Прочь из сумасшедшего дома

03 апреля 2022 г.

В январе 2012 года. Сосед поделился со мной Евангелием последних дней от Всемогущего Бога, Управляя своим бизнесом, я довела себя до истощения, серьезного растяжения поясничных мышц и синдрома «замороженного плеча». Мне было так больно, что я едва могла расчесать волосы или одеться, и лекарства не помогали. После того, как я поверила в Бога, мне чудесным образом стало лучше, поэтому мои муж и сын были в восторге и очень поддерживали меня в моей вере. Но через несколько месяцев мой муж увидел в интернете ложь о Церкви Всемогущего Бога, распространяемую Компартией, и начал выступать против моей веры. Он сказал: «Правительство против этого твоего Бога. Если тебя арестуют за веру, это может повлиять на карьеру нашего сына. Ты должна отказаться от нее». Однажды я вернулась домой после распространения Евангелия, а он сказал с мрачным лицом: «Меня вызывала Бригада национальной безопасности и спрашивала, верующая ли ты, и говорила, что если это так, то ты должна сдать свои книги о Боге. Еще они достали пачку фото и попросили меня опознать людей. Тебя обязательно закроют, если ты продолжишь в том же духе». Я ответила: «Я иду по правильному жизненному пути и не сделала ничего противозаконного. Они не имеют права!» Он сказал: «Ты такая наивная! КПК особо внимательно следит за вами, верующими. Если ты будешь продолжать верить, они могут арестовать тебя и избить до полусмерти, тогда ты увидишь, насколько они безжалостны». Я подумала про себя, что, если мой муж будет против, мне точно будет труднее идти по этому пути. Я помолилась Богу в своем сердце и попросила Его направить меня по этому пути. Я также решила, что, как бы мой муж ни препятствовал мне, я никогда не откажусь от своей веры.

