Слово является во плоти

Содержание

Работа и вхождение (9)

Укоренившиеся «этнические традиции» и «умственный кругозор» уже давно бросили тень на невинный, как у ребенка, дух человека. Они атаковали душу человека без малейшей «гуманности», словно они лишены эмоций или любого самоощущения. Методы этих демонов чрезвычайно жестоки, и создается впечатление, что «образование» и «воспитание» стали традиционными методами, с помощью которых царь бесов сражает человека. С помощью своего «глубокого учения» он полностью скрывает свою уродливую душу и одевает овечью шкуру, чтобы завоевать доверие человека, а затем, воспользовавшись моментом, когда человек спит, он полностью пожирает его. Бедное человечество - откуда людям знать, что земля, на которой они выросли, это земля дьявола; что взрастивший их - на самом деле враг, который ранит их. Тем не менее человек вовсе не пробуждается. Утолив голод и жажду, он готовится отблагодарить за «доброту» своих родителей, воспитавших его. Таков человек. Сегодня он все еще не знает, что «царь», который взрастил его, есть его враг. Земля усеяна костями мертвых, дьявол беспрестанно охвачен маниакальным весельем и продолжает пожирать плоть человека в «загробном мире», пребывая в одной могиле с человеческими скелетами, самодовольно пытаясь поглотить последние остатки истерзанного человеческого тела. Однако человек всегда остается в неведении и никогда не относится к дьяволу как к своему врагу, но вместо этого служит ему от всего сердца. Такие порочные люди просто не способны познать Бога. Легко ли Богу стать плотью и прийти к ним, совершая всю Свою работу спасения? Как мог бы человек, который уже ввергнут в Гадес, обрести способность соответствовать Божьим требованиям? Много бессонных ночей претерпел Бог ради работы над человечеством. От самой выси до бездонных глубин, Он спустился в сущий ад, в котором живет человек, чтобы провести Свои дни с человеком. Он никогда не жаловался на убогость, царящую среди людей, никогда не упрекал человека за его непослушание, но претерпевает величайшее унижение, лично совершая Свою работу. Как мог Бог принадлежать к аду? Как мог Он провести Свою жизнь в аду? Но ради всего человечества, чтобы все человечество могло скорее обрести покой, Он претерпел унижение и страдал от несправедливости, чтобы прийти на землю, и лично вошел в «ад» и «Гадес», в логово тигра, чтобы спасти человека. Разве вправе человек противодействовать Богу? Какова причина того, что он снова жалуется на Бога? Как может он иметь наглость вновь взирать на Бога? Бог небесный пришел на эту самую нечистую землю порока и ни разу не выразил Свое недовольство, и не жаловался на человека. Вместо этого Он молча принимает разрушительные действия[1] и гнет человека. Он еще никогда не наносил удар в ответ на безрассудные требования человека, никогда Он не выставлял чрезмерные или необоснованные требования человеку. Он лишь безропотно делает всю работу необходимую для человека: обучение, просвещение, порицание, очищение слов, напоминание, увещевание, утешение, суд и раскрытие. Которые из Его шагов были не для жизни человека? Хотя Он отодвинул перспективы и судьбу человека, который из выполненных Богом этапов был не ради судьбы человека? Который из них был не ради выживания человека? Который из них был не для того, чтобы освободить человека от страдания и угнетения темными силами, которые черны, как ночь? Который из них не ради человека? Кто может понять Божье сердце, которое как у любящей матери? Кто может постичь пылкое сердце Божье? Страстному Божьему сердцу и ревностным ожиданиям наградой стали холодные сердца, бездушные, безразличные глаза вместе с многократными человеческими упреками и оскорблениями, едкими замечаниями, сарказмом и умалением. Они были вознаграждены человеческими насмешками с его попранием и неприятием, с его недопониманиями и нытьем, отчужденностью и уклонением, – ничем помимо обмана, нападок и ожесточенности. Теплые слова были встречены свирепо нахмуренными бровями и холодным неповиновением с тысячами грозящих пальцев. Бог может лишь терпеть, склонив голову, служа людям подобно усердному волу[2]. Сколько раз Он наблюдал восходы и заходы солнца и луны, сколько раз Он обращал Свой взор к звездам, сколько раз Он отходил на рассвете и возвращался в сумерках, и метался, и ворочался, претерпевая муки в тысячу раз сильнее, чем боль Его ухода от Своего Отца, выдерживая нападения и «ломку», «исправление» и «обтесывание» человека. Божье смирение и сокровенность вознаграждены были предубеждениями[3] человека, несправедливыми взглядами и обращением человека, а Его анонимность, сдержанность и терпимость – алчным взглядом человека; человек пытается без всяких угрызений совести затоптать Бога до смерти и пытается втоптать Бога в землю. Отношение человека в его обращении с Богом является одним из его «редких умений». И Бог, Которого человек изводил и Которым гнушался, совершенно раздавлен под ногами десятков тысяч людей, в то время как сам человек стоит высоко, словно он «царь горы», как будто он хочет взять «абсолютную власть[4]», чтобы «вершить суд из-за кулис», чтобы сделать Бога добросовестным и законопослушным «режиссером за кулисами», Которому не позволяется давать отпор или доставлять неприятности. Бог должен играть роль «Последнего Императора», Он должен быть «марионетка[5]», лишенной всякой свободы. Деяния человека не передать словами, так по какому же тогда праву он требует то или иное от Бога? По какому праву он дает рекомендации Богу? По какому праву он требует от Бога сочувствия к его слабостям? Насколько он соответствует тому, чтобы получать милосердие Божье? Насколько он достоин того, чтобы пользоваться Божьим великодушием вновь и вновь? Насколько он достоин раз за разом получать Божье прощение? Где его совесть? Он давно разбил Божье сердце, из-за него сердце Божье уже давно разорвано на кусочки. Бог пришел к людям со светящимся взором, полный энергии в надежде, что человек будет доброжелателен к Нему, пусть даже и не проявляя особой теплоты. Но человек не спешит принести утешение Божьему сердцу. Все, что Он получил от человека, это нарастающие[6] нападки и муки. Сердце человека слишком алчно, желания его слишком велики, он никогда не может насытиться, он всегда непослушен и безрассуден. Он никогда не дает Богу какой-либо свободы или права голоса, и оставляет Богу единственный выбор - покориться унижению и позволить человеку манипулировать Им, как он того пожелает.

