Обязанность можно выполнить правильно только после устранения небрежности

19 октября 2019 г.

Цзинсянь, Япония

Я часто читал Божьи слова, связанные с разоблачением человеческой небрежности, но на собраниях или уединяясь для чтения Писания или молитвы, я, как правило, не обращал особого внимания на мое собственное вхождение. В глубине души я не верил, что для меня это серьезная проблема, и поэтому редко искал истину, чтобы исправить проблему небрежного выполнения своих обязанностей. Это длилось до тех пор, пока моя же небрежность не привела к серьезным проблемам в моей работе. Когда эта небрежность причинила вред евангелизационной работе церкви, только благодаря суду и обличению Божьими словами я стал понимать проявления и истоки своей небрежности в исполнении обязанностей. Я увидел, что если оставить это нерешенным, моя проблема небрежности вызовет у Бога ненависть и презрение, и что рано или поздно Он разоблачит и отсеет меня. После этого я начал сосредоточиваться на поиске истины, чтобы решить проблему небрежности и исполнять свои обязанности должным образом.

Однажды, слушая, как некоторые братья и сестры из других церквей рассказывают о каких-то хороших методах евангелизации, я понял, что слышал нечто подобное в прошлом году. Еще тогда мне показалось, что такой подход намного лучше нашего. Когда же впоследствии я попытался внедрить этот подход через нескольких лидеров евангелизационной команды, то они сказали, что у нас это по разным причинам неосуществимо. Услышав это, я хоть и немного расстроился, но настаивать в этом вопросе не стал — значит, так дела и обстоят. Услышав похожий разговор снова, я почувствовал, что получил подтверждение. Я подумал, что такой подход к евангелизации действительно хороший, и мне очень хотелось поделиться с ответственными братьями и сестрами тем, как можно использовать сильные стороны других. Итак, во время собрания я высказал ответственным братьям и сестрам свои мнения и предложения. Когда я закончил, то обнаружил, что кто-то не проявил особого интереса, а кто-то даже стал доказывать, что такой метод евангелизации здесь неосуществим. Я видел, что их мышление и представления, от которых они не хотели отказываться, во многих отношениях устарели, и что рассказанное мною не дало никакого результата. Но потом я вспомнил об опыте этих руководителей евангелизационной команды: хоть я и отвечал за их работу, большого опыта в евангелизации у меня не было. Если я не сумел донести, как это осуществить на практике, то просто словами изменить их образ мышления будет очень трудно. Я подумал про себя: «Нелегко будет побудить их принять эти новые методы! Чтобы обосновать, что такие методы осуществимы, и понятно это объяснить, мне понадобится помощь более опытных братьев и сестер. Вполне возможно, что мне нужно будет подробно это обсудить со многими и много говорить, чтобы достичь результатов. Увы! Вокруг меня нет таких братьев и сестер, и я не знаю никого в других странах. Мне будет очень сложно решить эту проблему. На это уйдут время и силы, и мне придется заплатить высокую цену. Это слишком проблематично. У меня еще есть и другая работа. Не могу же я направить все свои усилия на решение одной этой проблемы! Я сказал то, что должен был сказать, а принимать им это или нет — это уже не мое дело. Лучше забыть об этом и не относиться к этому так серьезно. Я и так уже достаточно сделал». И поскольку эта проблема не была решена вовремя, в евангелизационной работе не происходило никакого улучшения.