Это было в декабре 2012 года, почти через год после того, как я стала верующей. Меня задержали и арестовали на пять дней, потому что кто-то донес на меня за проповедь Евангелия. Когда меня выпускали, офицер предупредил: «Когда выйдешь, лучше тебе это бросить, иначе точно закончишь в тюрьме!» Где-то через полчаса за мной приехал муж. Он выглядел очень расстроенным, на нем не было лица. Он вышел из машины и зашел в участок. Я понятия не имела, о чем они там говорили, а потом он отвез меня домой. Когда мы приехали, я увидела, что мой брат, сестра и деверь ждали меня снаружи. Я поняла, что они все пришли туда, чтобы помешать мне практиковать мою веру. Вдобавок ко всему, мой брат был руководителем уезда, и он уже говорил мне, что я должна бросить это, потому что он видел в интернете разную ложь Компартии, осуждающую и хулящую Церковь. Он также сказал, что моя вера может повлиять на карьеру моего сына, да и на него тоже — что он может потерять свою должность чиновника. Я знала, что он, скорее всего, будет снова пытаться заставить меня отказаться от веры. Я быстро помолилась, прося Бога направить меня и защитить от этих тревог. Как только я вышла из машины, мой брат подошел ко мне и с улыбкой сказал: «Ты должна бросить все эти божественные штуки. Просто оставайся дома и занимайся домашними делами. Не будь такой упрямой. У твоего сына хорошая работа, и она будет в опасности, если ты будешь продолжать в том же духе. Он навечно возненавидит тебя». Потом мой зять закричал на меня, стиснув зубы и размахивая руками: «Вера в Бога? Где Бог? Я не верю в Него, и у меня прекрасная жизнь!» Затем мой муж сердито сказал: «Нашему сыну было нелегко найти хорошую работу, выбиться. Что, если он потеряет работу из-за твоей веры?» Потом подошла сестра со словами: «Эй, ты должна забыть об этом. Твой муж так хорошо к тебе относится, а у твоего сына хорошая работа. Этого должно быть достаточно. Просто заботься как следует о своей семье». Услышав все это, я подумала о том, как мы с мужем усердно трудились, чтобы заработать достаточно денег на образование нашего сына, и теперь тот нашел хорошую работу, что не так-то просто. Если он действительно потеряет работу из-за моей веры, он может попросту возненавидеть меня до конца жизни! Но потом я подумала, что отказаться от своей веры — значит предать Бога, и вспомнила об истинах, которые я узнала, будучи верующей. Я знала, что для сотворенного существа поклоняться Богу — это правильно, это правильный путь, а еще Бог исцелил мои травмы. Я не могла быть настолько бессовестной. Я про себя в душе помолилась Богу: «Боже, моя семья пытается заставить меня отказаться от веры, и я чувствую себя ужасно. Пожалуйста, дай мне веры и сил». Потом я вспомнила эти Божьи слова: «Каждый этап работы, которую Бог совершает в людях, со стороны выглядит, как взаимодействие между людьми, будто порожденное человеческими договоренностями или вмешательством людей. Но за каждым этапом этой работы и за всем происходящим стоит пари, которое сатана заключил с Богом. От людей же требуется оставаться твердыми в своем свидетельстве о Боге. Взять, например, испытания Иова — на самом деле за ними стоит пари, которое сатана заключил с Богом, а все случившееся с Иовом было из-за дел и вмешательства людей. За каждым шагом, предпринимаемым Богом в вас, стоит пари сатаны с Богом — за всем этим стоит битва» («Только любовь к Богу есть подлинная вера в Бога» в книге «Слово является во плоти»). Я поняла, что за тем, как моя семья ополчилась на меня, на самом деле стоял сатана, испытывающий и атакующий меня. Моя семья была окутана ложью Партии и использовала работу моего сына, чтобы запугать меня и заставить предать Бога. Я не могла поддаться на уловку сатаны, а должна была свидетельствовать о Боге. Но потом я вдруг поняла, что, какая бы работа ни была у моего сына, она полностью зависит от Божьего правления и обустройства. Никто не может этого изменить. Так что я ответила: «Иметь веру — это правильный путь в жизни, и я не нарушила ни одного закона. Коммунистическая партия, которая арестовала меня и втянула в это вас, — вот, кто совершает зло. Вы не должны притеснять меня вместе с ней и стоять на пути моей веры. Вы все знаете, что до того, как я уверовала в Бога, мои травмы были настолько тяжелыми, что я не могла даже позаботиться о себе. После обретения веры я полностью выздоровела, и все это благодаря Божьей благодати и благословениям. Всемогущий Бог — истинный Бог, пришествие Спасителя. Бедствия все разрастаются и множатся, а Всемогущий Бог изрек так много истин. Он сделал это, чтобы спасти человечество от грехов, от бедствий, чтобы мы могли быть под Его защитой, пережить бедствия и войти в Его Царство. Если я позволю репрессиям Компартии отпугнуть меня от моей веры, я потеряю свой шанс на спасение. Как бы вы ни были против, я предана своему пути веры». Мой муж, совсем раздраженный, встал передо мной и, тыча пальцем, произнес: «Ты пропащая!» Затем они с моим обратом переглянулись, вместе пошли в сторону дома и начали говорить неизвестно о чем. Я была в замешательстве. Что они обсуждали так украдкой? Вскоре они вернулись, мой брат бросил взгляд на мою сестру, а затем сказал с загадочной улыбкой: «Пойдемте перекусим!» Моя сестра и племянник сразу подошли ко мне и потянули за руки к машине с обеих сторон. Я чувствовала, что что-то не так. Я пыталась вырваться из их рук и говорила, что не хочу идти, но они просто затолкали меня в машину. Мы остановились примерно через полчаса езды и, к своему удивлению, я увидела, что мы находимся у психиатрической больницы. Мой муж, брат и деверь вышли из машины. Я была потрясена. Неужели они действительно отправляли меня в психушку? Я подумала, что мне нужно выйти из машины и сбежать, но я была заперта. Я увидела, как все они идут к приемному покою, и вдруг все стало ясно. Они это спланировали уже давно. Они обманом заманили меня, сказав, что мы идем есть. Я испытывала злость и отвращение. Я не могла поверить, что они привезли меня туда, какими же бессердечными они были. Тоже мне близкие! Я вспомнила, как мой муж перекинулся словами с полицейским, когда забирал меня из участка, и как моя семья обменивалась многозначительными взглядами, когда они говорили, что мы идем есть. Я поняла, что, скорее всего, это какой-то план, состряпанный Компартией. Они делали все возможное, чтобы заставить меня предать Бога. Невозможно описать, как я была расстроена, слезы наворачивались на глаза. Я с возмущением сказала им: «Только потому, что я верю в Бога, вы отдаете меня сюда, чтобы меня замучили. Это вы сумасшедшие! То, что вы делаете, совершенно неправильно, выходит за рамки разумного. Вы получите свое возмездие». В этот момент из больницы вышла пара санитаров, неся рубашку, чтобы надеть на меня. Мой муж, брат и деверь просто стояли и безмолвно смотрели на меня. Мое сердце было разбито, я была в полном отчаянии. Даже в самых безумных кошмарах я и представить не могла, что мои родные, защищая свои интересы и не желая стать сопричастными, послушают ложь Компартии и упекут меня в психдиспансер, где меня будут мучить, и совершенно не будет беспокоиться о том, умру я или выживу, а ведь я была совершенно здорова. Это были не близкие — это были бесы. От этой мысли слезы покатились по моему лицу. Я не могла даже смотреть на них. Я возмущенно сказала санитарам: «Со мной все в порядке! Они обманом заставили меня приехать сюда. Они принуждают меня к лечению здесь только потому, что я верю в Бога. Вы даже ни в чем не разбирались. Почему вы меня связываете?» Но они полностью проигнорировали меня.