От творения до сегодняшнего дня Бог перенес так много боли и претерпел так много нападений. Но даже сегодня человек все еще не смягчает своих требований к Богу, до сих пор он все еще изучает Бога, до сих пор в нем нет терпимости к Нему. Человек не делает ничего, но дает Ему «советы», «критикует» Его, и «дисциплинирует» Его, словно глубоко опасается, что Бог выберет неверный путь, что Бог на земле жесток и безрассуден или ведет Себя буйно, или что Он ничего не достигнет. У человека всегда подобное отношение к Богу. Как может это не печалить Бога? Становясь плотью, Бог пережил чрезвычайную боль и унижение; насколько же, в таком случае, хуже заставлять Бога принимать человеческие учения? Его пришествие в среду людей лишило Его всякой свободы, как если бы Он был заключен в Гадесе, и Он принял «препарирование» со стороны человека без малейшего сопротивления. Разве это не постыдно? Придя в семью обычного человека, Иисус претерпел величайшую несправедливость. Еще более унизительно то, что Он пришел в этот пыльный мир и смирил Себя до самого нижайшего уровня, и облекся в плоть крайней заурядности. Став незначительным человеком, разве не страдает Всевышний Бог от тягот? И разве это все не для человечества? Разве были времена, когда Он думал о Себе? После того, как иудеи отвергли Его и предали смерти, после насмешек и издевательств людей, Он никогда не жаловался небесам, не протестовал земле. Сегодня эта тысячелетней давности трагедия вновь возникла среди этого народа, подобного иудеям. Не совершают ли они те же грехи? Что дает человеку право получать Божьи обетования? Разве он не противится Богу, а затем принимает Его благословения? Почему человек никогда не обращается лицом к справедливости или не ищет истину? Почему он никогда не интересуется, что делает Бог? Где его праведность? Где его непредвзятость? У него есть наглость представлять Бога? Где его чувство справедливости? Сколько из того, что возлюблено человеком, возлюблено Богом? Человек не может отличить небо от земли[7], он всегда путает белое с черным, он подавляет справедливость и истину, и высоко превозносит несправедливость и неправедность. Он прогоняет свет и резвится среди тьмы. Те, которые ищут истину и справедливость, вместо этого прогоняют свет; те, которые ищут Бога, попирают Его своими ногами и возносят себя до неба. Человек ничем не отличается от бандита[8]. Где его рассудок? Кто может отличить правду от неправды Кто может отстаивать справедливость? Кто готов пострадать за истину? Люди злобны и свирепы! Пригвоздив Бога к кресту, они хлопают и ликуют, их дикие вопли нескончаемы. Они подобны курицам и собакам, они вступают в сговор и пособничают, они утвердили свое собственное царство. Их вмешательство не оставило ни единого места непотревоженным, они закрывают глаза и истошно воют и воют, сбившись все в кучу. Все пропитано будоражащей, оживленной и кипучей атмосферой. Продолжают появляться те, кто слепо примыкает к другим, и все возносят «прославленные» имена своих праотцов. Эти собаки и курицы давно уже отодвинули Бога на задворки своего разума, и никогда не обращали никакого внимания на состояние Божьего сердца. Неудивительно, что по словам Бога человек подобен собаке или курице - лающей собаке, которая побуждает выть сотню других Таким вот образом, с большой шумихой человек перенес работу Божью в нынешний день, пренебрегая тем, чему подобна работа Божья, и есть ли справедливость, и есть ли место, куда Бог смог бы ступить, и каким будет завтра, своим собственным низким положением и своей собственной скверной. Человек никогда не думал слишком много о предметах, он никогда не беспокоил себя завтрашним днем. Он собрал все полезное и драгоценное в свои объятья, не оставив Богу ничего кроме обрывков и объедков[9]. Насколько жестоко человечество! Человек не выкраивает никаких чувств для Бога, и, втайне пожрав все Божье, он отбрасывает Бога далеко позади себя, не обращая больше никакого внимания на Его существование. Он радуется Богу, тем не менее, противится Богу; и попирает Его своими ногами, при этом устами своими благодарит и восхваляет Бога. Он молится Богу и зависит от Бога, при этом также обманывает Бога; он «возвеличивает» имя Божье и смотрит вверх на лик Божий, при этом он также беспардонно и беззастенчиво восседает на Божьем престоле и «судит» «неправедность» Божью. Из его уст исходят слова, что он «в долгу перед Богом», и он смотрит на Божьи слова, но в своем сердце он обрушивается на Бога с бранью; он «терпим» к Богу и в то же время угнетает Бога. И его уста говорят, что это «ради Бога», в своих руках он держит предметы Божьи, и устами он пережевывает пищу, которую Бог ему дал, но в его глазах застыл холодный и бесстрастный пристальный взгляд