Неизбывная боль

09 марта 2023 г.

Когда мне исполнилось 47 лет, мое зрение стало быстро ухудшаться. Врач сказал, что если я не позабочусь о своих глазах, то постепенно потеряю зрение, поэтому мне пришлось бросить работу, сидеть дома и отдыхать. Мое будущее выглядело мрачным, и мне казалось, что из моей жизни пропадет свет. Я чувствовал себя совершенно разбитым. В 2007 году мне посчастливилось получить работу Всемогущего Бога в последние дни, и вскоре мои глаза исцелились. Чтобы отплатить за Божью любовь, я проявил инициативу и попросил возложить на меня долг. Какие бы трудности ни возникали у братьев и сестер, я помогал им, как мог. Неважно, сколько их собиралось у меня в доме и как долго они оставались, я принимал их с энтузиазмом. Поскольку мой дом был не очень большим, иногда для них не хватало кроватей, и мне приходилось спать на диване или на полу. Я думал, что, выполняя таким образом свой долг, я проявляю верность Богу, но позже, когда открылись некоторые факты, я увидел, что был крайне эгоистичен и неверен своему долгу. Это вызвало неизбывную боль в моем сердце.

В 2014 году полиция арестовала церковного лидера, которую я у себя принимал, и поскольку она только что уехала от нас, мы с женой тоже немедленно покинули дом в целях безопасности. Была ранняя весна, и стояла холодная погода. Нам некуда было идти, и, терзаемый страданиями, я подумал: «Нам уже за 60. Моя жена страдает врожденной сирингомиелией и очень слаба. Куда нам идти?» Позже одна сестра помогла нам найти место, где мы могли временно остановиться. Затем я узнал, что арестовали еще двух сестер, которых я у себя принимал. Новости об арестах братьев и сестер приходили одна за другой, мне стало очень страшно, и я каждый день был на взводе, боясь, что в любой момент может ворваться полиция. В качестве прикрытия я раздобыл кучу оборудования для ножного спа и массажа, и продолжал принимать братьев и сестер.

Затем в 2017 году, во время собрания, одна сестра сказала, что сын из семьи, которая ее принимала, вернулся. Он был неверующим, и ярым противником веры своей матери, поэтому сестра больше не могла там оставаться. Мы с женой видели, как ей трудно, поэтому проявили инициативу и взяли ее к себе. Вскоре после этого мы узнали, что Компартия планирует провести массовые рейды, с упором на проверку арендаторов жилья. Я стал беспокоиться: «Мы — арендаторы, что я скажу, если полицейские придут к нам с проверкой у увидят в нашем доме эту сестру? Сестра выполняет важный долг. Если ее арестуют, мы, конечно же, будем втянуты в это. Моя жена слаба здоровьем, и если что-то случится, это станет для нее сильным ударом. Ее здоровье может пошатнуться в любой момент». Моя жена боялась ареста и попросила меня выгнать сестру. Я чувствовал, что было бы неправильно выгонять ее, поскольку ей некуда было идти этой холодной зимой, поэтому я поговорил с женой о том, чтобы оставить ее. Жена рассердилась на меня и попросила задуматься о последствиях. Я подумал: «Аресты и преследования верующих со стороны Компартии становятся все более суровыми. Сейчас уже есть реестр реальных имен всех членов общины. Если полицейские узнают, что мы верим в Бога и принимаем у себя братьев и сестер, они ни за что не отпустят нас. У нас заберут пенсии и конфискуют наше имущество. Это все, что мы нажили за всю жизнь. Если это отберут, как мы будем жить? Кроме того, это также может повлиять на будущее наших детей. Нам уже за 60, и у нас слабое здоровье. Сможем ли мы выдержать пытки полиции, если нас посадят в тюрьму? Если не сможем и станем иудами, то потеряем свое место назначения. Разве тогда все годы нашей веры не окажутся напрасными?» Я также представил, как рассердиться моя жена, если я не послушаю ее. После долгих размышлений я послушал жену, и поговорил с сестрой о ее перезде в другое место. Месяц спустя сестра все еще не съехала, и я боялся, что в любой день может что-то случиться, поэтому я часто спрашивал ее о том, нашла ли она жилье, и когда она собирается переезжать. По сути, я выгонял ее из дома окольными путями. Но, поступая так, я чувствовал себя очень виноватым. Спустя время сестра нашла жилье и съехала, но я не анализировал себя на протяжении всего этого времени.