Они оформили меня как пациента с серьезными проблемами и заперли в палате № 1, где все коридоры, двери и окна были заварены металлическими решетками. Моя комната была в районе 4 квадратных метров, и в ней вообще ничего не было — только односпальная кровать с грязным одеялом с застарелыми пятнами мочи. В комнате стоял едкий запах этой мочи. Там не было туалета, только ванная в коридоре для обоих полов, закрытая на ключ. Каждый раз, когда я хотела воспользоваться туалетом, мне приходилось искать санитара, и если они были заняты, то дверь не открывали, и мне приходилось терпеть. По больнице постоянно разносились звуки стенаний психбольных. Иногда они пели или плакали, или начинали кричать: «Выпустите меня! Выпустите меня!» А еще они без остановки барабанили по металлическим решеткам. Все звучало так, будто кругом были воющие призраки и волки. От этого у меня кровь стыла в жилах. Я понимала, что людям здесь не место. Лишь за одну мою веру Компартия сначала меня арестовала и подвергла заключению, а стоило мне выйти, как моя семья отправила меня на пытки в психушку. Из огня да в полымя, да в логово врага. Как мне было жить? Чем больше я думала об этом, тем хуже мне становилось, и я начала плакать. Плача, я вспоминала как мы, братья и сестры, собирались на собраниях, пели гимны и прославляли Бога. Мне так хотелось читать Божьи слова и исполнять свой долг рядом с ними, но я не могла уйти оттуда и не знала, как долго меня там продержат. Когда же закончатся мои страдания? Я молилась: «О Боже, меня заперли с психически больными. Я так несчастна. Боже, я не знаю, как пройти через это. Пожалуйста, направь меня». После молитвы я вспомнила отрывок из Божьих слов: «Возможно, вы все помните слова: „Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу“. В прошлом вы все слышали эти слова, но никто из вас не понял их истинный смысл. Сегодня вы глубоко осознаете их настоящий смысл. Именно эти слова Бог воплотит в жизнь в последние дни. И они свершатся по отношению к тем, кого жестоко преследовал большой красный дракон на земле, где он лежит, свернувшись кольцом. Большой красный дракон преследует Бога и является врагом Божьим, поэтому, пребывая в этой земле, верующие в Бога подвергаются унижению и гонению. В результате эти слова воплотятся в реальность в вас, в вашей группе людей. Поскольку работа развернулась на земле, которая противится Богу, весь Его труд сталкивается с огромными препятствиями, и для исполнения многих из Его слов требуется время; вследствие этого люди переплавляются посредством Божьих слов. Это тоже элемент страдания. Для Бога чрезвычайно тяжело выполнять Свою работу в земле большого красного дракона, но именно через подобные трудности Бог осуществляет этап Своей работы, чтобы явить Свою мудрость и дивные деяния. Бог пользуется такой возможностью, чтобы сделать эту группу людей целостной» («Так ли прост Божий труд, как представляет себе человек?» в книге «Слово является во плоти»). Я поняла, что партия — смертельный враг Бога и она не позволит людям иметь веру и следовать за Богом. Всемогущий Бог изрекает истины, чтобы спасти человечество, поэтому она остервенело арестовывает и преследует верующих, и распространяет всевозможные слухи и ложь, клеймящие Церковь Всемогущего Бога, чтобы обмануть тех, кто не знает истины. Она делает сопричастными членов семей верующих на протяжении многих поколений, разрушая их карьеры и заставляя отворачиваться от уверовавших близких. Она использует их, чтобы заставить верующих предать Бога. Партия — это невероятное зло. Члены моей семьи была введены в заблуждение партией и пошли на поводу у нее, преследуя меня за мою веру, и даже поместили меня в психбольницу. Это было ужасное место, но я видела злую сущность Компартии, а Бог таким образом совершенствовал мою веру, поэтому я должна была уповать на Бога и свидетельствовать. Подумав об этом, я произнесла молитву, прося Бога остаться со мной и защитить меня от сатаны-диавола. Чем больше сатана будет угнетать меня, тем больше я буду верить в Бога.