Следующие несколько дней от этой мысли мне становилось не по себе. Осознавая, что мое состояние было неправильным, я предстал пред Богом, чтобы помолиться и исследовать себя. Позже я прочитал Божьи слова: «Часто ли ты, делая что-либо и выполняя свои обязанности, размышляешь над своим поведением и намерениями? Если лишь изредка, то очень велика вероятность наделать ошибок, а это значит, в свою очередь, что у вас по-прежнему проблемы в плане духовного роста. Если никогда, то ты ничем не отличаешься от неверующих; но если случается, что ты всё же размышляешь, тогда ты слегка похож на верующего. Ты должен больше времени проводить за размышлениями. Размышляй обо всём. Размышляй о своем состоянии, чтобы увидеть, пред Богом ли ты живешь, верны ли намерения, стоящие за твоими поступками, смогут ли мотивы и источники твоих действий пройти Божье испытание и принял ли ты сам Божье взыскание. Порой тебе будет приходить в голову: „Действовать так-то и так-то — недурно; разве этого недостаточно?“ Однако заключенное в этой мысли допущение раскрывает некоторое отношение, с которым люди подходят к различным вопросам, и то, как они смотрят на свои обязанности. Подобный образ мышления — это такое состояние. Разве такое состояние — это не безответственное отношение к обязанностям и не лишь формальный подход к ним? Возможно, вы об этом еще не размышляли, и вам может показаться, что это — естественное проявление, всего лишь нормальное выражение человеческой природы, что это ничего не значит, но если ты часто пребываешь в таком состоянии, то за ним кроется господствующий над тобой характер. Это стоит изучить и отнестись к нему серьезно; иначе никаких изменений в тебе не произойдет» («Как справиться с проблемой легкомыслия и небрежности при исполнении своего долга» в книге «Записей разговоров Христа»). «Если ты не прилагаешь свое сердце к выполнению обязанностей, если ты небрежен, делаешь все как можно легче, что это за мышление? Это лишь поверхностное выполнение действий без верности долгу, без чувства ответственности, без чувства миссии. Всякий раз, когда ты исполняешь свой долг, ты работаешь вполсилы, не от всего сердца, не прилагая душу, просто пытаясь поскорее закончить и не проявляя добросовестность даже по минимуму. Ты делаешь все так беззаботно, как будто лишь играешь. Разве это не приведет к проблемам? В конце концов люди скажут, что ты из тех, кто плохо исполняет свои обязанности, ты просто выполняешь механические действия. Что скажет на это Бог? Он скажет, что ты не достоин доверия. Если тебе доверили работу, будь то крайне ответственная работа или простая обязанность, если ты не приложишь к ней свое сердце или не будешь соответствовать своей ответственности, если не будешь рассматривать ее как миссию, данную тебе Богом, или задачу, которую Бог доверил тебе, если ты не отнесешься к ней, как к собственному долгу или обязанности, то возникнет проблема. „Не заслуживает доверия“ — эти слова будут определять то, как ты исполняешь свой долг, и Бог скажет, что твой характер не годится. Если тебе доверена задача, а ты так подходишь к ней и так выполняешь ее, поручат ли тебе другие обязанности в будущем? Можно ли тебе доверить что-то важное? Возможно, что да, но все будет зависеть от того, как ты поступал. Однако в глубине Божьего сердца всегда будет оставаться некое недоверие к тебе. Всегда будет таиться какое-то недоверие к тебе, а также недовольство. Разве это не будет проблемой?» («Только путем частых размышлений над истиной можно продвигаться вперед» в книге «Записей разговоров Христа»). Перед откровениями из Божьих слов я испытал в своем сердце сильные обличение и обвинение. Я увидел, что мое отношение к своим обязанностям было небрежным, недостаточно добросовестным. Я вспомнил, как впервые услышал о хороших методах евангелизации. Я был согласен с ними и поддерживал такой подход, чувствовал, что и нам нужно перенять его. Когда же я попытался — но не сумел — разъяснить братьям и сестрам, что и нам нужно это внедрить, я понимал, что для того, чтобы изменить их устаревшие мышление и представления, мне нужно было сказать им правду. Но когда я подумал о том, какой ценой мне придется решать эту проблему, сколько времени и усилий это займет — это же «целое дело», такое сразу не решить, — я подумал, что это слишком хлопотно, побоялся плотских тягот и поэтому поступил небрежно, просто для галочки, пустив это на самотек, решив, что «я пытался», «я приложил какие-то усилия», «и так много сделал» и «нельзя же ко всему относиться прямо так серьезно». Так я придумал себе отговорку, чтобы избавить себя от этих забот. Мне было все равно, что я не добился результата. Я решил, что на этом можно успокоиться и с меня достаточно. Такой подход стал для меня нормой. Мое общение с ответственными братьями и сестрами было не более чем поверхностным. На самом деле, я особо не утруждался решением их проблем и не шел на жертвы, а полагал, что и того, что делал, было достаточно. Фактически, я втирал людям очки, создавая на какое-то время видимость, а если кто-то поднимал эту проблему, для них у меня был ответ. Кроме того, ответственность за плохие результаты евангелизации лежит не на мне, — все из-за того, что они не приняли хорошие методы. Я даже пытался обмануть Бога: «Боже, это все, что я могу сделать». Только теперь я осознал, что ведь я не старался познать волю Бога во всех трудностях, с которыми сталкивался, и не пытался исполнить то, чего требовал от меня Бог, и угодить Ему. Вместо этого я часто был небрежным и пытался обмануть Бога. Каким же изворотливым и хитрым я был! Я четко осознавал, что трудности братьев и сестер, связанные с евангелизацией, не были решены и что я не выполнил свою ответственность. Но, чтобы не отягощать плоть, даже видя препятствия в евангелизационной работе, я не обращал на них внимания. Не шутил ли я с Божьей работой? Я увидел, что у меня совсем нет ни стыда, ни совести, ни здравомыслия, что на меня вообще нельзя было рассчитывать! Я вновь прочитал Божьи слова: «…прежде чем Я создал вас, Я уже знал о неправедности и криводушии человеческого сердца. Поэтому, даже если не остается никаких следов совершения людьми неправды, Я все равно знаю, что неправедность, таящаяся в ваших сердцах, превосходит богатство всего, что Я создал» (Слово, том I. Божье явление и работа. Когда опавшие листья вернутся к своим корням, ты пожалеешь обо всем зле, что сотворил). В тот момент мне стало ясно, что меня постигли Божий суд и обличение. Бог заглянул в самую глубь моего существа, и хотя никто не знал о моих превратных мыслях, для Бога они были совершенно явными. Я не взял на себя ответственность за поручение, которое Бог вверил мне. Я своей недобросовестностью создавал препятствия для евангелизационной работы. Со стороны казалось, будто я выполняю свой долг, но на самом деле я действовал небрежно и пытался обмануть Бога. У меня не было страха перед Богом. Перед Божьими словами мне стало стыдно.

