Мы рады всем тем, кто ищет истину. Свяжитесь с нами.

Слово является во плоти

Цвет заливки

Темы

Шрифт

Размер шрифта

Интервал между строками

Ширина страницы

Результаты поиска: 0

По вашему запросу ничего не найдено.

Работа и вхождение (6)

Работа и вхождение по своей сути практичны и относятся к Божьей работе и вхождению человека. Полное отсутствие у человека понимания истинного Божьего лица и Божьей работы создало огромные трудности для его вхождения. По сей день многие люди так и не знают, какую работу Бог совершит в последние дни, или того, почему Бог претерпевает величайшее унижение, чтобы облечься во плоть и стать рядом с человеком в счастье и в горести. Человек ничего не знает ни о цели работы Божьей, ни о замысле Божьего плана для последних дней. По разным причинам люди всегда были равнодушны и уклончивы[1]

в своем отношении к вхождению, которого требует Бог, что создало большие трудности для Божьей работы во плоти. Похоже, что все люди стали помехой, и по сей день у них так и нет ясного понимания. Поэтому Я полагаю, что нам следует поговорить о том, как Бог работает с человеком, и о настойчивом Божьем намерении сделать вас всех верными слугами Божьими, которые, подобно Иову, скорее умрут, нежели отвергнут Бога, и перенесут всякое унижение, и которые, подобно Петру, всецело предложат себя Богу и станут близкими, обретенными Богом в последние дни. Хотелось бы, чтобы все братья и сестры могли отдать все, что имеют, и всецело посвятить себя небесной Божьей воле, стать святыми слугами в доме Божьем и радоваться обетованию бесконечности, дарованному Богом, чтобы сердце Бога Отца могло вскоре возрадоваться мирному покою. «Исполнить волю Бога Отца» — таков должен быть девиз всех любящих Бога. Эти слова должны служить человеку ориентиром для вхождения и компасом, направляющим его действия. Такой решимостью должен обладать человек. Полностью завершить Божий труд на земле и содействовать работе Божьей во плоти — таков долг человека до тех пор, пока однажды Божья работа не будет сделана, и человек не попрощается с Ним радостно, ибо Он рано вернется к Отцу Небесному. Разве это не та обязанность, которую человек должен исполнить?