На второй день моего пребывания санитар принес мне таблетку. Возмущенная, я сказала ему: «Я же говорила вам, что не больна. Я полностью в порядке, и не буду это принимать». Он сказал: «Никто не попадает сюда, если с ним все в порядке. Если ты не будешь сопротивляться лечению, тебе станет лучше, и ты быстрее выйдешь». Но, что бы он ни говорил, я боялась принимать лекарство. На третий день поступил тяжелый пациент, и меня перевели в палату № 3, потому что в моей не было дополнительных коек. В новой палате не было такого жесткого контроля — я могла выходить из комнаты погулять. Там я видела, что штаны некоторых пациентов были настолько изношены, что можно было увидеть их пятую точку, их лица и шеи были грязными, а волосы были похожи на птичье гнездо. У некоторых одежда была настолько грязной, что выглядела засаленной, — это было просто тошнотворно. В той палате у меня было две сокамерницы. У одной из них было тусклые глаза и безэмоциональное лицо, и иногда она бормотала о чем-то себе под нос. Не знаю, как долго другая была заперта там. Каждое утро она вставала и безостановочно ходила по коридору, и курила при этом. Они меня очень пугали. Я боялась, что во время одного из приступов они могут ударить меня или вырвать волосы, когда я отвлекусь, или задушат меня во сне, поэтому я никогда глубоко не спала по ночам. Каждый раз, прежде чем заснуть, я про себя молилась Богу, снова и снова прося Его защитить меня. Только так я могла расслабиться, чтобы хоть немного поспать. Каждый день приходил санитар и по очереди давал нам лекарства. Я принимала их только тогда, когда он смотрел прямо на меня, иначе я не проглатывала таблетку, а выбрасывала ее, когда шла в туалет. Однажды другая пациентка увидела это и сказала: «Не надо так делать. Однажды санитар поймал меня за выкидыванием лекарств. Он несколько раз ударил меня, потом взял пластиковую трубку, засунул ее мне в нос, и втолкнул лекарство через нее. Это было очень больно». Я так и не узнала, рассказала ли та женщина санитарам о том, что я выбросила таблетку, но после этого персонал больницы стал гораздо внимательнее следить за тем, как пациенты принимают лекарства. Санитары каждый день стояли у квадратного стола и с фонариками следили, чтобы мы открывали рот и глотали. У меня не было другого выбора, кроме как принимать таблетки.

Через несколько дней директор больницы пришел осмотреть палаты и неожиданно спросил: «Великое бедствие — 21-го?» Я сочла это очень странным и сказала: «Только Бог может сказать, когда наступит бедствие». Его ответ был таким: «Я вижу, что вы очень нездоровы. Нам нужно увеличить вашу дозу». После этого мне пришлось принимать по две таблетки вместо одной. Я была в ярости. Директор понятия не имел, действительно ли со мной что-то не так, а просто огульно удвоил дозу. Ему было плевать на человеческую жизнь. Больница должна быть местом, где спасают жизни и помогают раненым, а стала местом, где Компартия могла преследовать христиан. Они злонамеренно вредили мне только из-за моей веры. Я ненавидела партию всей душой.