Позже я прочитал Божьи слова: «Если ты будешь больше вкладывать душу в то, что ты делаешь, а также проявлять немного больше доброжелательности, больше чувства ответственности и участливости, то сможешь сделать гораздо больше. И тогда выполняемые тобой обязанности будут давать лучший результат. Твои результаты будут лучше, и это будет угодно как людям, так и Богу» («Вхождение в жизнь должно начинаться с опыта исполнения своего долга» в книге «Записей разговоров Христа»). В беседе было сказано: «Что значит быть небрежным? Проще говоря, это значит — подходить формально, чтобы у окружающих складывалось впечатление, будто работа выполняется. Можно ли таким подходом достичь результатов? (Нет.) Так поступают те, кто не имеет бремени; вот как они выполняют свои обязанности. Они по-настоящему не несут бремя этой работы, но бездействие не сойдет им с рук. Если они не будут выполнять работу, люди увидят, что лидер не справляется, а потому делает свои дела формально и только для вида. Бог сказал: «Это мнимое служение. Это не исполнение обязанностей». Так в чем же разница между мнимым служением и исполнением своих обязанностей? Люди, действительно исполняющие свой долг, имеют чувство ответственности, которое исходит из искреннего желания решить проблему, истинного желания правильно выполнять эту работу, желания угодить Богу и воздать за Божью любовь. Когда они все это делают, что их заботит? — Что это нужно обязательно сделать и что сделать это нужно хорошо. Проблему необходимо решить. Они не успокоятся, пока это не будет сделано, и не остановятся, пока это не будет исправлено. Таково бремя, с которым они выполняют свою работу, и поэтому им легко быть эффективными. Вот, что значит выполнять свою обязанность. Только когда ваша работа и выполнение ваших обязанностей эффективны, вы исполняете свой долг. Если же нет результата, значит, вы небрежны, вы действуете наобум. Это и есть мнимое служение. Неэффективное исполнение обязанностей — это мнимое служение. В этом нет никаких сомнений и ошибки!» («Проповеди и беседы о вхождении в жизнь»). Из слов Божьих и этой беседы я нашел путь к практике: исполнение своего долга требует усердия и искренности, требует серьезного и ответственного отношения ко всему; только так исполняется Божья воля. Попытка уйти от решения реальных проблем, проявление небрежности и формальный подход — это обман Бога, плутовство с Ним, и это определенно не даст никакого результата. Бог не хотел, чтобы я в своих обязанностях был небрежным и противился Ему. Он надеялся, что я смогу честно подойти к Его поручению, исправить свое отношение к выполнению своего долга, практически встречать все трудности и уделять больше времени размышлениям о том, как решать проблемы, как быть эффективным; только такая практика по сердцу Бога. В тот момент я понял, что проблемы с евангелизационными командами больше нельзя оставлять в стороне. Несмотря на то, что донести это до братьев и сестер в евангелизационных командах и изменить их устаревшие взгляды будет нелегко, я больше не хотел этого избегать. Затем я искал возможность подробно обсудить проблемы евангелизации с ответственными за нее братьями Чжан и Чжао, — как гибко перенять методы евангелизации, применяемые в других местах, и​ их преимущества. После общения братья Чжан и Чжао сказали, что будут рады перенять это и изучить, как это применять на практике. После этого благовествование у братьев и сестер оживилось, и их эффективность также повысилась.