Когда в век Благодати Бог вернулся на третье небо, Божья работа по искуплению всего человечества уже, по сути, перешла в свою завершающую стадию. Все, что оставалось на земле, это крест, который нес на спине Иисус, виссон, в который Иисус был облачен, и терновый венец с багряницей — одеяние Иисуса (то были предметы, которые использовали евреи, чтобы насмехаться над Ним). То есть работа Иисусова распятия приобрела большую известность, а затем все успокоилось. С того времени ученики Иисуса стали продолжать Его работу, будучи повсюду пастырями церквей и поливая их. Содержание их работы было следующим: они просили всех людей покаяться, признать свои грехи и принять крещение, а все апостолы отправились в путь, чтобы распространять внутреннюю историю, неприукрашенный рассказ о распятии Иисуса, дабы всякий не мог бы не пасть ниц пред Иисусом в признании своих грехов. Кроме того, апостолы всюду распространяли сказанные Иисусом. С этого момента началось церковное строительство века Благодати. Занятием Иисуса в этот период также было говорить о жизни человека и о воле Отца Небесного, но только, по причине различия между периодами, многое из этих речений и практик существенно отличается от таковых наших дней. Но сущность тех и других одинакова. То и другое представляет собой не что иное, как работу Духа Божьего во плоти. Работа и речения такого рода продолжаются и по сей день, так что подобная деятельность все так же осуществляется в современных религиозных учреждениях. Когда работа Иисуса завершилась, и бывшие на земле уже встали на истинный путь Иисуса Христа, Бог, тем не менее, начал планировать другую стадию Своей работы — дело Своего воплощения последних дней. С человеческой точки зрения распятие Бога уже завершило работу воплощения Божьего, искупило все человечество и позволило Ему завладеть ключом от преисподней. Каждый думает, что Божий труд полностью завершен. В действительности же, как это видит Бог, завершена лишь малая часть Его работы. Он лишь искупил человечество, но Он не завоевал его, и уж тем более не изменил сатанинский облик человека. Вот почему Бог говорит: «Хотя Моя воплощенная плоть прошла через смертную боль, это не было единственной целью Моего воплощения. Иисус — Мой возлюбленный Сын, и был ради Меня распят на кресте, но Он не в полной мере завершил Мою работу. Он выполнил лишь часть ее». Соответственно, Бог начал второй этап планирования для продолжения работы воплощения. Конечное намерение Божье состояло в том, чтобы усовершенствовать и обрести всех людей, спасенных из лап сатаны, и вот почему Бог вновь приготовился подвергнуть Себя опасностям, облекаясь во плоть. Под «воплощением», понимается Тот, кто не приносит с Собой славы (ибо работа Божья еще не окончена), но Кто является в лице возлюбленного Сына, и Кто есть Христос, в Котором благоволенье Божье. Вот почему сказано, что Он смело подвергает Себя опасности. Сила у воплощенной плоти крохотная, и Он должен быть очень осторожным[2]. Ему далеко до полномочий Отца Небесного; Он лишь выполняет служение плоти, завершающее работу Бога Отца и Его поручение, не соприкасаясь с иной работой. Он лишь завершает одну часть работы. Вот почему сразу по пришествии на землю Бог именуется «Христос»: это встроенное значение сего имени. Причина, по которой сказано, что пришествие сопровождается искушениями, заключается в том, что завершается лишь одна часть работы. Более того, причина, по которой Бог Отец лишь именует Его «Христом» и «возлюбленным Сыном», но не даровал Ему всю славу, заключается именно в том, что воплощенная плоть приходит для выполнения одной задачи — не для того, чтобы представлять Отца Небесного, но чтобы исполнить служение возлюбленного Сына. Когда возлюбленный Сын полностью исполняет поручение, которое принял на Свои плечи, Отец воздаст Ему полную славу вместе с идентичностью Отца. Можно сказать, что таково небесное правило. Поскольку Тот, Кто вошел во плоть, и Отец Небесный пребывают в двух разных мирах, Они лишь взирают друг на друга в Духе. Отец наблюдает за возлюбленным Сыном, но Сын не способен издалека видеть Отца. Именно по причине слабых возможностей плоти и вероятности того, что в любой момент Он будет убит, можно сказать, что это пришествие сопровождается большой опасностью. Это равносильно тому, что Бог снова бросает Своего возлюбленного Сына в пасти тигра, где Его жизнь подвергается риску, помещает Его туда, где выше всего концентрация сатаны. Даже в таких отчаянных обстоятельствах Бог все же отдал Своего возлюбленного Сына людям скверного, развратного места, чтобы те Его «воспитывали». Дело в том, что это единственный способ придать Божьей работе уместный, естественный вид, и единственная возможность исполнить все пожелания Бога Отца и выполнить последнюю часть Его труда среди человечества. Иисус выполнил лишь один этап работы Бога Отца. В силу наложенных плотью ограничений и различий в совершаемой работе Сам Иисус не знал, что будет и второе возвращение во плоть. Поэтому никто из толкователей Библии и пророков не осмелился четко пророчить, что Бог снова воплотится в последние дни, то есть Он вновь облечется в плоть, чтобы выполнить вторую часть Своей работы во плоти. Поэтому никто не осознавал, что Бог давно уже сокрыл Себя во плоти. Это и неудивительно, поскольку Иисус принял это поручение лишь после Своего воскресения и вознесения на небеса. Поэтому нет четкого пророчества о втором воплощении Бога, и это немыслимо для человеческого разума. Во всех многочисленных книгах пророчеств в Библии нет ни слова, которое бы четко упоминало об этом. Но когда Иисус пришел трудиться, уже было четкое пророчество, в котором говорилось, что Дева во чреве приимет и родит Сына, что значит — Он был зачат Святым Духом. Тем не менее Бог сказал, что в том была опасность для жизни. Тогда насколько же опаснее это должно быть сегодня? Ничего удивительного, что, по словам Божьим, воплощение нашего времени подвергается тысячекратно большей опасности, чем то было в век Благодати. Во многих местах Бог пророчествовал о том, что обретет группу победителей в земле Синим. И коль скоро именно на Востоке мира должны быть обретены победители, тем местом, где Бог ступает на землю во втором Своем воплощении, конечно же, является земля Синим, то самое место, где лежит, свернувшись кольцами, большой красный дракон. Там Бог обретет потомков большого красного дракона, чтобы тот был совершенно побежден и посрамлен. Бог хочет пробудить этих людей, тяжко обремененных страданием, пробудить их полностью и сделать так, чтобы они вышли из тумана и отвергли большого красного дракона. Они поднимутся от сна, узнают подлинную сущность большого красного дракона, смогут всецело отдать свое сердце Богу, воспрянут из-под гнета темных сил, восстанут на Востоке мира и сделаются подтверждением Божьей победы. Только так Бог обретет славу. Именно по этой причине Бог принес завершенную в Израиле работу в ту землю, где лежит, свернувшись, большой красный дракон и, спустя почти две тысячи лет после Своего ухода, снова вошел во плоть, чтобы продолжить работу века Благодати. Для невооруженного человеческого глаза Бог начинает новую работу в плоти. Но с Божьей точки зрения Он продолжает труд века Благодати, лишь после перерыва в несколько тысяч лет и лишь изменив место и программу Своей работы. И хотя плотский образ, который Бог принял в сегодняшней работе, представляется совершенно непохожим на Иисуса, у Них одна и та же сущность и корни, и Они происходят от одного и того же источника. Возможно, что Они имеют много внешних отличий, но внутренние истины Их труда совершенно идентичны. Века, в конце концов, различны как день и ночь. Как же может следовать неизменному шаблону Божья работа? Или как могут стадии Его работы помешать друг другу?