Через десять дней после того, как я приняла лекарство, я стала чувствовать себя очень слабой, даже ходить было трудно. Я задавалась вопросом, произошло ли это из-за тех лекарств, которые они мне давали. Прошло совсем чуть-чуть, а я уже чувствовала себя ужасно. Если продолжить его принимать, станешь больной, даже если не была. Сталкиваясь каждый день со всеми этими психбольными, чувствуя себя несчастной и подавленной, я думала, что у меня самой начнутся психические проблемы от этих мучений Я много молилась Богу и справилась только благодаря водительству Божьих слов. Я помню, как однажды после молитвы я подумал о том, как Господь Иисус вывел Лазаря из могилы. Он был мертв четыре дня, и его тело уже смердело, но Бог воскресил его из мертвых несколькими словами. Бог всемогущ. Он управляет судьбой человечества. Поэтому я знала, что и моя жизнь в руках Бога. Я подумала о том, что сказал Бог: «Во вселенной не происходит ничего, в чем не имел бы Я последнего слова. Есть ли что-нибудь, что не в Моих руках?» (глава 1, «Слова Бога ко всей вселенной» в книге «Слово является во плоти»). Сведёт ли меня с ума то лекарство и когда я выберусь оттуда — все это было в руках Божьих. Я должна была пройти через это со своей верой и полагаясь на Бога. От этой мысли моя вера укрепилась, и я больше не чувствовала страха.

Однажды вечером спустя пару недель мне пришло в голову, что я могу позвонить своей семье и посмотреть, получится ли выбраться раньше. На следующее утро мой муж приехал в больницу и я попросила его забрать меня оттуда. Я сказала ему, что это непригодное для людей место и что слишком долгое пребывание там может свести с ума нормального человека. Он позвонил моему брату, чтобы обсудить это, и я слышала, как мой брат говорил: «Сначала пусть она подпишет гарантию, что отказывается от своей веры, и тогда может выходить. Если будет хранить свою веру, может умирать там». Я никогда не думала, что мой брат, моя плоть и кровь, может сказать что-то подобное. От этого кровь стыла в жилах. Он был не членом семьи, а бесом с человеческим лицом! Видя, что он не собирается вытаскивать меня, я подумала, что если он просто бросит меня здесь, я никогда не выберусь, как же я тогда буду практиковать веру? Поэтому я притворно ответила ему: «Я больше не верю». Тогда он согласился отвезти меня домой. Мой муж постоянно ходил за мной по пятам. Он не отпускал меня на собрания и не позволял читать Божьи слова. Иногда во время моего дневного сна он даже заходил убедиться, что я не читаю Божьи слова, но у меня все равно получалось тайком читать их с помощью своего медиаплеера. Однажды утром он застал меня, когда я заряжала его. Он забрал его и в ярости накричал на меня: «Как ты можешь продолжать верить? Если тебя поймают и ты сядешь в тюрьму, а наш сын потеряет работу из-за тебя, как ты сможешь смотреть ему в глаза? Тебе больше нельзя следовать за Богом!» Говоря это, он сильно толкнул меня, и моя голова с грохотом ударилась о край кровати. Я не понимала, как он мог быть таким злым. Я просто верила в Бога. Я не сделала ничего плохого, а он так плохо со мной обращался. Он не только поместил меня в дурдом, но теперь и поднимал на меня руку и не давал мне читать Божьи слова. Чувствуя себя все хуже, я молилась Богу: «О Боже! Мой муж ужасно обращается со мной, и я чувствую себя слабой. Я не знаю, как оставаться на этом пути. Пожалуйста, направь меня!» Затем я вспомнила отрывок из Божьих слов: «Сегодня большинство людей не знает этого. Они считают, что страдание не имеет ценности, они отвергнуты миром, их семейная жизнь нарушена, они не возлюбленные Божьи, и перспективы у них безрадостные. У некоторых страдание доходит до предела, и их мысли обращаются к смерти. Это не истинная любовь к Богу; такие люди — трусы, у них нет стойкости, они слабы и бессильны! Бог жаждет, чтобы человек любил Его, но чем больше человек Его любит, тем сильнее страдание человека; чем больше человек Его любит, тем интенсивнее те испытания, которым человек подвергается... А значит, в эти последние дни вы должны свидетельствовать о Боге. Неважно, сколь велико ваше страдание, вы должны идти до самого конца, и даже на последнем издыхании вы все равно должны быть преданы Богу и подвластны Ему. Только это и есть истинная любовь к Богу, и только это и есть твердое и громкое свидетельство» («Только переживая тяжелые испытания, можно познать красоту Бога» в книге «Слово является во плоти»). Размышляя над Божьими словами, я четко поняла, что хотя я и страдала от этих невзгод, Бог использовал эту ситуацию, чтобы усовершенствовать мою веру и дать мне шанс свидетельствовать о Боге перед сатаной. Это была Божья любовь. Но без понимания Божьей воли мои страдания делали меня слабой и негативной. Я увидела, какой трусихой я была. Затем я вспомнила, как мой муж пытался заставить меня отказаться от Бога. Нисколько не волнуясь о том, умру я или нет, он лично отвез меня в психиатрический диспансер, а теперь даже ударил меня. Тогда я по-настоящему увидела, что он — ненавидящий Бога богопротивный бес. Я вспомнила, как Бог сказал: «Верующие и неверующие не совместимы друг с другом, а противоположны друг другу» («Бог и человек вместе войдут в покой» в книге «Слово является во плоти»). Мы с мужем были двумя разными людьми на двух разных путях. Я бы продолжала следовать за Богом, как бы он ни притеснял меня. Я бы не отступила. Поэтому я сказала ему: «Давай разведемся. Ты идешь по мирскому пути, стремясь к деньгам, а я — по пути веры. Мы идем разными путями, и у нас нет ничего общего. Ты боишься за нашего сына, поэтому мы должны развестись. Тогда моя вера не будет влиять на вас двоих. Мне не нужно ничего из нашего имущества, только комната, место для жизни, чтобы я могла следовать за Богом». Он сказал: «Я знаю, что ты хорошая женщина. Я не хочу развода». Я ответила: «Если ты не хочешь развода, тогда дай мне свободу. Я верующая, и ты не можешь стоять у меня на пути». Он сказал: «Ты можешь получить свою свободу, но сначала должна подписать со мной соглашение о том, что ты отрекаешься от Всемогущего Бога!» Услышав это, я сказала: «Я должна сохранить свою веру — я не могу подписать это соглашение». Он потерял дар речи. После этого, поняв, что он не может удержать меня от веры, он больше не особо препятствовал моей практике веры. Я могла жить церковной жизнью и нормально исполнять свой долг.