Во время китайского Нового года в 2018 году, сестра Ли Лань сказала нам, что за ее домом следит полиция, и спросила, может ли она пожить у нас несколько дней, пока она не найдет новое жилье. В то время я не придал этому слишком большого значения и просто хотел сначала помочь сестре устроиться. Освоившись, сестра стала часто ходить на собрания, заставляя мое сердце колотиться от волнения: «Сейчас китайский Новый год. Полиция может использовать эту возможность для проведения массовых облав. Если сестру арестуют, мы не сможем сбежать, и наша семья тоже будет втянута в это». Я все больше чувствовал, что чем дольше сестра жила с нами, тем в большей опасности мы находились. Я думал о своей безопасности и о будущем своих детей, и пытался придумать предлоги, чтобы сестра поскорее уехала. Позже мне пришло в голову, что раз Ли Лань всегда ходила на собрания, она могла бы просто жить там, где они проходят. Я поделился с ней этой идеей, и ей ничего не оставалось, как уйти с неловким выражением лица. После этого я больше никого не принимал и исполнял только другие обязанности. Однажды весной 2021 года один лидер пришел поговорить со мной, и спросил, могут ли три брата пожить у нас некоторое время. Когда я уже собирался согласиться, моя жена сказала: «Можем ли мы ответить вам завтра?» Когда лидер ушел, моя жена сказала: «Они говорят, что это временно, но что, если они останутся надолго и их арестуют? Мы должны найти причину, чтобы отказать им. Мы можем сказать, что лидер, который был у нас дома некоторое время назад, мог быть арестован, что наш дом небезопасен, и мы пока не можем никого принять». Я тоже немного нервничал по этому поводу, поэтому согласился с женой. К моему удивлению, на следующий день, прежде чем я успел изложить причины своего отказа, лидер сказал: «Три брата уже нашли, где остановиться. Лидера, который останавливался у вас раньше, арестовали, так что ваш дом небезопасен. Вы оба должны временно перестать выполнять свои обязанности». Мое сердце заколотилось в груди. Я понял, что на меня сошел гнев Божий. Бог внимательно изучает глубины наших сердец. Хотя я и не говорил, что не стану принимать братьев, я думал об этом. Я отказался от своего долга. Я окольными путями выгнал братьев и сестер. Неужели такое отношение к долгу вызвало Божий гнев и заставило Бога устроить ситуацию, в которой я бы перестал выполнять свой долг? Я вдруг почувствовал пустоту и глубокую тревогу, будто я был наказан и погрузился во тьму. Я взмолился Богу: «Боже! То, что я перестал сегодня выполнять свой долг — это не случайность, на это должна быть Твоя воля. Пожалуйста, просвети и помоги мне усвоить урок». Позже я прочитал такой отрывок из Божьих слов. «Вы не подпускаете Меня из любви к своим детям или мужу, или ради самосохранения. Вместо того чтобы заботиться обо Мне, вы заботитесь о своей семье, своих детях, своем положении, своем будущем и своих удовольствиях. Разве вы когда-нибудь думали обо Мне, когда разговаривали или что-то делали? В холодную пору ваши мысли заняты детьми, мужем, женой или родителями, но и в жару в ваших мыслях для Меня места нет. Когда ты исполняешь свой долг, ты думаешь о своих собственных интересах, о личной безопасности и о членах своей семьи. А что ты когда-либо сделал для Меня? Ты когда-нибудь думал обо Мне? Ты когда-нибудь посвящал себя Мне и Моему труду любой ценой? Где доказательство твоей совместимости со Мной? Где реальность твоей преданности Мне? Где реальность твоего послушания Мне? Когда твои намерения не были связаны с получением Моих благословений? Вы дурачите и обманываете Меня, играете с истиной, скрываете существование истины и предаете сущность истины. Что же ожидает вас в будущем, если вы так против Меня? Вы просто стремитесь к совместимости с неопределенным Богом и ищете лишь неопределенную веру, и, кроме того, вы несовместимы с Христом. Разве ваша преступность не приведет к такому же возмездию, как и то, которое заслужили нечестивые?» (Слово, том I. Божье явление и работа. Ищи путь совместимости с Христом). Божье слово открыло мое состояние. С тех пор как тех, кого я принимал, стали арестовывать один за другим, я жил в состоянии трусости и страха. Чтобы защитить себя, я находил предлоги, чтобы как можно скорее выпроводить сестер, и когда лидер предложил мне приютить на время трех братьев, я не согласился и выдумал ложь, чтобы отказать им. Вспоминая все это, я подумал, а действительно ли я был верующим? Когда другим грозила опасность, я думал только о своих