в сторону Бога, как будто он хочет проглотить Его целиком. Он смотрит на истину, но настойчиво говорит, что это уловки сатаны; он смотрит на справедливость, но понуждает ее к самоотречению; он смотрит на деяния человека, но настаивает, что они сущность Бога. Он смотрит на человеческие природные способности, но настаивает на том, что они есть истина. Он смотрит на деяния Божьи, но настаивает, что они - высокомерие и самодовольство, бахвальство и самоправедность. Когда человек смотрит на Бога, он настаивает, чтобы Его отнесли к категории человека, и старается изо всех сил поместить Его на место сотворенного существа, которое действует заодно с сатаной. Он прекрасно знает, что речения исходят от Бога, и, все же, назовет их ничем иным, как писаниями человека. Он прекрасно знает, что Дух реализуется во плоти, что Бог становится плотью, но говорит лишь, что эта плоть берет свое происхождение[10] от сатаны. Он прекрасно знает, что Бог смиренный и сокровенный, но говорит только, что сатана посрамлен, а Бог победил. Что за никчемность! Человек недостоин даже служить в качестве сторожевого пса! Он не различает между черным и белым и, даже, намеренно искажая, представляет черное белым. Могут ли силы человека и человеческая осада вынести день Божьего освобождения? После сознательного сопротивления Богу, человек стал безразличен или, даже, заходит так далеко, что предает Его смерти, не позволяя Богу показать Себя. Где праведность? Где любовь? Он сидит рядом с Богом и толкает Бога на колени, чтобы Тот просил о прощении, чтобы подчинился всем его планам , чтобы безмолвно согласился на все его маневры. И он заставляет Бога учитывать указания с его стороны во всем, что Бог делает, в противном случае приходит в ярость и доходит до бешенства[11]. Как же не быть Богу убитым горем под таким воздействием тьмы, которая превращает черное в белое? Разве мог Он не тревожиться? Почему сказано, что когда Бог начал Свою самую последнюю работу, это было подобно восходу новой эпохи? Деяния человека настолько «богаты»; «нескончаемый источник живой воды» непрестанно «освежает» поле человеческого сердца, пока человеческий «источник живой воды», не колеблясь[12], «состязается» против Бога. Эти двое несовместимы; и он печется о людях вместо Бога, без каких-либо колебаний, а человек взаимодействует с ним, совершенно не принимая во внимание сопутствующие опасности. И каков результат? Он холодно отбрасывает Бога в сторону и определяет Его подальше, где люди не будут обращать на Него никакого внимания, в глубоком страхе, что Он привлечет их внимание, и до глубины души боясь, что Божий источник живой воды переманит человека и обретет его. Таким образом, пережив множество лет мирских забот, он замышляет заговоры и строит козни против Бога, и даже делает Бога целью своей «суровой критики». Создается впечатление, будто Бог стал бревном в его глазу, поэтому человек отчаянно пытается схватить Бога и поместить Его в огонь для очистки и отделки. Видя, дискомфорт Божий, человек бьет себя в грудь и смеется, он пляшет от радости и говорит, что Бог также ввергнут в очищение, и говорит, что он будет выжигать до чистоты грязные примеси Бога, словно лишь это рационально и имеет смысл, словно только это и есть справедливые и разумные методы Небес. Такое буйное поведение человека представляется одновременно преднамеренным и бессознательным. Человек открывает как свой уродливый лик, так и свою гнусную, нечистую душу, а также жалкий вид попрошайки. После повсеместных неистовств он принимает жалостное обличье и молит Небеса о прощении, напоминая в высшей степени несчастную моську. Человек всегда действует неожиданным образом, он всегда «едет на спине тигра, чтобы напугать других», он присоединяется к веселью при первой же возможности, он ни в малейшей степени не принимает во внимание Божье сердце, как не проводит и никакого сопоставления со своим собственным статусом. Он попросту безмолвно противодействует Богу, словно Бог обидел его и не должен к нему так относиться; и словно Небеса не могут видеть и сознательно создают ему сложности. Поэтому человек всегда тайно осуществляет свои злобные замыслы, и он ни в малейшей степени не смягчает своих требований к Богу, глядя хищными глазами, испепеляя яростным взглядом каждое движение Божье, и никогда при этом не помышляя, что он враг Божий. и надеясь, что придет день, когда Бог разгонит туман и все прояснит, и спасет его из «пасти тигра» и отомстит за него. Даже сегодня люди до сих пор не думают, что они играют ту же роль противления Богу, которую до них играло такое множество на протяжении веков. Как могут они знать, что во всех своих делах они уже давно сбились с пути, и что все уясненное ими уже давно поглотило море.