После такого опыта я стал немного лучше различать свое небрежное состояние при исполнении обязанностей. Я начал сознательно отрекаться от своей плоти и сосредотачиваться на претворении истины в жизнь и добросовестном исполнении долга. Однако я все еще недостаточно понимал суть, корни и серьезность последствий своей небрежности. Позже Бог устроил обстоятельства, в которых я мог продолжить усваивать уроки, чтобы решить проблему небрежности.

Некоторое время спустя я обнаружил некоторые проблемы у евангелизационных команд. Отвечающий за них брат Чжан был довольно высокомерен. Он был властен в своих словах и поведении и не хотел принимать предложения других братьев и сестер. Под его контролем также находился работавший с ним брат Чжао. Они не могли вместе обсуждать и искать практические решения трудностей, которые возникали в евангелизационной работе. К тому же, брат Чжао придерживался очень консервативных взглядов и слишком формализированно подходил к евангелизации. Две эти причины препятствовали успеху в евангелизационной работе. Я специально общался с ними по поводу решения их проблем, но мало, что изменилось. Впоследствии я перестал содействовать слаженному взаимодействию между ними. И так сойдет. Что касается проблемы нежелания брата Чжана принимать предложения от других, я иногда предпочитал идти на компромисс, а иногда просто наблюдать. Однако истину для решения этой проблемы я не искал. Несколько месяцев тому назад чрезмерный формализм брата Чжао стал мешать работе. Я обсудил это с ним, и он это воспринял, а потом я обнаружил, что в кое-чем он по-прежнему проявляет излишний формализм и отсутствие гибкости. Иногда я указывал ему на это, но он оставался при своем. Я подумал про себя: «Нелегко будет переубедить его. Нужно будет найти какие-то принципы, поговорить с ним в свете того, что на самом деле проявляется в нем. Чтобы был результат, возможно, мне придется еще найти братьев и сестер с опытом евангелизации, чтобы они тоже поговорили с ним». Размышляя о трудностях, связанных с решением этой проблемы, я решил пустить все на самотек. Хотя я осознал, что проблемы с братьями Чжан и Чжао повлияют на евангелизационную работу, я полагал, что в настоящее время в евангелизационных командах нет никого лучше, кто мог бы взять на себя это поручение. Нельзя сказать, что их работа была полностью безрезультатной, — они просто выполняли её для галочки. Пока мне об этом ничего не говорит мое руководство, все нормально. Есть проблемы, постоянно не дающие покоя, и такие, которых никогда не решить. Так что я больше не тратил время на поиск решения проблемы с этими двумя братьями, и не соизмерял пользу и вред от их исполнения своих обязанностей.

Вскоре после этого церковь провела опрос мнений. Результаты меня очень встревожили. Многие братья и сестры сообщали, что брат Чжан никогда не воспринимал предложения других людей, часто действовал произвольно, ему всегда хотелось сказать последнее слово, и он часто читал нотации и относился к другим людям снисходительно. Некоторые братья и сестры боялись встречаться с ним. Им ничего не оставалось, как неохотно идти у него на поводу, чувствуя себя стесненными и пребывая в негативизме. Факты показали, что брат Чжан шел путем антихриста. Когда дело дошло до брата Чжао, братья и сестры сообщили, что он был слишком строг в отношении правил и неуступчив. Он редко приводил братьев и сестер к пониманию принципов. В ходе евангелизации он просил других братьев и сестер совершать много бессмысленной работы. Все это показало, что он не понимал ни духа, ни принципа. Своими делами они сильно мешали и препятствовали евангелизационной работе. Они также принесли много стеснений и боли братьям и сестрам. Согласно принципам, братья Чжан и Чжао должны быть отстранены.

