Глава 43

Возможно, люди проявляют «большой интерес» к Моим словам только в отношении Моих постановлений. Если бы они не зависели от Моих постановлений, все бы они выли, как только что потревоженные тигры. Я ежедневно странствую меж облаков, наблюдая за человечеством, заполонившим землю, за тем, как люди суетятся, подвластные узам Моим через Мои постановления. Таким образом человеческий род содержится в порядке, и Я увековечиваю Свои постановления. Начиная с этого момента обитающие на земле будут получать всевозможные обличения в силу Моих постановлений. И, когда эти обличения будут нисходить на них, все люди будут разражаться громкими криками и разбегаться во все стороны. В этот момент народы земли моментально погибнут, границы между странами перестанут существовать, одно место перестанет отделяться от другого, и между людьми более не будет отчуждения. Я начинаю проводить «идеологическую работу» среди людей, чтобы они мирно сосуществовали друг с другом и больше не ссорились. Когда Я построю мосты и налажу связи среди человечества, люди достигнут единства. Я наполню небесную твердь проявлениями Моих деяний и заставлю все на земле пасть ниц пред Моим могуществом, осуществляя таким образом Мой план «глобального единства» и исполняя это единственное Мое желание, чтобы человечество больше не «блуждало» по свету, но без промедления нашло подходящее место назначения. Я всячески забочусь о роде человеческом, делая все для того, чтобы все человечество вскоре стало жить в земле, исполненной мира и счастья, чтобы дни их жизни более не были печальны и одиноки и чтобы Мой план на земле не сошел на нет. Поскольку человек существует на земле, Я построю там Свою страну, ибо Моя слава частично проявляется на земле. На небесах Я наведу порядок в Моем городе, и поэтому все обновлю — как наверху, так и внизу. Я объединю в одно целое все, что существует над небесами и под ними, так что все сущее на земле объединится со всем, что на небесах. Таков Мой план; это то, что Я совершу в последний период — да не вмешается никто в эту часть Моей работы! Распространение Моей работы среди прочих народов — это последняя часть Моей работы на земле. Никто не способен постичь работу, которую Я исполню, и поэтому люди порядочно запутались. А поскольку Я усердно занимаюсь Своей работой на земле, люди пользуются возможностью «позабавиться». Чтобы они не стали слишком непокорными, Я сначала подвергаю их Своему обличению, чтобы они претерпели дисциплинирование огненным озером. Это один этап Моей работы, и Я воспользуюсь мощью огненного озера, чтобы завершить этот этап Своей работы, — иначе ее было бы невозможно исполнять. Я сделаю так, что все люди по всей вселенной склонятся перед Моим престолом, и разделю их на различные категории согласно Моему суду. Я распределю их по группам согласно этим категориям, а далее разделю их на семьи, чтобы все человечество перестало ослушиваться Меня, а вместо этого распределилось бы в аккуратной и упорядоченной структуре согласно названным Мной категориям — и пусть никто не перемещается произвольно! На всю вселенную повсюду обрушиваю Я новую работу; по всей вселенной человечество так потрясено Моим внезапным явлением, что потеряло дар речи. Мое открытое явление значительно расширило их горизонты. Разве не так все обстоит сегодня?

Я сделал первый крупный шаг среди всех стран и всех народов и начал первую часть Своей работы. Я не нарушу Свой план, чтобы начать все заново: порядок работы среди прочих народов основан на порядке Моей работы на небесах. Когда все человеческие существа поднимают глаза и смотрят на каждый Мой жест и действие, именно тогда Я погружаю мир в туман. Глаза человеческие сразу тускнеют, и они не в состоянии разглядеть ни одно направление — подобно овцам в безжизненной пустыне, и когда начинает реветь буря, их крики тонут в завывании ветра. Среди порывов ветра силуэты людей едва различимы, но человеческий голос невозможно услышать, и хотя люди кричат во весь голос, их усилия тщетны. В это время человечество громко рыдает и стенает в надежде, что с неба внезапно упадет спаситель, чтобы вывести их из безбрежной пустыни. Но, как бы велика ни была их вера, спаситель остается недвижимым, и надежды человека разбиты: разожженный огонь веры потух от дуновения бури, и человек лежит, распростершись, в бесплодной и необитаемой местности — он никогда более не поднимет горящий светильник и падает без чувств... Улучив момент, Я делаю так, что перед глазами человека возникает оазис. Но хотя сердце его, возможно, преисполнено радости, тело его слишком хрупко, чтобы реагировать, его конечности ослабли и обмякли. И хотя он видит прекрасные плоды, растущие в оазисе, ему недостает силы, чтобы сорвать их, потому что «внутренние ресурсы» человека полностью истощились. Я беру то, в чем нуждается человек, и предлагаю ему это, но он лишь на мгновение улыбается мимолетной улыбкой. Его лицо совершенно безрадостно: всякая крупица человеческой силы бесследно исчезла, растворившись в воздушных потоках. По этой причине лицо человека совершенно лишено выражения, и лишь единственный лучик любви излучают его налитые кровью глаза, с нежной добротой, как у матери, наблюдающей за своим ребенком. Время от времени сухие, растрескавшиеся губы шевелятся, как если бы он собирался заговорить, но ему недоставало для этого сил. Я даю человеку воды, но он лишь качает головой. По этим хаотичным и непредсказуемым движениям Я понимаю, что человек уже утратил всякую надежду на себя, и только не сводит с меня молящего взора, словно просит о чем-то. Но, не зная обычаев и нравов человечества, Я озадачен выражением лиц и движениями людей. И только в этот момент Я внезапно обнаруживаю, что дни существования человека быстро приближаются к завершению, и Я обращаю к нему сочувственный взор. Лишь в этот момент на лице человека появляется довольная улыбка, и он кивает Мне, будто бы все его желания исполнились. Человек уже не скорбит; люди на земле более не жалуются на пустоту жизни и отказываются от любых сделок с «жизнью». Впредь на земле не будет больше вздохов, и дни, которые проживет человеческий род, будут наполнены восторгом...