Иисус принял облик еврея, следовал еврейским обычаям в одежде и вырос, питаясь еврейской пищей. Таков Его нормальный человеческий аспект. Но нынешняя воплотившаяся плоть принимает облик жителя Азии и взрастает в народе большого красного дракона. Это никак не противоречит цели Божьего воплощения. Скорее то и другое дополняют друг друга, более полно завершая истинную значимость Божьего воплощения. Поскольку воплощенная плоть именуется «Сын человеческий» или «Христос», о внешности Христа сегодняшнего нельзя говорить в тех же выражениях, что об Иисусе Христе. В конце концов, плоть называется «Сын человеческий» и предстает в телесном образе. Каждая стадия Божьей работы содержит весьма глубокий смысл. Причина, по которой Иисус был зачат Святым Духом, заключается в том, что Он должен был искупить грешников. Он должен был Сам быть без греха. Но лишь в конце, когда Он принужден был стать подобием греховной плоти и принять на Себя грехи грешников, Он спас их от проклятого креста, которым Бог карал человечество. (Крест — это Божий инструмент для проклятия и наказания людей; всякий раз, когда упоминается о проклятии и каре, речь идет конкретно о грешниках.) Цель состояла в том, чтобы все грешники покаялись, и чтобы посредством распятия побудить их признать свои грехи. То есть ради искупления всего человечества Бог воплотился в теле из плоти, зачатой Святым Духом, и взял на Себя грехи всего человечества. Говоря повседневным языком, Он предложил святое плотское тело в обмен на всех грешников, что равнозначно приношению Иисуса как жертвы за грех, которую поместили перед сатаной, чтобы «упросить» сатану вернуть все попранное им невинное человечество Богу. Вот почему завершение этой стадии работы искупления потребовало зачатия Святым Духом. Это было необходимым условием, «мирным договором» в ходе битвы между Богом Отцом и сатаной. Вот почему эта стадия работы была завершена, только когда Иисус был отдан сатане. Однако сегодня Божья работа искупления достигла беспрецедентного великолепия, и у сатаны больше нет предлога выдвигать свои требования, поэтому Богу для воплощения больше не требуется быть зачатым Святым Духом. Поскольку Бог по природе свят и невинен, в этом воплощении Он уже не Иисус века Благодати. Однако Он по-прежнему воплощается ради воли Бога Отца и ради исполнения желаний Бога Отца. Ведь такое объяснение происходящего отнюдь не неразумно? Должно ли Божье воплощение следовать некому набору правил?