Моя небрежность и невыполнение подлинной работы причинили вред евангелизационной работе. Из-за этого братья и сестры также подверглись многим трудностям. Размышляя об этом, в душе я ощутил сильное осуждение. Чувствуя, что не могу уклониться от этой ответственности, я взмолился Богу: «Боже! Сегодня я нанес такой вред церковной работе из-за беспечности в выполнении своих обязанностей, небрежности, увлечения благословениями своего статуса и невыполнения реальной работы. Я в долгу перед Тобой, и виноват перед братьями и сестрами. Боже! Я приму Твой суд и обличение относительно этого, чтобы познать себя глубже и искренне покаяться перед Тобой».

Позже я прочитал в беседах: «Если вы из тех, кто относится к своим обязанностям спустя рукава и пускается в лицемерные ухищрения, это свидетельствует о том, что вы – лживый и нечестный человек, который принадлежит сатане» («Бесед свыше»). «У всех людей существует одна и та же проблема с исполнением их долга: они действуют недобросовестно. Похоже, что никто не заслуживает добросовестного отношения с их стороны: если один человек делает что-то для другого и относится к этому очень серьезно, то этот другой человек, должно быть, крайне уважаем, может оказать большую помощь или ему уже чем-то очень обязаны, в противном случае серьезного отношения не будет и в помине. Слово „корысть“ написано большими буквами на природе человечества; люди относятся серьезно к чему-либо, лишь если в ответ они получают выгоду, а если выгоды для них нет, то к делу они относятся недобросовестно. Такова природа человеческих существ и также характеристика развращенного человечества. Все люди своекорыстны, поэтому все люди действуют недобросовестно и счастливы жить кое-как. Все обстояло бы несколько лучше, если бы человечество искренне воспринимало исполнение своего долга, как нечто, выполняемое для Бога и требующее серьезного отношения во имя Бога» («Бесед свыше»). Соотнеся прочитанное с собой, после размышлений над своими поступками мне стало очень стыдно. Я увидел, что моя собственная природа была чересчур эгоистичной и хитрой, что во всех своих поступках я защищал свои личные интересы. Моей мантрой был закон выживания: «Никогда не вставай рано, если от этого не будет какой-либо выгоды» Если дело того стоит, то да, а если проку нет, то и не нужно на это силы тратить. Обязанности выполнялись не для того, чтобы воздать за Божью любовь, а заключить с Богом сделку. Я всегда старался получить больше благословений за счет меньшей цены и поэтому был склонен к небрежности и пытался обмануть Бога. Я вспомнил, как в своем подходе к проблемам с братьями Чжан и Чжао я ясно осознавал, что проявлявшееся в них будет препятствовать евангелизационной работе. Однако, замечая, что, по всей видимости, они исполняли свою обязанность, и, полагая, что нет никого лучше, кто заменил бы их, я просто несколько раз пообщался с ними, не желая идти на большие жертвы для решения этой проблемы. Исполняя свой долг, я был доволен лишь тем, что побуждал других думать, мол, хорошо выполняю свою работу, или когда старшие не видят серьезных проблем. Я совершенно не задумывался о том, что думает Бог или как Он смотрит на это. Я прекрасно знал, что не полностью решил проблему, и при этом я не пытался выяснить, каков источник и суть их проблем, так что потребовалось все это время, чтобы заменить их, — а это и было основным препятствием для евангелизационной работы. Бог возвысил меня, дав мне такую важную обязанность, надеясь, что я буду внимать Его воле, — я же и не помышлял воздать за Божью любовь и вместо этого сыграл роль лакея сатаны, пытаясь обхитрить и обмануть Бога и навлекая крах на Божий труд. Во мне нисколечко не было человечности. Я действительно вызывал презрение и ненависть и был на самом деле недостоин жить перед Богом! Не будет Божий праведный характер сносить оскорбления от человека. Как же Богу не презирать мои поступки?