Прежде чем заняться собственной работой, Я как следует разберусь с делами человека, чтобы люди не вмешивались постоянно в Мою работу. Дела человека не являются Моей главной проблемой — дела человечества несущественны. Поскольку человек так невелик духом, человечество, похоже, не желает проявить милосердие даже к муравью или считает, что муравьи являются врагами человечества, — между людьми постоянно происходят раздоры. Услышав шум людских раздоров, Я вновь удаляюсь и не прислушиваюсь более к их россказням. В глазах человечества Я выступаю в роли «жилищного комитета», который специализируется на разрешении «семейных споров» между «жильцами». Представая предо Мной, люди неизменно приходят со своими личными причинами и с неукротимым рвением перечисляют свой «необычный опыт», добавляя при этом собственные комментарии. Я смотрю на необычную манеру поведения людей: их лица покрыты пылью — пылью, которая, «орошаемая» пóтом, теряет свою «природу», так как мгновенно образует с пóтом смесь, все более «обогащая» лица людей, подобно песчаной поверхности пляжа, на которой иногда можно увидеть следы ног. Их волосы — как у призраков мертвецов: лишенные блеска, они стоят дыбом, подобно воткнутым в глобус соломинам. Поскольку он распален до такой степени, что даже его волосы щетинятся в ярости, лицо его время от времени испускает «пар», как если бы его пот «кипел». Рассматривая его внимательно, Я вижу, что лицо человека охвачено «языками пламени», подобно пылающему солнцу, отчего от него поднимается горячий газ, и Я истинно встревожен тем, что гнев может сжечь его лицо, хотя он сам и не обращает на это внимания. В этот момент Я призываю человека немного утихомирить свой нрав, ибо что хорошего он несет? Зачем себя так мучить? Ради гнева соломины на поверхности этого «глобуса» практически сожжены пламенеющим солнцем; в подобных обстоятельствах даже «луна» становится красной. Я призываю человека умерить свой нрав — важно сберечь его здоровье. Но человек не прислушивается к Моему совету; напротив, он продолжает «предъявлять жалобы» Мне. Какой в этом смысл? Разве Моих даров недостаточно для того, чтобы человек ими наслаждался? Или человек отказывается от того, что Я ему даю? Во внезапном приступе гнева Я опрокидываю стол, и человек больше не осмеливается рассказывать волнующие эпизоды своей истории; он объят ужасом оттого, что Я могу отвести его на несколько дней в «центр предварительного заключения», чтобы охладить его пыл, и он пользуется Моей вспышкой гнева как возможностью ускользнуть. Иначе человек никогда не пожелал бы отказаться от такого, а продолжал бы талдычить о своих заботах, — Меня раздражает один только звук этого. Почему у человека все так сложно в глубине его сердца? Неужели Я вложил в человека слишком много элементов? Почему он всегда разыгрывает спектакль передо Мной? Дело, наверное, не в том, что Я «консультант» по разрешению «гражданских споров»? Разве Я просил человека приходить ко Мне? Я, наверное, не мировой судья округа? Почему Мне постоянно представляют на рассмотрение дела людей? Я надеюсь, что человек сочтет уместным принять ответственность за самого себя и не беспокоить Меня, так как у Меня слишком много работы.

18 мая 1992 г.

Предыдущая статья: Глава 42

Следующая статья: Глава 44

Мудрые девы услышали Божий голос и встретили Господа. Знаете ли вы, какая здесь тайна? Пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы мы вам рассказали о ней.
Свяжитесь с нами
Свяжитесь с нами через Whatsapp

Похожие темы

Глава 24

Моё обличение приходит на всех людей, и, всё же, оно остаётся далёким ото всех людей. Вся жизнь каждого человека исполнена любви и...

Путь... (2)

Возможно, у наших братьев и сестер уже есть некоторое представление о последовательности, этапах и методах Божьей работы в континентальной...

Настройки

  • Текст
  • Темы

Цвет заливки

Темы

Шрифт

Размер шрифта

Интервал между строками

Интервал между строками

Ширина страницы

Содержание

Поиск

  • Искать в тексте
  • Искать в книге