Однажды вечером я пошла к одной сестре, живущей неподалеку, чтобы обсудить полив новообращенных. Стоило нам только присесть, как появился мой сын и в ярости бросил сестре: «Это ты обратила мою маму!» Затем он попытался ударить ее. Я быстро обхватила его, чтобы оттащить. В порыве ярости он поволок меня обратно домой, гневно говоря: «Ты должна бросить это. Посмотри, что говорят о твоей церкви в интернете!» Затем он повторил несколько лживых заявлений Компартии, клевещущих на Церковь Всемогущего Бога, и крикнул: «Пап, позвони в психушку и отправь ее снова туда!» Мне казалось, что от этих слов голова просто расколется. Я и представить себе не могла, что мой сын объединит усилия с отцом, чтобы удержать меня от веры ради своей работы. Это было жестоко. Я слышала, как мой муж звонит в диспансер, но ему ответили, что у них закончились места. Мой муж сказал: «Давай позвоним в полицию, пусть ее просто заберут». Мой сын ответил: «Нельзя запирать ее там. Может, мы просто поместим ее в ту темную комнату, где раньше разводили кроликов?» Затем они вдвоем силой отнесли меня туда, заперли железные ворота и ушли. При виде того, как Компартия обманом заставила моих мужа и сына так жестоко обращаться со мной, кровь стыла в жилах, и я еще больше возненавидела Компартию всем сердцем. Я подумала о Божьих словах: «Эта земля, тысячелетиями пребывавшая в пороке, невыносимо осквернена. Всюду страдания, бесчинствуют призраки, которые обманывают и морочат, измышляют ложные обвинения[1], безжалостно и злобно попирая этот обнесенный стеной мертвый город, оставляя за собой повсюду трупы. От их разложения вся земля наполняется смрадом, который пропитывает воздух. Но этот город усиленно стерегут[2]. Кто может видеть мир за горизонтом? Дьявол плотно опутывает все тело человека, зашоривает оба глаза и плотно запечатывает его уста. Царь бесовский уже несколько тысяч лет бесчинствует и по сей день стережет мертвый город, как неприступную обитель бесов... Что праотцы древности, что почитаемые вожди, — все они противятся Богу! От их вмешательства все под небесами пришло в состояние тьмы и хаоса! Религиозная свобода? Законные права и интересы граждан? Это все уловки для сокрытия греха!» («Работа и вхождение (8)» в книге «Слово является во плоти»). Партия арестовывает и преследует христиан, распространяет всевозможные слухи и клевету о Церкви Всемогущего Бога и делает сопричастными членов семей. Так и члены моей семьи были введены ей в заблуждение и пошли у нее на поводу, пытаясь удержать меня от веры в Бога, и даже лично отвезли меня в психбольницу, где меня мучили, и теперь снова заперли меня. Вот во что превратилась совершенно счастливая семья. Партия начала это, и я ненавидела ее, этого беса, от всей души.