интересах, безопасности и о том, как вытолкнуть их за дверь. Я был действительно эгоистичным, презренным и лишенным человечности! Я проявлял величайшую заботу и внимание к своим детям, боясь, что они будут страдать от холода или голода. Как бы ни были велики опасности или трудности, я был готов принять их на себя, лишь бы оградить от них своих детей. И в то же время я был так холоден и бессердечен по отношению к братьям и сестрам. Чем больше я думал об этом, тем более бесчеловечным я себя чувствовал. Меня переполняли сожаление и ненависть к себе. Я прочитал еще один отрывок из Божьего слова. «Каков тот критерий, по которому деяния человека считаются добрыми или злыми? Это зависит от того, есть ли в его мыслях, проявлениях и действиях свидетельство претворения истины в жизнь и воплощения реальности истины. Если у тебя нет этой реальности, или ты не живешь ею, в таком случае ты, без сомнения, нечестивец. Как же Бог видит нечестивцев? Твои мысли и физические действия не свидетельствуют о Боге, не посрамляют сатану, не наносят ему поражение; наоборот — они бесчестят Бога и испещрены тем, что Его позорит. Ты не свидетельствуешь о Боге, не посвящаешь себя Ему полностью, не исполняешь своих обязанностей и обязательств перед Ним; вместо этого ты просто действуешь ради самого себя. А что значит „ради самого себя“? Если быть точным, это значит „ради сатаны“. Так что в конце концов Бог скажет: „Отойдите от Меня, делающие беззаконие“. В глазах Бога ты не сделал добрых дел, напротив — твое поведение стало порочным. Оно не только не получит Божьего одобрения — его ждет осуждение. Что стремится обрести человек, который вот так верит в Бога? Не кончится ли в итоге подобная вера ничем? Для всех, кто исполняет свой долг, каким глубоким или поверхностным ни было бы их понимание истины, самый простой путь практики, позволяющий войти в реальность истины, — это во всем думать об интересах Божьего дома и отказаться от эгоистичных желаний, личных намерений, мотивов, гордости и статуса. Ставить на первое место интересы Божьего дома — самое малое, что следует делать. Если человек, исполняя свой долг, не может этого сделать, то как можно говорить, что он исполняет свой долг? Это не исполнение долга» (Слово, том III. Беседы Христа последних дней. Свободы и избавления можно достичь, только отбросив свой развращенный характер). Я увидел, что критерии, по которым Бог судит, хороший человек или плохой, основывается на том, соответствуют ли истине его намерения, мысли, поступки и поведение. Я поразмышлял о том, что сделал. Все мои намерения, мысли, слова и поступки преследовали мои собственные интересы, и я совсем не внимал Божьей воле. Большой красный дракон преследовал и подвергал гонениям братьев и сестер за распространение Евангелия. Они лишались крова и находились в бегах, и если бы у них не было подходящего места для проживания, они не смогли бы спокойно выполнять свои обязанности. Но я боялся рисковать ради них своей головой и просто хотел как можно скорее избавиться от них, что только усугубляло их положение. Я увидел, что был эгоистичным, злобным и лишенным человечности! Если бы у меня было богобоязненное сердце или хоть капля человечности, я бы внимал Божьей воле, заботился о безопасности тех, кому грозила опасность, и думать о том, как принять и защитить их. Мне на ум пришли слова Господа Иисуса: «Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25:40). В ужасной ситуации, когда большой красный дракон преследовал и подвергал гонениям братьев и сестер, я отказался принять их у себя. Здесь речь шла о моем отношении к Богу. Я был эгоистичным, презренным и лишенным человечности. Если бы однажды меня попросили принять Христа, я бы повел себя точно так же. Вспоминая, как я выгонял своих братьев и сестер, я испытал чувство тревоги, как будто я стал причиной какого-то большого бедствия, и я оказался в болезненном и мучительном состоянии. Я помолился Богу: «О Боже, у меня не было ни капли человечности. Я наслаждался подпиткой и поливом стольких Твоих слов, но не внимал Твоей воле. Я не мог принять братьев и сестер во время их злоключений, и находил предлог, чтобы выгнать их. Мои поступки и поведение отвратительны и ненавистны для Тебя. В том, что сегодня я погрузился во тьму и боль, виноват только я сам, и в этом полностью проявляется Твоя праведность. Я благодарю и прославляю Тебя! Боже, если еще есть хоть шанс снова принимать у себя людей, я обязательно раскаюсь, исправлюсь и выполню свой долг, чтобы угодить Тебе!»

