бога свысока. Они заставили бы ни во что не ставить Бога, заставили бы вас возвысить себя, заставили бы постоянно выставлять себя напоказ и, в конечном итоге, воссесть вместо Бога и свидетельствовать о себе. В конце концов вы превратили бы свои собственные идеи, собственное мышление и собственные представления в истины, которым стали бы поклоняться. Посмотрите, сколько зла совершается людьми под господством их высокомерной и тщеславной природы! Для того чтобы положить конец своим злодеяниям, люди должны сначала разрешить проблему своей природы. Без изменения характера невозможно найти фундаментальное решение этой проблемы» («Добиться изменения характера можно лишь посредством стремления к истине» в книге «Записи речей Христа последних дней»). Есть также проповеди, в которых упоминается, что когда у некоторых людей есть тот или иной дар, или некоторый уровень, они смотрят на других свысока. Они не хотят никого слушать, думая, что они лучше всех. Такой человек высокомерен, тщеславен и самодоволен. Я думала о том, что с тех пор, как я стала верующей, я не была сосредоточена на поиске истины, а выполняла свой долг, полагаясь на свой уровень и высокомерный характер. Я чувствовала, что была красноречива и делала небольшие успехи в исполнении своих обязанностей, поэтому лидер по-настоящему ценил меня. Я думала, что блистала и была способной в работе куда больше, чем другие, поэтому не была высокого мнения о братьях и сестрах, с которыми работала. Я настаивала на том, чтобы поступать по-своему, и мой характер становился все высокомернее. Потом у меня выработалось очень небрежное отношение к работе церкви. Я никогда не искала принципов истины, не стремилась к ней и не общалась с другими. Вместо этого я делала все самовольно, как мне хотелось, и в итоге подрывала работу церкви. Я всегда чувствовала, что у меня хороший уровень и что я отчасти поняла истину, но только после разоблачения я наконец увидела, что поняла лишь частицу доктрины, и что не имела ни малейшего представления о реальности истины и не могла общаться об истине для решения практических вопросов. Несмотря на это, я все еще была невероятно высокомерна и во всем действовала единолично. Я была так высокомерна, что потеряла всякий разум и видение Бога. Моя проблема была разоблачена только тогда, когда для проверки моей работы прибыл лидер. Я думала о том, как я могла все это время выполнять свой долг таким образом. Я не только не помогала своим братьям и сестрам и не приносила им пользы, но еще и проявляла так много развращенных черт характера, которые их ущемляли. Я не выполняла свой долг, я просто творила зло! Чем больше я об этом думала, тем тревожнее мне становилось. Я знала, что когда нашими действиями движет высокомерие, мы не в состоянии не противиться Богу и не совершать зла. Я думала о тех братьях и сестрах, которые, казалось бы, были более низкого уровня, чем я, но были осторожны и внимательны в своих обязанностях. Они знали, как искать истину и принимать чужие взгляды, в то время как я была так высокомерна, что мне совершенно не хватало самосознания. Я совершенно не осознавала, как искать истину. Чем больше я размышляла, тем больше чувствовала, что мой путь не был путем стремления к истине. Я была так высокомерна и совсем не думала о Боге, поэтому, когда меня подрезали и исправили, и я была отстранена от своих обязанностей, то на самом деле это Бог защищал и спасал меня. Без этого, кто знает, сколько еще зла я могла бы сотворить. Последствия могли бы быть необратимы, и меня могли бы подвергнуть изгнанию. Тогда сожалеть было бы слишком поздно. Поняв Божьи благие намерения, я преисполнилась раскаяния. Я чувствовала, что в течение полугода неправильно понимала и винила Бога, была негативно настроена и отлынивала от работы. Меня просто невозможно было урезонить! С тех пор я просто хотела хорошо выполнять свой долг, чтобы загладить свои прошлые проступки.