Вскоре мой сын пришел с табуретом, сел за железные ворота и сказал: «Мама, ты должна перестать верить в Бога. Ты тяжело работала, когда занималась бизнесом, и оплачивать мое образование было нелегко. Теперь я работаю, и у меня есть немного денег. Давай я оплачу тебе путешествие?» Когда он это сказал, я поняла, что это уловка сатаны, поэтому ответила ему: «До того, как стать верующей, я хотела лишь зарабатывать деньги. Это был трудный, изнурительный образ жизни. Теперь, когда я нашла Бога и поняла какие-то истины, моя жизнь стала намного свободнее и счастливее. Можете вы двое оставить меня в покое? Я сохраню свою веру, даже если ты отречешься от меня как от матери, а твой отец разведется со мной. Я предана этому пути». Он не сказал ни слова в ответ, а просто ушел. Я была очень благодарна Богу за укрепление моей веры, и почувствовала настоящий покой. Я начала петь этот гимн: «Всемогущий истинный Бог, мое сердце принадлежит Тебе. Тюрьма властна лишь над моим телом. Ей не удержать меня от следования за Тобой. Тяжкие страдания, ухабистая дорога, — благодаря водительству Твоих слов мое сердце не знает страха, благодаря присутствию Твоей любви мое сердце довольно» («Выбор без сожаления» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Я чувствовала, что Бог рядом со мной. Даже сидя в этой тесной комнатушке, где я ничего не видела вокруг себя, я не чувствовала себя несчастной. На следующее утро мой сын неожиданно открыл ворота, выпустил меня и сказал: «Мама, мы отстаем от тебя. Можешь делать все, что хочешь». Когда он это сказал, я поняла, что сатана посрамлен и побежден, и возблагодарила Бога.

Пережитые аресты от Компартии и притеснения от моей семьи помогли мне как следует увидеть бесовскую богопротивную сущность партии. Она арестовывает и преследует верующих и распространяет всевозможную ложь, чтобы обмануть людей, заставляя семьи верующих препятствовать их вере. Именно из-за нее разрушаются семьи христиан. Моя семья пошла на поводу у партии, мешая моей вере ради собственных интересов. Они даже упекли меня в психушку, не переживая о том, что там со мной случится. Я как следует разглядела их сущность, противостоящую Богу, и больше никогда не позволю им удерживать меня. Этот опыт показал мне, что только Бог любит нас, и только Бог может спасти нас. Когда я была совершенно несчастна и беспомощна, Бог Своими словами просвещал меня, утешал и ободрял, и провел меня через те трудные дни. Теперь я лично убедилась в том, что Божья любовь реальна, и хочу следовать за Богом и исполнять свой долг. Я никогда не пожалею об этом.

Примечания:

1. «Измышляют ложные обвинения» — речь идет о тех методах, которыми дьявол причиняет вред людям.

2. «Усиленно стерегут» указывает на особую жестокость тех методов, которыми дьявол угнетает людей, и то, насколько тщательно он удерживает людей в своей власти, что у них не остается даже свободы передвижения.

Предыдущая статья: Суд Божий спас меня

Во время чтения и просмотра, если у вас появились вопросы, непонятные места или другие мнения, пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы вместе обсудить это.

Похожие темы

Вступление на путь веры в Бога

Жунгуан г. Харбин, провинция Хэйлунцзян В 1991 году, благодаря милости Божьей, я начал следовать за Всемогущим Богом из-за болезни. В то...