Спустя время я отправился выполнять свой долг в другое место. Я был искренне благодарен Богу и дорожил этой возможностью. Вскоре после этого моя жена внезапно тяжело заболела и скончалась. Перед смертью она оставила мне такие слова: «Если я не смогу завтра пойти и выполнить свой долг, тебе следует хорошо выполнить свой». Ее последние слова прозвучали с сожалением, и я невольно задумался. Я размышлял о поведении и поступках моей жены в течение ее жизни, о том, как она, выполняя долг, защищала лишь собственные интересы, и не была верной или послушной. Она была трусихой и не хотела давать приют братьям и сестрам. Она даже убеждала и уговаривала меня выгонять их из нашего дома. Это было злодеяние. Ее последние слова навели меня на мысль, что она чувствовала вину и сожаление по отношению к своему долгу. Ее смерть также стала для меня тревожным сигналом, и заставила меня понять, что я не могу продолжать относиться к своему долгу так, как прежде, когда приходит смерть, уже слишком поздно выполнять свой долг. Я помолился Богу: «Боже, мне 70 лет; я не могу выполнять другие обязанности. Только по Твоей милости я могу принимать у себя людей. Раньше я был таким эгоистом. Я не был гостеприимным хозяином, и я совершил так много прегрешений. Я готов покаяться и провести остаток своей жизни в поисках истины и хорошо выполнять свой долг».