Через полгода меня выбрали руководителем группы. В то время я по-настоящему боялась, что снова оступлюсь и потерплю неудачу из-за своей высокомерной природы. Когда в выполнении моего долга возникали проблемы, я была очень осторожна, часто проводила дискуссии и общалась с братьями и сестрами, которые работали со мной, и искала истину, чтобы разрешить проблемы в церкви. Я чувствовала себя намного более спокойно, когда выполняла свой долг таким образом, и намного лучше ладила с братьями и сестрами. Спустя несколько месяцев я увидела некоторые успехи в выполнении своего долга и снова почувствовала тайный восторг, думая, что у меня, должно быть, настоящий талант, и что независимо от того, какой долг я выполняю, я могу быстро дать ход любому делу. Со временем мой высокомерный характер снова начал проявляться. Иногда, когда у братьев и сестер возникали проблемы в поиске истины, с которыми они хотели обратиться к лидеру, я теряла терпение. Я думала: «Мы же уже работали над этим, зачем вам обращаться к нему? Я знаю принципы, поэтому мое общение должно быть для вас достаточным». Не задумываясь, я делилась своим пониманием с братьями и сестрами и хотела, чтобы они приняли его, но они чувствовали себя неловко, а затем обсуждали вопрос с лидером. Позже лидер общался с нами о принципах практики, которые отличались от тех, что я усвоила раньше. Я был застигнута врасплох и подумала: «Благодарение Богу за поиск истины, иначе это бы отразилось на нашем долге». Но после я не задумывалась о своем поведении и не пыталась познать себя. Я оставалась высокомерной и неразумной. Когда я видела ошибки в том, как братья и сестры выполняли свои обязанности, я надменно ругала их, думая: «Если вы не можете сделать правильно даже такую мелочь, что вы вообще тогда можете? Я не думаю, что вы вкладываете в это душу». Со временем они начали чувствовать, что я их ущемляю, и стали держаться от меня подальше. Я настолько стеснила одну сестру, что она даже больше не хотела выполнять свой долг. Я знала, что поступаю дурно, но всякий раз, когда что-то происходило, я просто не могла не показывать свой высокомерный характер. Думая о том, как оступилась и потерпела неудачу раньше, я ощутила едва заметное чувство страха, но на тот момент я не стремилась к истине, чтобы решить проблему.

Позже я приняла одностороннее решение, что одна сестра возьмет на себя некий важный долг. Один брат предупредил меня, что она лжива и не подходит для выполнения важного долга. Я подумала: «У нее есть небольшая проблема, но дело не так плохо, как ты говоришь. В ком нет развращений и недостатков?» Я не восприняла предложение брата всерьез, а просто обратилась к той сестре с беседой и напомнила ей о ее проблемах. Я была в шоке, когда она оказалась абсолютно двуличной и небрежной в выполнении своих обязанностей. Это нанесло серьезный урон работе Божьего дома. Когда лидер узнал об этом, он очень сурово исправил меня, сказав: «Ты просто поступила по-своему, содействуя лживому человеку. Брат тебя предупредил, но ты не послушала его и не разобралась сама. И теперь это возымело действительно серьезные последствия и стало причиной значительного подрыва. Это связано с отсутствием у тебя ответственности за свои обязанности. Ты не понимаешь истину, и ты высокомерна. Тебя необходимо заменить!» Быть так жестко подрезанной и исправленной было для меня мучительно. Меня отстранили от моих обязанностей прямо на глазах у множества братьев и сестер, и лидер особо подчеркнул, какой подрыв я учинила, и что я должна быть заменена. Я чувствовала, что для меня это конец, что я, безусловно, буду отсеяна, и стремиться дальше бесполезно. После того как меня заменили, я стала очень негативной. Каждую ночь, лежа в постели, я думала о происшедшем и начинала плакать. Еще какое-то время мне было слишком стыдно видеться с кем бы то ни было. Я видела, как братья и сестры все счастливо выполняли свои обязанности, и чувствовала, что не похожа на них из-за своей высокомерной природы. Ни с кем это не обсудив и не следуя советам, я посодействовала лживому человеку, значительно подорвав работу церкви. Могу ли я все еще быть спасена Богом? Я никогда не думала, что мой путь веры завершится в таком юном возрасте. Я даже начала подозревать, что когда Бог сказал, что подрезка и исправление — это спасение, а не отсеивание, ко мне это не относилось. Мое сердце было полно ложных представлений. Однажды, когда лидер пришел побеседовать с нами о работе, я спряталась в самом дальнем углу. Я была по-настоящему озадачена, когда он неожиданно вызвал меня по имени и спросил, в чем я преуспела в последнее время. Дальше он спросил, стало ли моей отношение негативным после того, как меня подрезали и исправили, а потом настоятельно беседовал со мной и увещевал меня, говоря: «Ты все еще молода. Ты должна искать истину и сосредоточиться на переменах в характере». Эти проникновенные слова лидера настолько утешили и обнадежили меня, что я не могла сдержать слез. Я была такой высокомерной и тщеславной, безответственной и безалаберной в выполнении своего долга, и серьезно навредила работе церкви. Лидер правильно сделал, что заменил меня, подрезав и исправив, но я и подумать не могла, что он меня также и поддержит. Я от всего сердца благодарила Бога за Его милость. Той ночью я молилась Богу сквозь слезы и решила действительно и по-настоящему задуматься о своем поведении и искать истину, чтобы исправить свой высокомерный характер.