Многие обращаются к Библии за доказательством, желая отыскать пророчество о Божьем воплощении. Откуда человеку с его смятенным, сбивчивым мышлением знать, что Бог давно перестал «работать» в Библии и «выскочил» за ее пределы, чтобы с пылом и охотой выполнять ту работу, которую давно запланировал, но никогда не говорил о ней человеку? Уж слишком людям недостает ума. Только-только познакомившись с Божьим характером, они поднимаются на высокую сцену и садятся в «кресло-коляску» высокого класса, беззаботно инспектируя Божий труд, заходя настолько далеко, что начинают поучать Бога своими пафосными, сумбурными речами обо всем, что только есть под солнцем. Иной «старец», надев очки для чтения и поглаживая бороду, открывает свой пожелтевший «старый альманах» (Библию), который читает на протяжении всей жизни. Он бормочет слова, и взгляд его кажется духовно-лучистым, — вот он обращается к книге Откровения, а теперь к книге Даниила, а теперь к столь хорошо всем знакомой книге Исаии. Уставившись на страницу за страницей плотного текста мелким шрифтом, он читает в тишине, и мозг его пребывает в беспрерывном движении. Внезапно рука, которая только что поглаживала бороду, останавливается и начинает ее дергать. Время от времени можно слышать звук рвущейся бороды. Такое необычное поведение озадачивает: «Зачем же с такой силой? Что его так вывело из себя?» А старик между тем щетинится бровями. Посеребренные брови опустились подобно гусиным перьям, оказавшись ровно в двух сантиметрах от век как бы случайно, но при этом настолько точно, в то время как старик прилип глазами к кажущимися заплесневевшими страницам. Перечитав одни и те же страницы несколько раз, он затем невольно вскакивает на ноги и начинает тараторить, будто ведет с кем-то непринужденную беседу[3], хотя свет его взора все еще обращен к альманаху. Внезапно он закрывает эту страницу и обращается к «иному миру». Его движения настолько поспешны[4] и пугающи, что практически застают людей врасплох. Мгновение спустя его неожиданные движения настолько тревожат мышь, вылезшую из норки только-только успокоившуюся во время его молчания достаточно, чтобы начать свободно перемещаться, что та скорей торопится обратно в норку и бесследно исчезает там. Затем левая рука старца возобновляет преванные движения, поглаживая бороду вверх-вниз, вверх-вниз. Он отходит от кресла, оставляя книгу на столе. Через слегка приоткрытую дверь и распахнутое окно врывается ветер, безжалостно захлопывает книгу, затем снова открывает. Есть невыразимое уныние в этой сцене, и кажется, будто кроме звука шелестящих от ветра страниц все на свете погрузилось в молчание. Сцепив руки за спиной, он меряет шагами комнату, то останавливается, то начинает ходить снова, покачивая время от времени головой и как бы повторяя: «О, Боже! Неужели Ты действительно сделал бы это?» Время от времени он также кивает: «О, Боже! Кто может постичь Твой труд? Не трудно ли искать Твои следы? Я верю, что Ты ничего не делаешь без веской причины». Теперь брови старца сдвигаются, его глаза прищурены, являя смущенный вид и также чрезвычайно страдальческое выражение, как будто он собирается неспешно поразмышлять. Бедный старик! Прожить целую жизнь и под конец своих дней, «к сожалению», натолкнуться на этот вопрос. Что с этим можно поделать? Я также обескуражен и сделать что-либо не в силах. Кто сделал так, что пожелтел от времени его старый альманах? Кто заставил его бороду и брови безжалостно покрыть разные части его лица, словно белым снегом? Борода его будто бы символизирует старшинство. Однако кто знал, что человек способен до такой степени поглупеть, чтобы искать присутствия Божьего в старом альманахе? Сколько листов бумаги может быть в ветхом альманахе? Может ли он воистину содержать точное описание всех Божьих деяний? Кто дерзнет это гарантировать? Однако человек и в самом деле думает искать Божьего явления и исполнять Божью волю, разбирая слова и вдаваясь в тонкости[5]. Разве пытаться войти в жизнь таким способом так легко, как кажется? Разве это не ложная логика самого абсурдно нелепого вида? Не находишь ли ты это смешным?

Примечания:

1. Слово «уклончивы» указывает на то, что у людей нет ясного представления о работе Божьей.

2. Слова «сила у воплощенной плоти крохотная, и Он должен быть очень осторожным» указывают, что пребывание во плоти связано со слишком большими трудностями, а проделанная работа слишком ограничена.

3. «Непринужденную беседу» — метафорическое описание уродливого лица людей, когда они исследуют работу Божью.

4. «Поспешные» — речь идет о суетливых, спешных движениях сверяющегося с Библией «старца».

5. «Разбирая слова и вдаваясь в тонкости» — насмешка над знатоками лжеучений, которые мудрят над словами, но не ищут истины и не знают работы Святого Духа.

Предыдущая страница:Работа и вхождение (5)

Следующая страница:Работа и вхождение (7)

Сопутствующий контент