Кто когда-либо принял истину? Кто когда-либо приветствовал Бога с распростертыми объятиями? Кто когда-либо радостно желал явления Божьего? Человеческое поведение уже давно гниль, и его осквернение уже давно сделало храм Божий неузнаваемым. Человек, тем временем, по-прежнему продолжает свою собственную работу, постоянно посматривая с пренебрежением на Бога. Представляется, будто его противостояние Богу стало высеченным в камне и неизменным, и, как следствие этого, он скорее будет проклят, нежели претерпит какое-либо еще «ущемление» своих слов и действий. Как могли бы подобные люди знать Бога? Как могли бы они обрести покой с Богом? И как могли бы они быть пригодными к тому, чтобы предстать перед Богом? Несомненно, нет ничего плохого в посвященности Божьему плану управления, но отчего люди непременно помещают работу Божью и полноту Божью на задворки своего разума, самоотверженно при этом посвящая свои собственные «кровь и слезы»? Дух самоотверженной посвященности людей, несомненно, драгоценен, но как могут они знать, что «шелк», который они прядут, совершенно неспособен представлять суть Бога? Благие намерения людей, безусловно, драгоценны и редки, но как могли бы они проглотить «бесценное сокровище[13]»? Каждый среди вас должен подумать о своем прошлом – почему вы никогда не отделяли себя от бессердечного обличения и проклятья? Почему люди всегда в таких «близких отношениях» с величественными словами и праведным судом? Бог действительно испытывает их? Бог преднамеренно переплавляет их? И как люди входят во время переплавки? Воистину ли они знают Божью работу? Какие уроки люди выносят из Божьей работы и своего собственного вхождения? Да не забудут люди увещевания Божьего, да обретут они понимание работы Божьей, твердо уверуют в нее и правильно контролируют свое собственное вхождение.