Потом я прочла этот отрывок из Божьих слов: «Высокомерие — корень развращенного характера человека. Чем высокомернее люди, тем более они склонны противиться Богу. Насколько серьезна эта проблема? Мало того, что люди с высокомерным характером считают всех остальных ниже себя, но, что хуже всего, они надменны даже по отношению к Богу. Хотя внешне некоторые люди могут казаться верящими в Бога и следующими за Ним, они вообще не относятся к Нему как к Богу. Они всегда считают, будто обладают истиной, и имеют о себе слишком высокое мнение. Такова сущность и корень высокомерного характера, и она исходит от сатаны. Поэтому проблему высокомерия нужно решить. Чувство, что кто-то лучше других — это не так важно. Критическая проблема заключается в том, что высокомерный характер мешает человеку покориться Богу, Его владычеству и Его обустройствам; такой человек всегда склонен соперничать с Богом за власть над другими. Человек этого типа ни в малейшей степени не почитает Бога, не говоря уже о любви к Богу или о подчинении Ему. Люди высокомерные и тщеславные, особенно те, которые настолько заносчивы, что потеряли свой разум, не могут подчиниться Богу в своей вере в Него, а возвеличивают себя и свидетельствуют о себе самих. Такие люди больше всего противятся Богу. Если люди хотят достигнуть благоговения перед Богом, то они должны сначала преодолеть свой высокомерный характер. Чем более основательно ты преодолеешь свой высокомерный характер, тем больше благоговения ты будешь иметь к Богу, и только тогда ты сможешь подчиниться Ему и быть в состоянии обрести истину и познать Его» (бесед Бога). Только благодаря откровению Божьих слов я увидела, что поведение, движимое моей высокомерной природой, было не просто разоблачением некоторого развращения. Что еще важнее, оно заставило меня полностью пренебрегать другими и даже Богом. Оно привело к тому, что я, сама того не желая, восстала против Бога и противилась Ему. Вспоминая время, когда я выполняла свой долг, я всегда чувствовала, что была умным человеком хорошего уровня, поэтому в выполнении своего долга полагалась на свою одаренность и уровень. Я была так уверена в себе, что почти никогда не молилась Богу и не искала принципов истины. В моем сердце не было места для Бога. Когда мой долг не приносил плодов, мое поведение было лучше, но как только я немного поняла принципы и добилась небольшого успеха, я использовала это как свой капитал. Мне казалось, что все, что я делаю, выходит хорошо, что я способна на все, что могу без проблем оценивать людей и ситуации, и поэтому я стала еще более высокомерной, тщеславной и самодовольной, во всем шла своим путем и действовала самовластно. Я даже становилась на пути братьев и сестер, ищущих истину с лидером, и навязывала им свои взгляды, как будто это есть истина, и заставляла их принимать и подчиниться им. Факты показали, что я действовала согласно своей высокомерной природе, что я только и делала, что ущемляла своих братьев и сестер и вредила им, и значительно подрывала работу церкви. Я даже играла роль приспешника сатаны. Лидер совершенно правильно сделал, что подверг меня исправлению и выявил такое серьезное нарушение. То, что меня отстранили от обязанностей, было всецело Божьей праведностью. Я наконец увидела, насколько такая высокомерная природа ужасна и смертоносна. Если ее не исправить, то в любой момент я буду склонна совершить зло и противодействовать Богу, смогу подорвать работу Божьего дома, оскорбить Божий характер и быть отсеянной и наказанной. После того, как меня заменили, всплыли на поверхность и другие проблемы в моем долге. Столкнувшись с упреками братьев и сестер и с выявленными в моей работе проблемами, я о многом сожалела и сильно себя винила. Я по-настоящему ненавидела себя. Почему я была такой высокомерной? Я всегда чувствовала, что у меня талант, и все, что я делала, выходило хорошо, но сделала ли я хоть что-то, что угодило Богу? Выполняя свой долг, я учинила полное безобразие и только и делала, что занималась подрывом. Если бы я хоть немного боялась Бога, если бы я молилась или сильнее стремилась к истине, или если бы я общалась и что-то обсуждала с другими, если бы я была немного осторожнее, то не дошло бы до того, что я сделала так много всего наперекор Богу.