После этого я также задумался о том, в чем была причина того, что я всегда боялся ареста и беспокоился о своей безопасности, сохранности своего имущества и будущем своих детей. Позже я прочитал следующие Божьи слова. «Когда нужно защитить самих себя, антихристы часто пренебрегают безопасностью братьев и сестер. Помимо того, что они „верят“ в необходимость защищать себя и полностью „вверяют“ себя Богу, они халатно относятся к церковной работе и своему долгу. Они механически выполняют требуемые действия, не воспринимая ничего всерьез. Находясь в безопасном месте или выполняя работу или обязанность, которые не связаны с риском и могут обеспечить их безопасность, они очень позитивны и охотно соглашаются, чтобы продемонстрировать свое большое „чувство ответственности“ и „преданность“. Если какая-то работа сопряжена с риском, и что-то может пойти не так, и есть риск попасть в лапы большого красного дракона, антихристы придумывают всякие оправдания и перепоручают работу кому-то другому, изыскивая возможность отделаться от нее. Как только появляется опасность или хотя бы намек на нее, они ищут способ выпутаться из этой ситуации и отделаться от своего долга, не заботясь о братьях и сестрах. Их волнует только собственная безопасность. Внутренне они, возможно, уже наготове. При малейшей опасности они тотчас же бросают дело, которым занимаются, не заботясь о том, как продвигается церковная работа и какой ущерб может быть причинен интересам дома Божия или безопасности братьев и сестер. Для них важно только сбежать. У них припасен „туз в рукаве“, план собственной защиты: при появлении опасности или угрозы ареста они рассказывают все, что знают, оправдываясь и снимая с себя всякую ответственность. Теперь они в безопасности, не так ли? У них даже есть такой план. Эти люди не желают терпеть преследования за веру в Бога; они боятся арестов, пыток и уголовного наказания. Дело в том, что они уже давно поддались сатане. Они страшно боятся власти сатанинского режима, но еще больше боятся, что их подвергнут пыткам и допросу с пристрастием. Поэтому если все идет гладко и нет никакой угрозы безопасности или проблем с ней, и никакая опасность невозможна, антихристы могут демонстрировать свое рвение и верность и даже предложить свои личные средства. Но стоит обстоятельствам измениться в худшую сторону, и если в любой момент может последовать арест за веру в Бога и исполнение своего долга, или если есть вероятность, что их уволят с их мирской работы за веру в Бога или от них отвернуться родственники и друзья, они будут исключительно осторожны и откажутся проповедовать Евангелие, свидетельствовать о Боге и исполнять свой долг. При малейших признаках неприятностей они становятся пугливы как лань; при малейшем признаке беды им хочется немедленно вернуть в церковь свои книги слов Божиих и все, что касается веры в Бога, чтобы остаться целыми и невредимыми. Разве такие люди не опасны? Не станут ли они Иудами в случае ареста? Антихрист настолько опасен, что в любой момент может стать Иудой; всегда есть вероятность, что они повернутся спиной к Богу. Кроме того, они эгоистичны и подлы до крайности. Это определяется природой и сущностью антихриста» (Слово, том IV. Разоблачение антихристов. Пункт девятый (часть II)). Бог анализирует антихристов, которые могут приносить жертвы, посвящать себя Богу, страдать и идти на жертвы в безопасных ситуациях. Внешне они кажутся преданными своему долгу, но как только им грозит опасность, они отступают, находят различные оправдания и предлоги, чтобы уклониться от выполнения своего долга, не заботятся ни о работе церкви, ни о безопасности своих братьев и сестер, и думают только о своих собственных интересах. Они особенно эгоистичны и презренны. Разве мои собственные поступки и поведение не говорят о том, что мой характер был таким же, как у антихриста? Когда я только уверовал в Бога, я получал от Него обильную благодать. Мои глаза, страдающие от неизлечимого заболевания, чудесным образом исцелились, и я с энтузиазмом посвящал себя приему людей. Когда я узнал, что арестовали тех, кого я принимал, и что я могу быть втянут в это, и моя безопасность, и личные интересы окажутся под угрозой, я не хотел продолжать принимать гостей, и даже находил предлоги, чтобы выгонять их, не беспокоясь об их безопасности. Я увидел, что я был таким эгоистичным, презренным и лишенным человечности. Я также подумал о ловушках и сетях, расставленных Компартией, о том, как они шли на все возможные уловки, чтобы арестовывать верующих, тщетно пытаясь разрушить Божье дело и арестовать всех избранных Божьих. Из-за этих жестоких и ужасных обстоятельств многие братья и сестры были схвачены и лишены крова. Бог не желает этого видеть, и в наступившие времена людям необходимо еще больше внимать Его воле и, несмотря на риски, давать приют этим братьям и сестрам. Вот что значит совершать добрые дела, о которых будет помнить Бог. Я боялся, что меня арестуют, и поэтому не хотел принимать у себя людей. Я совсем не внимал Божьей воле, и был совершенно бессовестным и неразумным. Продолжив размышлять, я понял, что боялся ареста и смерти, поскольку слишком дорожил своей жизнью. Я вспомнил, как Господь Иисус сказал: «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее» (Мф. 16:25). Слова Господа помогли мне понять, что наша земная жизнь скоротечна, а истинная жизнь вечна. Подобно тому, как Петр был распят вверх ногами во имя Бога, потеряв свою земную жизнь, но обретя жизнь вечную. Хотя арестованные братья и сестры могут быть подвергнуты пыткам, избиты или даже убиты, они остаются твердыми в свидетельстве и получают Божью похвалу. Только такой образ жизни имеет смысл и ценность. При этой мысли я обрел веру и силу, и больше не чувствовал себя таким робким и испуганным.

