Мы рады всем тем, кто ищет истину. Свяжитесь с нами.

Слово является во плоти

Цвет заливки

Темы

Шрифт

Размер шрифта

Интервал между строками

Ширина страницы

Результаты поиска: 0

По вашему запросу ничего не найдено.

`

Сорок третье Слово

Возможно люди проявляют большой «интерес» к Моим словам только по причине Моих постановлений. Если бы они не руководствовались Моими постановлениями, все бы они выли подобно только что потревоженным тиграм. Ежедневно Я странствую над облаками, наблюдая за покрывающими землю людьми и за людской суетой, которую Я ограничиваю посредством Моих постановлений. Это единственный способ удержать человеческий род в упорядоченном состоянии, и поэтому Я увековечил Мои постановления. И, начиная с этого момента, обитающие на земле получают всевозможные обличения из-за Моих постановлений. И, по мере того, как эти обличения опускаются на них, все люди разражаются громкими криками и разбегаются в разные стороны. В этот момент нации земли моментально гибнут, границы между нациями перестают существовать, одно место более не отделяется от другого, и ничто более не разъединяет человека от человека. Я начинаю выполнять «идеологическую работу» среди человечества, чтобы люди могли мирно сосуществовать друг с другом и больше не сражаться. Когда Я строю мосты и устанавливаю связи среди человечества, люди достигают единства. Я наполню эмпиреи проявлениями Моей работы, так что все на земле падает ниц пред Моим могуществом, исполняя Мой план «глобального единства» и воплощая это одно Мое желание. И поэтому человечество больше не будет «блуждать» по лицу земли, но без промедления найдет подходящее место назначения. Я всячески размышляю о роде человеческом, устраивая все так, чтобы все человечество вскоре пришло к жизни на земле покоя и счастья, чтобы дни их жизни не были более печальны и безутешны, и чтобы Мой план не закончился ничем на земле. Поскольку человек существует там, Я построю Свою нацию на земле, ибо часть проявления Моей славы обращена на землю. Наверху, в небесах Я наведу порядок в Моих городах, и поэтому сделаю все новым – как наверху, так и внизу. Я сведу в единое целое все, что существует как над небесами, так и под ними, чтобы все сущее на земле было единым со всем, что на небесах. Таков Мой план, это то, что Я совершу в последний период – да не вмешивается никто в эту часть Моей работы! Распространение Моей работы на нации язычников – это последняя часть Моей работы на земле. Никто не способен уяснить работу, которую Я сделаю, и поэтому люди совершенно сбиты с толку. А поскольку Я энергично занимаюсь Моей работой на земле, люди пользуются возможностью «позабавиться». Чтобы они не стали слишком непокорными, Я сначала поместил их под Свое обличение, чтобы они претерпели дисциплину огненного озера. Это один шаг в Моей работе, и Я воспользуюсь мощью огненного озера, чтобы выполнить эту Мою работу – иначе было бы невозможно исполнять Мою работу. Я буду понуждать людей по всей вселенной покориться пред Моим престолом, разделив их на различные категории согласно Моему суду. Я классифицирую их согласно этим категориям, а далее разделю их на семьи, чтобы все человечество перестало ослушиваться Меня, а вместо этого распределилось бы в аккуратном и упорядоченном обустройстве согласно поименованным Мной категориям – и пусть никто не перемещается произвольно! Над вселенной и под ней Я выполнил новую работу; над вселенной и под ней все люди падают в изумлении и ошеломлении от Моего внезапного появления. Их горизонты как никогда ранее взорвались от Моего открытого появления. Разве сегодняшний день не именно такой?