Потом, пытаясь исправить свою высокомерную природу: я прочла некоторые Божьи слова: «Сами люди изменить свой характер не могут; они должны подвергнуться суду и обличению, страданию и переплавке Божьими словами или быть ими исправлены, дисциплинированы и подрезаны. Лишь тогда они смогут достигнуть послушания и верности Богу и больше не быть по отношению к Нему небрежными. Характер людей меняется именно под воздействием переплавки Божьими словами. Лишь благодаря разоблачению, суду, дисциплинированию и исправлению Его словами они больше не смеют поступать опрометчиво, а становятся стойки и собраны. Самое важное — в том, что они способны покоряться нынешним Божьим словам и Его работе, даже если она не соответствует человеческим представлениям, способны отбросить эти представления и добровольно покориться» («Люди, чей характер изменился, — это те, кто вошел в реальность Божьих слов» в книге «Слово является во плоти»). Перечитывая этот отрывок, я по-настоящему понимаю, что единственный путь к исправлению человеческой высокомерной природы — это принять Божий суд, обличение, подрезку и исправление. Развращение сатаной так глубоко в нас засело, что если мы просто полагаемся на чтение Божьих слов и размышления о себе, наше самопознание будет поверхностным, и наш развращенный характер, скорее всего, не изменится. Если бы Бог раз за разом не разоблачал меня, не подрезал и не исправлял, я все еще была бы самоуверенна и считала бы, что я — просто нечто. Я бы вообще не знала себя. Я действительно не осознавала бы, насколько высокомерной я была или насколько опасным был мой сатанинский характер. Теперь, когда я вспоминаю все, что сделала, мне становится так стыдно, и я полна сожаления. Мне неловко думать об этом, и я даже не могу смотреть людям в глаза. Но именно такой болезненный опыт позволил мне немного понять свою высокомерную природу и осознать, на чем именно я могу оступиться и где потерпеть неудачу. Также это дало мне некое благоговение перед Богом. Еще я увидела, что в выполнении своего долга мне совершенно не хватает как реальности истины, так и ищущего истину сердца. Я был самонадеянна, действовала самовольно и занималась подрывом. По сравнению с братьями и сестрами среднего уровня, добросовестно выполняющими свой долг, я была ничем. Мое высокомерие было безосновательным. Осознав все это, я стала более скромной в выполнении своего долга и больше не была слишком уверена в себе. Я сознательно оставляла свое «я» и отрекалась от себя, чаще искала принципы истины и сильнее прислушивалась к братьям и сестрам. Я начала устраивать открытые дискуссии для решения любых проблем в церкви. Иногда, когда я снова показывала свое высокомерие или нарушала принципы в выполнении своего долга, я старалась оставить свое «я» и принимала подрезку и исправление, а также наставничество и помощь других. Со временем я почувствовала, что такая практика действительно шла мне на пользу. Так как мое понимание истины было поверхностным, и во многих вещах мне не хватало проницательности, то работая с братьями и сестрами и приводя наши взгляды к общему знаменателю, я могла достичь лучшего понимания вещей. Выполняя свой долг таким образом, я и глазом не успела моргнуть, как заручилась Божьей защитой. Я больше не совершала крупных ошибок и не имела больших проблем, и под присмотром братьев и сестер моя высокомерная природа была быстро обуздана. Претворение этого в жизнь дало мне чувство умиротворения и покоя, и постепенно мои действия все меньше и меньше были движимы высокомерием. Однажды сестра, которая работала вместе со мной, сказала: «Я знаю тебя почти два года. Раньше ты была такой высокомерной, и другие люди всегда чувствовали себя ущемленными тобой, но теперь ты по-настоящему изменилась». В тот момент я почувствовала, что сейчас заплачу. Я была так невероятно высокомерна. Даже такая маленькая перемена далась мне нелегко. Если вспомнить последние несколько лет, то эти два незабываемых раза, когда меня подрезали и исправили, очень помогли и пошли мне на пользу. Если бы я не прошла через это, я уверена, что даже сейчас не обладала бы нормальной человечностью и вообще не думала бы о Боге. Я была на краю пропасти, на грани противодействия Богу в любой момент. Теперь я действительно знаю, что подрезка и исправление — это Божья защита и спасение для меня.

Следующая статья: Я вырываюсь из оков рабства

Во время чтения и просмотра, если у вас появились вопросы, непонятные места или другие мнения, пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы вместе обсудить это.

Похожие темы

Зачем жульничать, служа Богу?

Ху Цин Город Сучжоу, провинция Аньхой Когда я прочитала следующие слова Бога: «Те из вас, кто служит в качестве лидеров, постоянно хотят...

Узы развращенности

В марте 2020 года я проводила выборы в церкви, за которую отвечала, и сестра Чэнь была избрана церковным лидером. Мне казалось, что у...