Однажды в конце декабря ко мне неожиданно пришел один брат и сказал, что место, где он вместе с еще одним братом жили, больше небезопасно, и спросил, могут ли они временно у меня пожить. Мне было ясно, что это Бог дает мне шанс покаяться, и я с готовностью согласился. Я также обеспечил их предметами первой необходимости. Аресты и преследования со стороны Компартии ужесточались, и я постоянно слышал новости об арестах братьев и сестер. Эти два брата по-прежнему жили у меня, и я немного боялся, что меня арестуют, и это затронет моих детей. Поэтому я помолился Богу и прочитал Его слово. В Божьем слове я прочитал следующее. «Независимо от того, насколько „могущественен“ сатана, независимо от того, насколько он дерзок и амбициозен, независимо от того, насколько велика его способность наносить ущерб, независимо от того, насколько масштабны те методы, с помощью которых сатана развращает и искушает человека, независимо от того, насколько искусны те хитрости и происки, с помощью которых сатана запугивает человека, независимо от того, насколько изменчива та форма, в которой он существует, сатана никогда не мог создать ни единого живого существа, никогда не мог установить законы или правила существования всего сущего и никогда не мог ни править, ни руководить никаким объектом, будь то одушевленный или неодушевленный предмет. Ни в космосе, ни на земной тверди нет ни единого человека или предмета, который был бы рожден от сатаны, или который существует благодаря сатане; нет ни единого человека, ни единого предмета, которые управляются сатаной или которыми он руководит. Напротив, сатана должен не только жить под владычеством Бога, но вдобавок должен повиноваться всем Божьим приказам и повелениям. Без Божьего разрешения сатане трудно дотронуться даже до капли воды или до песчинки на земле; без позволения Божьего сатана не волен передвигать даже муравьев на земле, не говоря уже о человечестве, сотворенном Богом. В глазах Бога сатана ничтожнее лилий в горах, птиц, летающих в небе, рыбы в море и личинок в земле. Его роль среди всего сущего состоит в том, чтобы состоять на службе у всего сущего, и в работе на человечество, в обслуживании Божьего труда и Божьего плана управления. Вне зависимости от того, насколько зловредна его натура, и насколько порочна его сущность, единственное, что может сделать сатана, так это покорно выполнять свою функцию: прислуживать Богу и создавать контраст для Него. Таковы сущность и положение сатаны. Его сущность не связана с жизнью, не связана с могуществом, не связана с властью; это всего лишь игрушка в руках Божьих, всего лишь машина в услужении у Бога!» (Слово, том II. О познании Бога. Сам Бог, уникальный Бог I). Божье слово дало мне веру и силу. Я понял, что Бог владычествует над всем сущим, а сатана — это орудие в Его руках, Его противоположность. Сатана служит для того, чтобы совершенствовать избранных Божьих, и какими бы сильными, яростными или злобными ни казались силы сатаны, если Бог не допускает, чтобы с нами что-то случилось, то с какой бы яростью не действовала Компартия, все это будет бесполезно. Сатана не смеет переступать границы, установленные для него Богом. Божья власть и сила дает право принимать такие решения. Мой страх, что меня арестуют и это затронет моих детей был вызван моим непониманием Божьей власти и всемогущего владычества. Мой арест и будущее моих детей и внуков находились в руках Божьих. Бог уже давно решил эти вопросы, и никто не в силах изменить это. Сколько бы Компартия ни заявляла, что потомки верующих не смогут поступить в университет, пойти на государственную службу или в армию, и что это коснется всех их родственников, это не может изменить ничью судьбу. Это лишь раскрывает злобную, богопротивную и богоненавистническую сущность Компартии. Катастрофы становятся все масштабнее, и если люди не уверуют в Бога и не сбросят оковы греха, то будут уничтожены. О каком будущем тогда можно будет говорить? Только представая перед Богом, практикуя истину и прилежно исполняя свои обязанности, мы можем обрести мир, радость и хорошую конечную судьбу. Таким образом, я вверил себя и свою семью в руки Бога и подчинился Его обустройствам. Когда я вспоминаю тех, кому отказался дать приют, я считаю, что это стало несмываемым пятном на моей жизни верующего, и клеймом позора. Я больше не могу ранить Божье сердце. Даже если меня арестуют, и я останусь ни с чем, я буду исправно выполнять свой долг и принимать братьев и сестер.

Я по-прежнему выполняю свой долг, давая приют людям, и больше не довольствуюсь тем, что делаю все, как раньше. Теперь я сосредоточен на стремлении к истине и исправлении своего развращенного характера. Мое сердце стало намного увереннее и спокойнее, чем прежде! Благодаря этому опыту я убедился, что Божья работа действительно мудра. Аресты и преследования большого красного дракона выявили мою развращенность и позволили мне увидеть, что я был эгоистичным, презренным и не обладал верностью долгу. Я осознал свою развращенность и смог измениться. Я искренне благодарен Богу!

Если вы готовы возложить свои заботы на Бога и получить Божью помощь, нажмите на кнопку, чтобы присоединиться к нашей учебной группе.

Похожие темы

Свобода от оков дома

Однажды, вскоре после того, как я приняла Божью работу в последние дни, я проповедовала Евангелие своему мужу. Меня удивило, что, выслушав...