Мы рады всем тем, кто ищет истину. Свяжитесь с нами.

Суд перед троном Христа - Свидетельства о жизненном опыте

Содержание

44. Я готова принять надзор всех

Сяньшан, город Цзиньчжун, провинция Шаньси

Некоторое время назад, каждый раз, когда я слышала, что окружные проповедники посетят нашу церковь, это выбивало меня из равновесия. Внешне я не открывала своих чувств, но мое сердце было полно скрытого несогласия. Я думала: «Было бы лучше всего, если бы вы все вообще не приезжали. А если уж вы приехали, то, по крайней мере, не работайте в церкви со мной. Не то я буду чувствовать себя стесненной и неспособной проводить беседы». Позднее ситуация так усугубилась, что я стала фактически ненавидеть их визиты. Но и в таком случае я не думала, что со мной что-то не в порядке, и я определенно не пыталась разобраться в себе в контексте этой ситуации.

Это продолжалось, пока однажды я не прочитала следующий отрывок из Божьего слова: «Учение феодального нравственного кодекса и передача из поколения в поколение познаний о древней культуре издавна заражают человека и превращают людей в малых и больших бесов …Лицо человека исполнено убийства, и повсюду смерть в воздухе. Люди стремятся изгнать Бога из этой земли…. Сатана желает стереть все Божье одним ударом, чтобы снова оскорбить и убить Бога, и пытается сорвать Божью работу и помешать ее выполнению. Разве он смог бы позволить Богу иметь "равный статус"? Разве он может терпеть "вмешательство" Бога в его работу среди людей на земле? Разве он может позволить Богу сорвать маску с его мерзкого лика? Разве он может позволить Богу нарушить его работу? Разве может дьявол, кипящий от ярости, позволить Богу управлять его властным правлением на земле? Как же он добровольно признать поражение? Явлено гнусное выражение его истинного лица, в результате человек не знает, плакать ему или смеяться, и об этом действительно трудно говорить. Разве не в этом сущность дьявола? …всевозможные нечистые бесы и злые духи. …на земле и глушили волю, и старательные усилия Бога, делая их непроницаемыми. Какой смертный грех! Как мог Бог не испытывать тревогу? Как мог Бог не испытывать гнев? Они создают ужасные препятствия и противодействие работе Божьей. Слишком мятежны!» («Работа и вхождение (7)» в книге «Слово является во плоти»). Я обдумывала значение этого отрывка, одновременно размышляя о своем состоянии в последнее время: почему происходило так, что мне настолько не нравились приезды окружных работников в нашу церковь? Почему я не хотела позволять им работать в церкви вместе со мной? Не из-за моего ли беспокойства, что если они приедут в церковь, они поймут, что я не тружусь согласно принципам Божьей воли, и начнут разбирательство со мной по этому вопросу? Более того, не опасалась ли я, что их приезд помешает моим рабочим планам? Не боялась ли, что они будут проводить беседы лучше меня, из-за чего я потеряю свое привилегированное положение в глазах братьев и сестер? Если бы они не приезжали, я могла бы заниматься своими рабочими планами, как мне было угодно. Даже если мои методы не согласовывались с принципами воли Божьей, никто бы об этом не узнал и, конечно же, никто не стал бы исправлять или критиковать меня. Таким образом мое положение в глазах моих братьев и сестер становилось бы только крепче, привилегированнее и прочнее. Все братья и сестры в церкви смотрели бы на меня с уважением, восхищались мной и исполняли мои приказания. Вся церковь вращалась бы вокруг меня. Разве не было это моей истинной целью? Разве я не плела интриги, чтобы вытеснить Бога из сердец моих братьев и сестер и самой занять место в их сердцах? Разве я не была живым примером такой ядовитой лжи большого красного дракона, как «до Бога высоко, а до царя далеко» и «я сам себе голова»? Для того чтобы контролировать человечество и претендовать на господство над ним, большой красный дракон изо всех сил боролся с Божьим пришествием, не позволяя Богу участвовать в делах людей, разоблачать его мерзкий облик, вмешиваться в его планы и руководить в его владениях. Поэтому он свирепо противился Божьей работе, нарушал ее ход, разрушал и истреблял ее. Он мечтал, что однажды он сможет вытеснить Бога из человеческих душ и исполнить свое отвратительное намерение стать вечным судьей людей и заставить их поклоняться себе. В чем было различие между моими собственными мыслями и действиями большого красного дракона? Поскольку я хотела сохранить собственное положение и обеспечить себе возможность поступать по-своему и не быть стесненной в своей работе, я не хотела позволить другим лидерам или работникам наблюдать за своей работой или проверять ее. Я не хотела, чтобы кто-либо еще вмешивался в работу моей церкви или занимался поливом моих братьев и сестер. Почему я не хотела этого? Не потому ли, что я желала контролировать других и заявлять притязания на господство над ними? Разве моей конечной целью не было провозгласить саму себя царем и правителем земным над моими братьями и сестрами? Я поняла, что яд большого красного дракона, это несдержанное высокомерие и мания величия, уже проникли в самую глубину моего существа. Влияние большого красного дракона с давних пор укоренилось во мне: я стала таким же злобным бесом, как и сам дракон. Внешне я трудилась, чтобы исполнять свой долг, но в моей душе были скрытые мотивы. В действительности я хотела разрушить престол, посеять хаос в рядах верующих и воздвигнуть свою собственную империю в противовес Богу, препятствуя исполнению воли Божьей. Моя природа была сплошным злом и наводила ужас! Если бы ни суровое изобличение и суд Божьего слова, я никогда не узнала бы, до какой степени я была развращена сатаной и противостояла Богу. Я никогда не осознала бы, что глубоко в моей душе созрел коварный заговор и что моя истинная природа была так глубоко поражена злом.

Благодарение Тебе, Боже, за Твои откровения и просвещение, которые позволили мне осознать мою сатанинскую надменную и мерзкую природу. Я вижу, что я, по сути дела, являюсь порождением большого красного дракона и архангела. Боже, я обещаю усердно стремиться к истине и глубже понимать, как яд большого красного дракона поражает мою природу. Более того, я обещаю принимать проверку и контроль со стороны других работников и лидеров. Я приму исправление и обрезку ото всех. Я предоставлю себя для проверки со стороны всей общины, чтобы я могла добросовестно исполнять свои обязанности, дабы утешить Твое сердце.