После этого я прочитал Божьи слов: «Что же до их намерений и того, сколько усилий вкладывают они в исполнение своих обязанностей, то Бог за этим наблюдает пристально и видит всё. Необходимо, чтобы люди вкладывали в то, что делают, всё свое сердце, все силы. Необходимо также их сотрудничество. Вкладывать всё сердце и силы значит стараться [поступать так, чтобы] не испытывать сожалений об исполненных обязанностях и прошлых своих поступках и стремиться к такому состоянию, в котором человек уже не пребывает перед Богом ни в каком в долгу. Если сегодня ты не вложишь всё сердце и силы, то потом, когда что-то пойдет не так и возникнут последствия, не поздно ли будет для сожалений? Ты навеки останешься должником, и это будет пятном на тебе! Быть запятнанным — это прегрешение в исполнении обязанностей. Старайся в своих обязанностях посвящать себя всему, что нужно делать, всем сердцем и всеми силами. Если осуществляешь их без небрежности, и если ни о чём не сожалеешь, тогда исполненное тобой за это время будет памятным. Памятны же добрые дела пред Богом. Что же не воспоминается? (Прегрешения и злодеяния.) Прегрешения. Сейчас, если назвать их так, люди могут не признать того, что эти дела злы, но если настанет день, когда в связи с ними произойдут серьезные последствия, возникнет негативное влияние, то ты ощутишь, что речь шла не просто о проступках, но именно о злодеянии. Когда же ты поймешь это, то подумаешь про себя: „Подобного бы не случилось, если бы я осознал это раньше! Поразмышлял бы чуть побольше, приложил бы чуть больше усилий, и этого можно было бы избежать“. Этого вечного пятна ничто не сможет стереть с твоего сердца. Если в результате возникнет вечный, неоплатный долг, тебя ждет беда» («Как справиться с проблемой легкомыслия и небрежности при исполнении своего долга» в книге «Записей разговоров Христа»). Божьи слова глубоко тронули меня, когда я размышлял над ними. Я подумал о том, как мной руководила моя хитрая, эгоистичная натура, как я, лукавя, всегда старался не идти на жертвы при исполнении своей обязанности, о том, как я не сразу распознал и не сместил тех ответственных людей, которые были ни к чему не пригодны, так что чинились препятствия евангелизационной работе, а братья и сестры жили во тьме и узах. Я согрешил пред Богом. Не останови своевременный Божий суд и обличение мои лукавые поступки, кто знает, какое великое зло я совершил бы в будущем? В тот момент чем больше я думал об этом, тем больше меня наполнял страх. Быть небрежным в исполнении своей обязанности так опасно — это в любое время может стать препятствием для работы церкви! Только увидев тяжелые последствия небрежности, я осознал, что, если не сосредоточусь на принятии Божьего суда и обличения и на проявлении слов Божьих, если буду отлынивать от своих обязанностей, тогда я никогда не смогу достичь верности Богу, не говоря уже об избавлении от моего развращенного характера и о Божьем спасении. В тот момент меня наполняли некая решимость и желание стремиться к истине и достичь верности в исполнении своих обязанностей.