Примечания:

1. «Разрушительные действия» использовано для того, чтобы раскрыть непослушания человечества.

2. «Были встречены свирепо нахмуренными бровями и холодным неповиновением с тысячами грозящих пальцев, склонив голову, служа людям подобно усердному волу», - в оригинале это одно предложение, но здесь оно разделено на два с целью сделать содержание более ясным. Первое предложение относится к действиям человека, второе же указывает на те страдания, которые претерпевает Бог, а также на то, что Бог скрыт и пребывает в смирении.

3. «Предубеждениями» относится к непослушному характеру людей.

4. «Взять абсолютную власть» относится к непослушному поведению людей. Они высоко ставят себя, заключают в оковы других, заставляя их следовать за собой и страдать за них. Они – силы, которые враждебны Богу.

5. «Марионетка» использовано, как насмешка над не знающими Бога.

6. «Нарастающие» использовано для того, чтобы подчеркнуть низкое поведение людей.

7. «Не может отличить небо от земли» указывает на то, что происходит, когда люди извращают Божью волю, превращая ее в нечто сатанинское. В широком смысле относится к поведению, когда люди отрицают Бога.

8. «Бандита» использовано, чтобы указать на то, что люди бесчувственны и лишены проницательности.

9. «Обрывков и объедков» указывает на поведение, которым люди угнетают Бога.

10. «Берет свое происхождение» сказано в насмешку.

11. «Бешенства» относится к уродливому лику взбешенного и раздраженного человека

12. «Не колеблясь» относится к человеческому безрассудству, когда люди не выказывают ни малейшего благоговения перед Богом.

13. «Бесценное сокровище» относится к полноте Божьей.