Я сделал первый крупный шаг и инициировал первую часть Моей работы среди всех наций и всех народов. Я не нарушу Свой план, чтобы начать заново: порядок работы среди языческих народов был установлен в соответствии с процедурами Моей работы на небесах. Когда все люди поднимают глаза, чтобы посмотреть на каждый Мой жест и действие, именно тогда Я погружаю мир в туман. Глаза человеческие сразу затягивает пелена, и они не в состоянии определить какое-либо направление - подобно овцам в бесплодной пустыне, и когда начинает реветь буря, их крики тонут в завывании ветра. Среди порывов ветра можно различить лишь туманные силуэты людей, но невозможно услышать ни один человеческий голос – даже хотя люди кричат ​​во весь голос, их усилия тщетны. В это время люди рыдают и громко стенают в надежде, что Спаситель внезапно упадет с неба, чтобы вывести их из безбрежной пустыни. Но, независимо от силы их веры, Спаситель остается недвижимым, и надежды человека разбиты. Дующий из пустыни ураган задувает зажженный огонь веры. И человек лежит ниц в бесплодной и необитаемой местности – и никогда более не поднимет пылающий факел, и падает он в бесчувственной коме… Воспользовавшись моментом, Я заставляю оазис появиться перед глазами человека. Но хотя сердце его, возможно, преисполнено радости, тело человека слишком хрупкое, чтобы реагировать, все его конечности обмякли. Хотя он и видит прекрасные плоды, растущие в оазисе, ему недостает силы, чтобы сорвать их, потому что «внутренние ресурсы» человека были полностью исчерпаны, пока от них не осталось ничего. Я беру то, в чем человек нуждается, и предлагаю это ему, но все, что он делает – это лишь улыбается мимолетной улыбкой. Его лицо совершенно безрадостно: всякая крупица человеческой силы бесследно исчезла, растворившись в воздушных потоках. По этой причине лицо человека совершенно лишено выражения - лишь единственный луч приязни излучают его налитые кровью глаза с мягкой доброжелательностью, подобно матери, наблюдающей за своим ребенком. Время от времени сухие, растрескавшиеся губы подергиваются в движении, как будто собираются заговорить, но для этого не хватает сил. Я даю человеку воду, но он лишь качает головой. По этим хаотичным и непредсказуемым действиям Я понимаю, что человек уже утратил всякую надежду на себя, и только наблюдает за Мной с мольбой в глазах, как будто умоляя о чем-то. Но, будучи в неведении относительно обычаев и нравов человечества, Я озадачен выражением лица и действиями человека. И только в этот момент Я внезапно обнаруживаю, что дни существования человека быстро приближаются к концу. И Я обращаю к нему сочувственный взор. И лишь в этот момент на лице человека появляется довольная улыбка, и он кивает Мне, будто бы все его желания сбылись. Человек уже не скорбит; люди на земле более не жалуются на пустоту жизни и отказываются от любых сделок с «жизнью». С той поры на земле не будет больше вздохов, и дни, которые проживет человеческий род, будут наполнены восторгом ...

Прежде чем заняться собственной работой, Я должным образом распоряжусь делами человека, чтобы люди более не вмешивались в Мою работу. Дела человека не являются Моей главной темой – дела человечества слишком незначительны. Поскольку способности человека слишком узки - человек, похоже, не желает проявлять милосердие даже к муравью или считает, что муравьи являются врагами человечества - между людьми непрестанно идет грызня. Услышав исходящий от человека гвалт, Я вновь отхожу и не прислушиваюсь более к их сказкам. В глазах человека Я выступаю в роли «жилищного комитета», который специализируется на разрешении «семейных споров» между «жителями». Представая предо Мной, люди неизменно приносят с собой личные причины и с неукротимым рвением перечисляют свой «необычный опыт», добавляя при этом собственные комментарии. Я смотрю на необычную манеру поведения людей: их лица покрыты пылью – пылью, «орошаемой» пóтом и теряющей свою «природу», так как она мгновенно образует смесь с пóтом, все более «обогащая» лица людей, подобно песку на морском пляже, на котором иногда можно увидеть следы ног. Их волосы напоминают волосы призраков мертвецов - лишенные блеска, они торчат вверх подобно воткнутым в глобус соломинам. Поскольку его горячность слишком велика, до такой степени, что человек сам себя вогнал в неистовую ярость, его лицо время от времени испускает «пар», подобный «бурлению» пота. Рассматривая его внимательно, Я вижу, что лицо человека охвачено «языками пламени», подобно пылающему солнцу, и по этой причине от него поднимаются облака горячего газа. Я всерьез встревожен тем, что гнев может сжечь его лицо, хотя он сам и не обращает на это внимания. В этот момент Я призываю человека немного утихомирить свой нрав, ибо что хорошего он несет? Зачем быть таким? Из-за гнева соломины на поверхности этого «глобуса» практически сожжены пламенеющим солнцем; в подобных обстоятельствах даже «луна» становится красной. Я призываю человека смирить свой нрав – важно сберечь его здоровье. Но человек не прислушивается к Моему совету; напротив, он продолжает «предъявлять жалобы» Мне – какой в этом смысл? Дело, ведь, не в том, что Моих даров недостаточно, чтобы человек радовался? Или дело в том, что человек отказывается от того, что Я ему даю? Во внезапном приступе гнева Я опрокидываю стол, на который человек больше не осмеливается выкладывать какие-либо дополнительные волнующие эпизоды своего повествования и, опасаясь, чтобы Я не отправил его на несколько дней в «центр предварительного заключения», чтобы охладить его пыл, он пользуется возможностью ускользнуть, которую ему предоставляет Моя вспышка гнева. Иначе человек никогда не пожелал бы оставить все в покое, а продолжал бы талдычить о своем, – Я сыт по горло даже звуком этого. Почему у человека все так сложно в глубине его сердца? Возможно ли, что Я заложил слишком много «запасных частей» в строение человека? Почему он всегда разыгрывает спектакль передо Мной? Дело, ведь, не в том, что Я «консультант» по разрешению «гражданских споров»? Разве Я просил человека прийти ко Мне? Безусловно Я не мировой судья округа? Почему так происходит, что дела между людьми всегда сообщаются предо Мной? Я надеюсь, что человек сочтет необходимым принять ответственность за себя и не навязываться Мне – потому что у Меня слишком много работы.

18 мая 1992 г.

Предыдущая страница:Сорок второе Слово

Следующая страница:Сорок четвертое Слово

Вам также может понравиться