Затем, как того требуют принципы, мы подыскали более подходящих людей для замены братьев Чжана и Чжао. Тем не менее проблемы в евангелизационных командах оставались, поэтому я взмолился Богу: «Боже! В евангелизационных командах по-прежнему много неразрешенных проблем. Некоторые хорошие методы так полностью и не применяются на практике. Поскольку раньше я искал истину халатно, некоторые проблемы до сих пор не исчезли. На этот раз мне следует тщательно вести поиски, чтобы увидеть, как решить эти проблемы. Боже! Прошу Тебя, веди меня». Позже я нашел среди евангелизационных команд более эффективных братьев и сестер и стал подробно обсуждать с ними метод евангелизации. Я многому научился. Затем я подготовился провести собрание со всеми и побеседовать о проблемах при выполнении наших обязанностей. В тот вечер я много размышлял, читая материалы и пытаясь понять, как эффективно подготовиться. Я подытожил проблемы в нескольких сферах и стал искать ответ в соответствующих словах Божьих. Просмотрев половину материала, я понял, что нужно разобраться еще во многих деталях. А поскольку уже было поздно, тут как тут снова возникли мысли, склонявшие меня сдаться и проявить небрежность: «Чтобы разобраться со всеми этими проблемами, потребуется уйма времени и усилий. Уже так поздно — наверно, мне не следует вдаваться в такие подробности. В любом случае, у меня уже есть общее направление, и братья и сестры смогут это понять. Этого будет достаточно». Но когда я подумал о том, чтобы остановиться и идти отдыхать, в душе мне стало не по себе. В тот момент я подумал о Божьих словах: «Всякий раз, когда ты думаешь, как бы сделать что-то только для видимости, кое-как, как бы не сделать лишнего шагу, когда ты отвлекаешься, думаешь о том, как бы развлечься, то задумайся: „Заслужу ли я таким поведением доверия? Полностью ли отдаю свое сердце выполнению долга? Не делаю ли я это без всякого чувства верности? Разве таким образом я не теряю оказанное мне Богом доверие?“ Вот как ты должен размышлять над собой. Ты должен думать: „Я не серьезно отнесся к этому вопросу. Тогда я чувствовал, что есть проблема, но не отнесся к ней серьезно. Я просто беспечно обошел ее. Эта проблема не решена до сих пор. Что я за человек?“ Тогда ты определишь проблему и немного познаешь себя. Должен ли ты остановиться, когда у тебя мало знания? Достаточно ли только исповедоваться в своих грехах? Ты должен раскаяться и исправиться!» («Только путем частых размышлений над истиной можно продвигаться вперед» в книге «Записей разговоров Христа»). Суд и обличение от Божьих слов заставили меня осознать, что я снова небрежен; что я снова следую за плотью и ищу легкие пути. В то же время я уяснил в душе, что если не определю ключевые проблемы и не проведу целенаправленную беседу, это, несомненно, скажется на эффективности. Для достижения оптимального результата мне пришлось бы отречься от плоти. Итак, я много думал об этом и составил перечень всех проблем, которые нужно было безотлагательно решить. Хотя из-за этого я засиделся до поздней ночи, в душе я чувствовал себя непоколебимо. На следующий день мы собрались обсудить существующие проблемы. Братья и сестры решительно одобрили новый метод и меры. Я почувствовал в душе огромное утешение, видя, что проблемы, так долго смущавшие нас, были решены, а братья и сестры обрели свободу. Затем мы начали применять новые подход и методы. Евангелизационная работа стала постепенно давать плоды, и в душе я не мог не благодарить Бога.

После этого опыта я по-настоящему ощутил, насколько глубоко я развращен сатаной. Я утратил всякую совесть и здравомыслие. Хотя внешне я мог от всего отказаться и посвятить себя — мог даже в чем-то идти на жертвы, — но поскольку я не обрел истину и жизнь, мой развращенный характер все еще властвовал во мне. Моя вероломная и коварная природа, — природа, слепая ко всему, кроме моих личных интересов, всегда мной руководила. Что бы я ни делал, это было лишь для моей выгоды. Выполняя свои обязанности, я всегда был неискренним и пытался обмануть Бога. Я вовсе не осознавал, что сотворенное существо должно воздавать за Божью любовь и внимать Его воле. Благодаря Божьему откровению я увидел, насколько презренным и постыдным я был, что у меня не было ни малейшего подобия человечности. Особенно, когда я думал о вреде, который я причинил работе Божьего дома своей небрежностью, я чувствовал, что так ненадежен и столько ущерба причинил Богу. А также я еще больше возненавидел себя и еще сильнее желал избавиться от своего развращенного характера и получить Божье спасение. Пусть Бог устроит еще больше обстоятельств, чтобы судить и обличать меня, чтобы я как можно скорее стал исполнять свои обязанности так, как угодно Ему.

Если вы готовы возложить свои заботы на Бога и получить Божью помощь, нажмите на кнопку, чтобы присоединиться к нашей учебной группе.

Похожие темы

Меняя зависть на великодушие

Автор: Фу Дань (Китай) Несколько лет назад сестру Сяоцзе перевели в нашу церковь, чтобы помогать мне с лидерскими обязанностями. Со...

Увидеть себя в истинном свете

Сяосяо из города Сюйчжоу, провинция Цзянсу В связи с нуждами церковной работы меня направили исполнять обязанности в другое место. На тот...